21 июля 2013

Муаммар КАДДАФИ: «Спорт подобен молитве»

Я — болельщик со стажем. Мне очень нравится смотреть футбольные и хоккейные матчи. Я слежу за всеми ведущими футбольными чемпионатами в Европе. В каждом из них у меня есть команды-фавориты. Я стараюсь не пропускать домашние матчи петербургского хоккейного СКА: осенью-весной порой по три раза в неделю езжу в Ледовый дворец. А когда удаётся освободить день-другой — я отправляюсь на выездные матчи любимой армейской команды. Сейчас вновь возродили в Петербурге легендарное футбольное «Динамо». Из уважения к истории клуба (чего стоит блокадный матч, который динамовцы провели в мае 1942 года) я иногда посещаю и матчи «Динамо».

Я понимаю, что футбол и хоккей — это симулякры, которые порождают искусственные переживания. «Было бы неразумно, если бы люди ходили в храм не для того, чтобы молиться самим, а для того, чтобы посмотреть, как молятся другие. Столь же неразумно, когда толпы людей идут на стадионы и спортивные площадки не для участия в спортивных играх, а ради того, чтобы посмотреть выступления какого-либо спортсмена или группы спортсменов», — пишет в «Зелёной книге» Муаммар Каддафи. Это про меня — дурака. Но я ничего не могу с собой поделать. Мне нравится ажиотаж перед матчем, азарт, который приходит во время игры. Я подсажен на большой спорт. Единственно, что меня извиняет, так это то, что я сам всю жизнь занимаюсь спортом на любительском уровне, правда, теми видами, которые Каддафи называет варварскими — всякими единоборствами, и бегаю трусцой.

Мысли Каддафи о спорте и банальны, и оригинальны одновременно. За развитие массового спорта не ратовал только ленивый. Но вот сравнить большой спорт с монополизацией в политике и спорте догадался только этот великий и экстравагантный бедуин.

Дмитрий Жвания

Муаммар Каддафи (1940/42 - 2011) - Братский лидер и руководитель первосентябрьской Великой революции Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии

Муаммар Каддафи (1940/42 — 2011) — Братский лидер и руководитель первосентябрьской Великой революции Социалистической Народной Ливийской Арабской Джамахирии

— Спорт может быть индивидуальным, подобно молитве, творимой человеком в одиночестве, даже в закрытой комнате, либо коллективным, когда спортивные игры проводятся на открытых площадках, подобно тому, как массовые молитвы совершаются в храмах. В первом случае спорт является занятием индивидуальным, во втором — массовым, поскольку им занимается весь народ, не передоверяя этого занятия никому другому. Было бы неразумно, если бы люди ходили в храм не для того, чтобы молиться самим, а для того, чтобы посмотреть, как молятся другие. Столь же неразумно, когда толпы людей идут на стадионы и спортивные площадки не для участия в спортивных играх, а ради того, чтобы посмотреть выступления какого-либо спортсмена или группы спортсменов.

Спорт подобен молитве, еде, отоплению, свежему воздуху. Люди не ходят в ресторан, чтобы смотреть, как едят другие. Нелепо также представить себе людей, поручивших другим вместо себя греться у огня или освежаться у вентилятора. Столь же нелепо, когда общество позволяет отдельному человеку или группе людей монополизировать спорт, отстранив от него общество, причём общество оплачивает все расходы спортсмена-одиночки или группы спортсменов. С демократической точки зрения, это столь же недопустимо, как недопустимо, чтобы народ позволял отдельному человеку или группе людей — партии, классу, клану племени, парламенту решать от имени народа его судьбу или определять его потребности.

Индивидуальный спорт — дело тех, кто им занимается. Они занимаются им по собственной инициативе и сами должны нести расходы. Массовый спорт — это социальная потребность людей, поэтому недопустимо как со спортивной, так и с демократической точек зрения передоверять занятия спортом другим лицам. Со спортивной точки зрения, ни один человек не в состоянии передать другим то духовное и физическое удовлетворение, которое он испытал, занимаясь спортом. С демократической точки зрения, ни отдельный человек, ни группа людей не имеют права монополизировать спорт, власть, богатство, оружие, отстранив от этого остальных.

Традиционной основой современного спорта во всех государствах мира являются спортивные клубы, в распоряжении которых находятся все средства и возможности в области спорта. Эти организации представляют собой такие же социальные монополистические институты, что и институты политической диктатуры, монополизирующие власть от имени масс, экономические институты, монополизирующие богатства, отнятые у общества, традиционные военные институты, монополизирующие оружие, отобранное у общества. Подобно тому, как эпоха масс сокрушает институты, монополизирующие богатства, власть и оружие, она должна сокрушить и институты, монополизирующие социальную активность — занятие спортом, верховой ездой и т.п. Когда массы народа выстраиваются в очереди, чтобы поддержать кандидата, который будет вместо них решать их судьбу или — если предположить ещё более невероятное — станет вместо них и по их поручению носителем их достоинства, суверенитета и т. д., то этим массам, лишенным воли и достоинства, остаётся лишь наблюдать со стороны, как некто действует там, где обычным порядком они должны действовать сами. Аналогичное происходит с теми людьми, которые не занимаются спортом сами и для себя, поскольку неспособны заниматься им из-за неумения или надувательства со стороны организаций, монополизировавших занятия спортом и стремящихся развлечь массы и притупить их сознание, оставив им в удел вместо занятия спортом лишь смех и аплодисменты. Когда власть принадлежит массам, спорт становится массовым. Когда богатства и оружие принадлежат массам, спорт как один из видов социальной активности также принадлежит массам.

Коллективный спорт — дело масс. Учитывая пользу, которую спорт приносит как средство оздоровления и развлечения, спорт — это право всего народа. Неразумно превращать спорт исключительно в достояние одиночек или отдельных групп людей, позволив им единолично использовать оздоровительную и нравственную стороны спорта, в то время как массы будут обеспечивать их всем необходимым и оплачивать все расходы.

Тысячи аплодирующих и смеющихся зрителей, заполняющих трибуны стадионов, — это тысячи введённых в заблуждение людей, которые, не имея возможности заниматься спортом лично, праздно сидят на трибунах и аплодируют чемпионам, которые перехватили у них инициативу, оттеснили их и монополизировали спорт, используя в своих интересах возможности, предоставленные им массами. Трибуны стадионов существуют лишь для того, чтобы закрыть массам доступ на спортивные поля и к спортивным сооружениям, не дать массам возможности заниматься спортом. Трибуны стадионов опустеют и исчезнут тогда, когда массы, осознав, что спорт — это вид социальной активности, хлынут на спортивные арены и начнут заниматься спортом, выступая в качестве участников, а не зрителей. Разумнее предположить обратное, а именно, чтобы в роли пассивных зрителей выступало меньшинство, не способное заниматься спортом.

"Коллективный спорт — дело масс. Учитывая пользу, которую спорт приносит как средство оздоровления и развлечения, спорт — это право всего народа". Фоторабота Александра Родченко. Колонна Динамо. 1930

«Коллективный спорт — дело масс. Учитывая пользу, которую спорт приносит как средство оздоровления и развлечения, спорт — это право всего народа». Фоторабота Александра Родченко. Колонна Динамо. 1930

Трибуны стадионов исчезнут, когда на них некому будет сидеть.

Театральные и концертные залы заполняют люди несерьёзные, неспособные играть в жизни героическую роль, те, кто не понимает смысла исторических событий и не представляет себе будущего. Эти бездельники приходят в театры и зрительные залы, чтобы посмотреть, как течёт жизнь и поучиться совершенно так же, как ученики, заполняющие школьные классы, чтобы учиться.

Творцам жизни не пристало следить за тем, как актёры на сцене изображают жизнь. Точно так же скачущие на конях всадники не сидят на трибунах во время скачек. Если бы каждый имел коня, то не нашлось бы желающих наблюдать за скачками и аплодировать их участникам. Сидящие зрители — это те, кто не могут сами заниматься этим видом спорта, потому что не умеют ездить верхом.

Кочевые народы не знают театра и зрелищ, потому что жизнь их предельно сурова, заполнена трудом, они серьёзно воспринимают жизнь, им смешны всякие имитации жизни. Эти люди не смотрят спортивные состязания, а отдаются радостям массового участия в них, потому что они ощущают стихийную потребность участвовать в таких выступлениях самим.

Бокс и разные виды борьбы свидетельствуют, что человечество ещё не окончательно избавилось от пережитков варварства. Однако когда человек поднимется на более высокую ступень цивилизации, это неизбежно произойдёт. Дуэли на пистолетах, а до этого принесение человеческих жертв тоже были обычными явлениями в жизни человеческого общества. Но вот уже сотни лет, как эти варварские явления исчезли без следа. Теперь люди с усмешкой и смущением вспоминают, что они когда-то занимались такими вещами. То же самое произойдёт через десятки или сотни лет с боксом и борьбой. Однако самые просвещённые и интеллектуально развитые люди уже сейчас сторонятся этих варварских видов спорта, не желая быть ни участниками, ни зрителями подобных выступлений.

Муаммар Аль-Каддафи. Зеленая Книга

  • Ковальчук

    У Агеева в его » Романе с кокаином » приблизительно такие же мысли