7 марта 2013

Юбер ЛАГАРДЕЛЬ. Интеллигенция и синдикализм

Юбер Лагардель – личность весьма неординарная, чем и интересная. До Первой мировой войны он был марксистом и революционным синдикалистом. Лагардель издавал журнал “Mouvement Socialiste”, где постоянными авторами были Жорж Сорель — пожалуй, самый парадоксальный революционный антибуржуазный мыслитель ХХ века, и поэт Шарль Пеги. На Лагарделя была даже своего рода мода.  Зинаида Гиппиус и Дмитрий Мережковский, живя в Париже, встречались с этим непримиримым синдикалистом. «Вечером к Лагарделю поехали. Скука. Нет отрады», — записала пустая эстетка Гиппиус в своём дневнике. Влияние “Mouvement Socialiste” было весьма велико. Как отмечал Бенито Муссолини в «Доктрине фашизма», «в мощном потоке фашизма вы найдёте струи, берущие начало от Сореля, Пеги, Лагарделя». После прихода Муссолини к власти в Италии, Лагардель, отойдя от синдикализма на марксистской основе, одно время работал его советником, а в 1942—1943 годах был министром труда во французском коллаборационистском правительстве маршала Петена. За это, после освобождения страны от нацистов, в 1946-м, его заточили в тюрьму до конца жизни. Он и умер в тюрьме в 1958-м, в 83 года.

Сейчас, когда в антикапиталистической среде обострились споры о взаимоотношениях рабочих и интеллигенции, брошюра Юбера Лагарделя «Интеллигенция и синдикализм» вновь приобретает актуальность. Сразу заметим, что концепция французского синдикалиста отличается от ленинской. Если Ленин полагал, что социалистическое сознание в рабочий класс привносит революционная интеллигенция, то Лагардель отстаивал мысль, что пролетариат «с каждым днём всё более отдаляется от буржуазного режима и мало-помалу образует рабочее государство в государстве капиталистическом». «И именно потому, что он медленно развивает в недрах своих новую организацию и новые понятия, независимые от современных учреждений и понятий; именно потому, что в нём прогрессивно вырабатываются высшие жизненные формы – автономные экономические институты, с соответствующими юридическими и моральными системами, он делает возможным возникновение социалистического строя, — доказывал Лагардель. — Можно сказать, что рабочий класс носит в себе нового человека не только в смысле экономическом, но и с точки зрения моральной».

Редактор сайта «Новый смысл» Дмитрий Жвания

Юбер Лагардель (1875-1958)

Юбер Лагардель (1875-1958)

— Вопрос о взаимоотношении интеллигенции и пролетариата в различных странах ставится не одинаково. Разрешение его зависит от степени демократизации данной страны. Везде, где демократический режим нужно ещё завоёвывать, пролетариат и интеллигенция смешиваются в общей борьбе за политическую свободу. Но там, где он осуществлён полностью, происходит разделение: рабочее движение делается всё более и более автономным и отделяется от политических и социалистических партий, а интеллигенция остаётся вне его классовых группировок. Тогда только становится действительно очевидным их взаимоотношение. Более чем где-нибудь, в этом случае оправдывается известный закон: передовые страны указывают путь развития более отсталым.

Так как из всех стран Франция представляет наиболее классический тип демократической страны, по ней и надо проследить эволюцию отношений интеллигенции и пролетариата. Разумеется, изучение Франции не даёт нам автоматического ключа к тому, что делается в других странах, так как выводы, сделанные из наблюдения над одной средой, не могут быть перенесены целиком в другую. Тем не менее, во всяком социальном исследовании заключается известная сумма общих данных, имеющих всеобщее значение.

Изучение нашей проблемы содержит такую общую часть; она приложима ко всем странам, где развивается социалистическое движение. Всё же то, что в нашей статье относится специально к Франции, можно рассматривать как наиболее наглядную иллюстрацию.

I

"Пролетариат всё более и более уходит в свои синдикаты, свои федерации синдикатов, в свои биржи труда и свои кооперации, стараясь ничего не заимствовать извне и надеясь только на свои собственные силы". На фото: Парижская биржа труда, 1906 г.

«Пролетариат всё более и более уходит в свои синдикаты, свои федерации синдикатов, в свои биржи труда и свои кооперации, стараясь ничего не заимствовать извне и надеясь только на свои собственные силы». На фото: Парижская биржа труда, 1906 г.

Прежде всего, каковы специфические черты рабочего движения и интеллигентной группы?

Не нужно долго доказывать то, что рабочее движение – центр современного исторического движения. Марксистская критика достаточно установила положение, что пролетариат – носитель истории. Находясь в самом центре производства, т. е. в центре общества, он несёт на плечах своих капиталистический мир, и малейшее из его движений передаёт колебания всему социальному телу. Будучи продуктом промышленной эволюции, он идёт вместе с нею: их участи смешиваются. Он опережает на пути к будущему все другие классы, он передаёт свой ритм социальной эволюции, он — единственный революционный класс.

Эта истина подтверждается одинаково с точки зрения положительной и отрицательной. Пролетариат разрушает, в то же время и строит: в то время, как он разоряет буржуазные институты и буржуазную идеологию, он возводит новые институты и новую идеологию. Вот это-то двойное действие: отрицание капитализма и выработка социализма, и составляет его историческую миссию. Нетрудно видеть, почему пролетариат является единственной разрушающей силой буржуазного порядка. Из всех классов он один находится в неотвратимой оппозиции интересов с капиталистическим классом. Все другие страдающие классы, крестьяне и мелкие буржуа, могут более или менее войти в состав общественного режима, основанного на частной собственности на средства производства. Но рабочий класс не может в нём иметь ни устойчивого положения, ни удобного места. Пролетариат, рассматриваемый как класс, осуждён по существу, в рамках капиталистического строя, на пребывание в двойной роли класса производящего и класса эксплуатируемого, без надежды эмансипироваться. Некоторые из его членов в отдельности могут освободиться; целое же приковано цепью, как Прометей к скале. Сохранение буржуазного строя и освобождение пролетариата – несовместимы. Всякая попытка к освобождению рабочего класса, не имеющая намерения перевернуть до основания капитализм, осуждена на напрасный Сизифов труд. Производящий класс будет избавлен от порабощения только радикальным социальным переворотом, который заменит частное владение орудиями производства владением общественным. Вот в чём смысл классовой борьбы. Помните слова Маркса: «дурная сторона истории делает историю». Только угнетённые данным режимом классы могут заменить его новым режимом. В этом смысле в современном обществе один только пролетариат постоянно находится в состоянии революционного брожения.

Точно так же он является единственною органическою силою, способною выработать новый порядок. Преследуя конечную цель — экспроприацию орудий производства, он пока что подготавливается к своей будущей задаче. Он не только борется за изменение в свою пользу существующих экономических, юридических и политических отношений, но организуется, вместе с тем, в группы совершенно особого характера и создаёт свойственные ему одному учреждения и идеи. Он всё более и более уходит в свои синдикаты, свои федерации синдикатов, в свои биржи труда и свои кооперации, стараясь ничего не заимствовать извне и надеясь только на свои собственные силы. Таким образом, он с каждым днём всё более отдаляется от буржуазного режима и мало-помалу образует рабочее государство в государстве капиталистическом. И именно потому, что он медленно развивает в недрах своих новую организацию и новые понятия, независимые от современных учреждений и понятий; именно потому, что в нём прогрессивно вырабатываются высшие жизненные формы – автономные экономические институты, с соответствующими юридическими и моральными системами, он делает возможным возникновение социалистического строя. Можно сказать, что рабочий класс носит в себе нового человека не только в смысле экономическом, но и с точки зрения моральной.

Вот чем объясняется, что социальное движение подчинено рабочему движению, этому великому историческому фактору социального преобразования. Таким образом, совершенно ошибочно рассматривают иногда социализм как продукт философских и идеологических концепций, или как прогрессивное развитие государственных учреждений. Напротив, современное социалистическое движение победит капиталистический строй именно потому, что оно является результатом целой совокупности учреждений, идей и чувств, лично созданных рабочим классом и противоречащих всему, что существовало до него. Социальный переворот будет состоять в обобщении этих рабочих формаций, которые и лягут в основу нового общества.

Но именно потому, что рабочее движение – начало и конец социализма, оно должно подчинить своему влиянию всех тех, кого возмущает беспорядок современного режима. Эти последние бессильны сами по себе уничтожить и заменить строй, от которого страдают. Им следует пойти в школу революционного пролетариата, работать вместе с ним в его классовом деле и идти с ним заодно в направлении исторического развития.

II

Вот определение первого термина нашей проблемы. Остаётся второй. Что подразумевается под словом интеллигенция?

Продолжение следует

Печатается по: ЛЯГАРДЕЛЬ Юбер. Революционный синдикализм. СПб.: Шиповник. 1906.