5 апреля 2012

Дмитрий ЖВАНИЯ. Иррациональное нельзя купить за деньги

Jvania_Inverno_09_2Я понимаю, что для такого человека, как я, глупо переживать из-за того, что команда, возглавляемая другом Владимира Путина — российским олигархом с финским паспортом Геннадием Тимченко — и финансируемая корпорацией «Газпром», с треском провалилась в полуфинале розыгрыша Кубка Гагарина. Ведь я — не сторонник Путина, а его противник, не высокооплачиваемый сотрудник «Газпрома», а активист антикапиталистического движения.

И всё же я сильно переживаю из-за проигрыша СКА. Настроение поганое. Я отдал столько эмоций, что теперь с трудом засыпаю. В голове постоянно крутятся моменты матчей, которые закончились поражениями «армейцев». А за последний разгром так вообще просто стыдно.

Экономика большого хоккея

Для тех, кто не в теме. Кубок Гагарина разыгрывают команды Континентальной хоккейной лиги (КХЛ), которые вышли в плей-офф. Сама КХЛ создана по инициативе Владимира Путина в противовес североамериканской Национальной хоккейной лиге (НХЛ) четыре года назад. Чтобы в КХЛ играли хоккеисты хорошего уровня, в проект корпорации стали вливать огромные деньги. Его реализации не помешал даже кризис 2008 года!

На октябрь 2008 года самым богатым клубом КХЛ был ярославский «Локомотив» (корпорация «Российские железные дороги») с официальной зарплатной ведомостью в 482 538 671 рубль, на втором месте находился омский «Авангард» (корпорация «Газпром-нефть») — его официальный бюджет по заработным платам составлял 442 794 743 рубля. В тройке лидеров по зарплатной ведомости находился «Атлант» из небольшого подмосковного города Мытищи — 438 958 510 рублей. «Атлант» финансировался из бюджета Московской области. Кстати, СКА из Санкт-Петербурга, получая деньги, как и омский «Авангард», от корпорации «Газпром-нефть», которая как раз переезжала с берегом Иртыша и Оми на берега Невы, занимал в чемпионате бюджетов по зарплате лишь седьмое место с 397 260 008 рублями.

 В голове постоянно крутятся моменты матчей, которые закончились поражениями «армейцев». А за последний разгром так вообще просто стыдно

В голове постоянно крутятся моменты матчей, которые закончились поражениями «армейцев». А за последний разгром так вообще просто стыдно

Интересно, что в 2008-м почти такой же бюджет был у команд, которые тоже принадлежат сырьевым корпорациям: «Салават Юлаев» («Башнефть») занимал шестое место (397 260 885 рублей), а «Ак Барс» («Татнефть») — восьмое (397 111 578 рублей).

Однако с каждым годом аппетиты клубов росли. Вливания увеличивались. Так, за три года существования КХЛ бюджет СКА, за который я болею с детства, вырос в несколько раз. В сезоне 2010-2011 его общий бюджет составил 2 110 000 100 рублей (70 млн  долларов).  Два миллиарда рублей с лишним на хоккейный клуб — это нормально в стране, где размер средней зарплаты составляет 25 тысяч рублей в месяц, а пенсии — 9 тысяч рублей (и это по официальным бравурным заявлениям)?

Чтобы в КХЛ играли хоккеисты хорошего уровня, в проект корпорации стали вливать огромные деньги. Его реализации не помешал даже кризис 2008 года!

Но на следующий год финансирование выросло ещё. В нынешнем сезоне команды официально могли тратить на игроков до 30 млн долларов, то есть 900 млн рублей. Тренеры не в накладе тоже. Так, главный тренер СКА Милош Ржига, по информации «Бизнес-FM», работает ни много, ни мало за 6 млн долларов в год. Если разделить его заработок на 365 дней, то получится, что он получает немного более 16 тысяч долларов в день — столько, сколько средний работник получает за полтора года.

Сейчас большинство российских хоккейных болельщиков считают СКА средоточием зла: мол, клуб-олигарх скупает игроков и тренеров, которые проявили себя в других коллективах. Тот же чех Милош Ржига стал тренером СКА после того, как в сезоне 2011-2012 вывел в финал розыгрыша Кубка Гагарина мытищинский «Атлант». Теперь Ржига — самый высокооплачиваемый тренер Европы.

Однако годовое жалованье пана Милоша в СКА на четыре миллиона долларов меньше годовой зарплаты Вячеслава Быкова в «Салавате Юлаеве», который он возглавил после того, как сборная России под его руководством выиграла золотые медали чемпионата мира в Квебеке (2008). Быков покинул ЦСКА, чтобы, по его словам, сосредоточиться на работе со сборной, и вдруг принял предложение «Салавата». А что бы и не принять, если тебе готовы платить по 10 миллионов долларов в год? Быков был главным тренером «Салавата» два сезона: 2009-2010 и 2010-2011. И, наверное, сейчас чувствует себя отлично, живя в Швейцарии. А помощник Быкова, Игорь Захаркин, за год получал в Уфе столько же, сколько пан Милош в СКА.

Другие клубы с большим бюджетом ничем не отличаются от СКА. Они тоже скупают хоккеистов, привлекают их огромными зарплатами. Алексей Морозов наверняка с радостью бы выступал за клуб, который его воспитал — за московские «Крылья Советов», но он играет за «Ак Барс», так как «Крылышки» ослабли вместе с нашей авиационной промышленностью, на базе которой они были созданы в далёком 1947-м. Легендарный клуб, который в декабре 1975 года участвовал в суперсерии между клубами СССР и НХЛ, а в феврале 1977 года стал обладателем Кубка европейских чемпионов, не смог предоставить финансовые гарантии для участия во второй по значимости российской хоккейной лиге (ВХЛ) и был исключён из её состава.

Сергей Зиновьев играет за богатый «Салават Юлаев», а не за родной новокузнецкий «Металлург», который тоже нельзя зачислить в нищеброды. На момент появления КХЛ зарплатная ведомость этого клуба составляла 211 941 940 рублей, и за последние годы она выросла.

Главный тренер СКА Милош Ржига (седой мужчина за хоккеистами), по информации «Бизнес-FM», работает ни много, ни мало за 6 млн долларов в год. Если разделить его заработок на 365 дней, то получится, что он получает немного более 16 тысяч долларов в день – столько, сколько средний работник получает за полтора года

Главный тренер СКА Милош Ржига (седой мужчина за хоккеистами), по информации «Бизнес-FM», работает ни много, ни мало за 6 млн долларов в год. Если разделить его заработок на 365 дней, то получится, что он получает немного более 16 тысяч долларов в день – столько, сколько средний работник получает за полтора года

Официально бюджеты большинства клубов НХЛ выше, чем клубов КХЛ. Так, в сезоне 2008-2009, в первом для КХЛ, самые высокие зарплатные бюджеты в НХЛ были у «Филадельфии» (61,2 млн долларов), «Вашингтона» (58,4 млн долларов) и «Калгари» (58 млн долларов), а самые низкие — у «Атланты» (42,3 млн долларов), «Финикса» (39 млн долларов) и «Лос-Анджелеса» (32,7 млн долларов). В то время как в КХЛ самыми высокими зарплатными бюджетами обладали «Локомотив» (32,5 млн долларов), «Авангард» (31,1 млн долларов), «Ак Барс» (23,9 млн долларов), «Атлант» (21 млн долларов), «Салават Юлаев» (20,8 млн долларов) и СКА (19,7 млн долларов). В среднем же большая часть заокеанских клубов тратит за сезон по 55 млн долларов.

В Северной Америке хоккейные бюджеты тоже разбухают. В прошлом сезоне самая богатая команда лучшей заокеанской лиги «Торонто» оперировала общим бюджетом приблизительно в 170 млн долларов.  Заработные платы игроков НХЛ больше зарплат игроков КХЛ. Так, звезда хоккея Александр Овечкин получает в «Вашингтоне» 9, 5 млн долларов в год (он занимает первое место в 20-ке самых высокооплачиваемых хоккеистов мира), Евгений Малкин в «Питсбурге» — 9 млн долларов за то же время (второе место в этом рейтинге), чуть ниже находится другой наш земляк — Илья Ковальчук, он получает 7, 5 млн  долларов, играя за «Нью-Джерси». Для сравнения: лучший вратарь КХЛ сезона 2010-2011 Константин Барулин (выступает за «Атлант» из Мытищ) довольствуется скромной суммой — 2 млн долларов в год.

Официальная средняя заработная плата всегда выше, чем реальный заработок большинства населения. А официальные бюджеты российских хоккейных клубов ниже, чем те суммы, которыми они в действительности располагают.

Перед началом сезона 2010-2011 годов петербургский СКА боролся за Илью Ковальчука, предлагая парню лучшие условия, чем в НХЛ. Но тот отказался. Скорее всего, это была обычная пиар-кампания со стороны СКА. Хозяева бывшей армейской команды — руководители «Газпрома» — хотели показать себя участниками элитного аукциона.

История с приглашением в СКА Ковальчука — из той серии, что и предложение, которое «Зенит» — футбольный клуб «Газпрома» — сделал «Барселоне» по Лионелю Месси, когда появилась информация, что каталонский клуб хочет пригласить игрока «Зенита» Андрея Аршавина, неплохо показавшего себя на чемпионате Европы 2008 года в составе сборной России. Когда все российские спортивные СМИ только и делали, что обсуждали, где же будет играть Андрей Аршавин (весьма посредственный футболист по европейским меркам), я как раз находился в Барселоне и разговаривал с местными любителями футбола и болельщиками «Барселоны». Никто из них не мог сдержать улыбки на лице, когда речь заходила об обмене Месси на Аршавина.

Играя в НХЛ за «Нью-Джерси», Илья Ковальчук получает 7,5 млн долларов в год. СКА предлагал парню ещё больше…

Однако в России официальные показатели очень часто расходятся с реальными. Официальная средняя заработная плата всегда выше, чем реальный заработок большинства населения. А официальные бюджеты российских хоккейных клубов ниже, чем те суммы, которыми они в действительности располагают.

Многие российские клубы окружают какие-то сомнительные благотворительные фонды, через которые проходят огромные деньги. Так, рядом с «Салаватом Юлаевым» действовали четыре благотворительных фонда: «Урал», «Агидель», «Инзер» и «Юрюзань». Только в 2008-м они выделили команде 20 млн долларов поверх основного бюджета (на бонусы игрокам). В 2009-м эта сумма увеличилась до 88,5 млн долларов, а в 2010-м уже только фонд «Урал», «дочками» которого стали три других фонда, — подкинул уфимской хоккейной команде около 87 млн долларов.

В год появления КХЛ зарплатный бюджет магнитогорского «Металлурга» составлял 405 391 167 рублей (пятое место в лиге). В тот период средняя заработная плата в Магнитогорске находилась на уровне 17 тысяч рублей в месяц.

Правда, по информации газеты «Коммерсант», часть средств осела в кармане Урала Рахимова, сына бывшего президента Башкирии Муртазы Рахимова, возглавлявшего уфимский клуб с 2009-го по март 2010 года: за 14 месяцев из клубной казны он получил около 21,5 млн долларов. Таким образом, бюджет «Салавата», как и нынешний бюджет СКА, вполне сравним с бюджетами клубов НХЛ. Народный герой Башкирии, соратник Емельяна Пугачёва, Салават Юлаев и не подозревал, какие деньги будут крутиться в конторе, которое носит его гордое имя!

Социальный проект

Что касается хоккея в Северной Америке, то это — бизнес. Деньги, вкладываемые в клубы, отбиваются на продаже билетов и атрибутики. «Я знаю, сколько платят в КХЛ. Бюджет СКА — 70 млн долларов. И ведь это не бизнес-модель. Ни одна команда из Западной и Центральной Европы не будет столько платить своим игрокам!» – сказал в интервью изданию «Мир хоккея» президент Международной федерации хоккея с шайбой Рене Фазель. —  Бизнес-модель есть в НХЛ — там билеты стоят по 150 долларов. Но попробуйте установить такие цены в КХЛ. Это работать не будет! Да, есть спонсоры. Но сегодня кто-то вкладывает деньги в хоккей, а завтра — перестанет».

Легендарный клуб «Крылья Советов» фактически перестал существовать из-за финансовых проблем. На фото: феврале 1977 года, хоккеисты «Крылья Советов» — обладатели Кубка европейских чемпионов

В России хоккей называют «социальным проектом». Власти надо чем-то занять обывателя, переключить на что-то его эмоции. Пусть лучше рабочие металлургического комбината в Магнитогорске переживают из-за проигрыша «родного» «Meталлурга», чем из-за нарушения трудового законодательства его хозяевами. В год появления КХЛ зарплатный бюджет магнитогорского «Металлурга» составлял 405 391 167 рублей (пятое место в лиге). В тот период средняя заработная плата в Магнитогорске находилась на уровне 17 тысяч рублей в месяц. В дальнейшем бюджет «Металлурга» не уменьшался. Росла и средняя заработная плата в городе, который он представляет. В 2011-м она вышла на рубеж 20 тысяч рублей в месяц!

Хоккеисты (как и футболисты) включены в индустрию, где крутятся огромные деньги. В их гигантских заработках заинтересованы многие люди: агенты, сутенёры, элитные шлюхи, автодилеры, угонщики дорогих машин и т. д.

Я вспоминаю те годы, когда я создавал фанатское движение СКА. Я регулярно встречал армейцев в метро, они прятали меня на багажной полке в купе по дороге с выезда, брали в свой автобус. За бронзовые медали, завоёванные в сезоне 1986-1987, наши армейцы получили в подарок альбом о Ленинграде с описанием на французском языке и премию в размере 26 рублей. Мне это сказал в интервью Сергей Черкас, который тогда защищал ворота СКА.

Нынешние хоккеисты — люди из совсем другого социального слоя. По марксистской классификации, они — высокооплачиваемые наёмные рабочие. Но об этой классификации лучше сразу забыть, как только мы касаемся «экономики большого спорта». Хоккеисты (как и футболисты) включены в индустрию, где крутятся огромные деньги. В их гигантских заработках заинтересованы многие люди: агенты, сутенёры, элитные шлюхи, автодилеры, угонщики дорогих машин и т. д.

По тому, как выглядит жена хоккеиста, сразу можно понять, когда он женился – до того, как на наш хоккей начал литься золотой дождь, или после. Если его жена похожа на девушек с обложки журнала “Maxim”, значит — после. Создаётся такое впечатление, что жён хоккеистов выращивают в одном инкубаторе.

Однако встречи красавиц с хоккеистами происходят не случайно. Девушка платит людям из окружения игрока за информацию, где и когда он будет проводить свободное время. Одна случайная встреча, другая, третья… О, это судьба! Об этой немудрящей схеме рассказал мне один человек, знакомый с этой отраслью секс-индустрии не понаслышке. Девушка продолжает платить дань людям, которые её свели с хоккеистом, даже после того, как стала его женой. Правда, деньгами мужа. О существовании подразделений гламурных «охотниц за хоккеистами» сообщил мне и бывший вратарь СКА Дмитрий Ячанов. «Да, с определённого момента такая тенденция обозначилась. Где-то с 2000-го года, когда деньги пришли в хоккей. <…> И ещё, на хоккее всегда можно познакомиться с молодым или не очень молодым, но интересным человеком из числа болельщиков», — сказал Дмитрий в разговоре со мной.

Сегодня существуют подразделения гламурных «охотниц за хоккеистами»

Сегодня существуют подразделения гламурных «охотниц за хоккеистами»

Жаль только, что, вычитывая первоначальный вариант интервью, он немного его «причесал». Но я не в обиде, я Дмитрия понимаю. Кстати, обращает на себя внимание, что, по наблюдению Дмитрия, большие деньги пришли в наш хоккей в 2000-м, когда во главе страны встал Владимир Путин. И я не думаю, что это совпадение. Путин, как и любой диктатор, понимает, что людям нужно зрелище. Если в Москве и в Петербурге зрелищ хватает и без хоккея, то в Челябинске или Новокузнецке, в Хабаровске или Омске хоккей — это единственная отдушина.

По тому, как выглядит жена хоккеиста, сразу можно понять, когда он женился – до того, как на наш хоккей начал литься золотой дождь, или после.

Однако когда-нибудь благосостояние хоккеистов начнёт вызывать вопросы у людей, чьи реальные доходы понижаются с каждым годом. Тот же СКА ненавидят почти везде, кроме Санкт-Петербурга, именно потому, что это — команда «Газпрома» с гигантским бюджетом. Людям легче найти врага в другом городе. Им не хочется видеть, что и их любимцы ничем не отличаются от «армейцев с Невы». И это не очень умная, но вполне объяснимая реакция. Но так будет продолжаться до поры, до времени. Когда-нибудь болельщики начнут задаваться вопросом: «Кого чёрта я переживаю за миллионеров, когда сам последний хрен без соли доедаю?»

Умные люди из хоккейного мира понимают, что в их профессии сложилась крайне нездоровая обстановка. Когда я спросил Ячанова, не является ли взрывоопасным в социальном смысле положение, когда суммарная зарплата игроков превышает суммарный доход нескольких тысяч людей, которые пришли на стадион за них поболеть, он ответил: «Посмотрите, что происходит не только в спорте, а в стране в целом. Резкое разделение на богатых и бедных бросается в глаза. А спорт — это отражение жизни, и ничего другого. Та ситуация, о которой вы говорите, безусловно, взрывоопасна. Но мы должны понимать одну вещь: спорт, в частности — хоккей, в нашей стране является абсолютно убыточным делом. Когда он станет прибыльным, я не знаю. Он оплачивается крупными спонсорами, будь то корпорации, будь то частные лица, иногда правительствами республик. И спонсоры, что называется, заказывают музыку. Они хотят, чтобы команда зарабатывала такие-то деньги, они хотят видеть в составе своей команды того или иного игрока. И таким образом они, что называется, устраивают “гонку вооружений”, то и дело стучась головами в потолок зарплат, а иногда успешно его преодолевая. Как это отразится на положении хоккеистов и на отношении к ним со стороны болельщиков, тяжело прогнозировать — я не социолог, чтобы этим заниматься. Но сложилось так не по вине хоккеистов. Да, игрокам платят сейчас крупные зарплаты — некоторым, может быть, и незаслуженно, а некоторым, может, надо и побольше платить, учитывая то, как они играют. Это мой взгляд как профессионала».

Друг Владимира Путина, президент клуба СКА, миллиардер Геннадий Тимченко (в красном свитере)

Конечно, мне больно, что мой любимый клуб, который некогда защищал честь советской армии, возглавляет давний друг Путина Геннадий Тимченко. Этот человек начал строить своё благосостояние, работая в государственной фирме «Киришинефтехимэкспорт». За последние 20 лет он много чего учреждал, создавал и контролировал. В частности, под его контролем находится оффшорная компания “Gunvor International Limited”. “Gunvor” — крупнейший экспортёр российской нефти, офис компании находится в Женеве. “Gunvor” считается третьим из четырёх крупнейших нефтетрейдеров в мире. Напомню, что в марте 2009 года Геннадий Тимченко подал в суд Лондона иск против журнала “The Economist”, опубликовавшем статью о росте коррупции в России в период президентства Владимира Путина. Материал вышел в ноябре 2008 года и назывался “Grease my palm” (в русскоязычных СМИ название переводилось как «Дай на лапу»). Речь шла о том, что успех компании Тимченко, “Gunvor International BV”, совпал с делом против «ЮКОСа». В результате “Gunvor” стал третьим нефтетрейдером в мире.

Большие деньги пришли в наш хоккей в 2000-м, когда во главе страны встал Владимир Путин. И я не думаю, что это совпадение. Путин, как и любой диктатор, понимает, что людям нужно зрелище.

В феврале 2010 журнал «Финанс» оценил состояние Тимченко в 4,15 млрд долларов (по другим данным — 5,5 млрд долларов). Президент «армейского» клуба имеет гражданство России и Финляндии, а жить предпочитает в Швейцарии. Когда национал-большевик и писатель Захар Прилепин спросил Владимира Путина (на встрече премьера с творческой интеллигенцией), считает ли он нормальным тот факт, что его друг, совладелец крупнейшего экспортёра российской нефти фирмы “Gunvor”, является гражданином Финляндии, «национальный лидер» и обличитель «агентов американского Госдепа» ответил: «Всё, что связано с его бизнес-интересами, это его личное дело. Я никогда туда не лез и лезть не собираюсь. Надеюсь, что и он в мои дела никогда нос совать не будет. <…> Насколько мне известно, он действительно принял финское гражданство, но он является и гражданином России».

Якобы Тимченко принял финское гражданство, чтобы не иметь проблем с перемещениями для организации работы «на той стороне границы». «Всё это делается не из-за того, что ему это хорошо или плохо, а из-за того, что у нас нет безвизового режима с Европой и невозможно организовывать работу должным образом», – пояснил премьер. По его словам, «это нормально, когда в современном мире человек может выбрать любое место жительства и чувствовать себя связанным с родиной».

Главный болельщик «Динамо» — непотопляемый министр внутренних дел Рашид Нургалиев

Когда СКА играл первые матчи плей-офф, в начале марта 2012 года, компания Тимченко приобрела нефтеперерабатывающий завод компании “Petroplus” в бельгийском городе Антверпен. Однако главный болельщик команды «Динамо», которой СКА проиграл серию в полуфинале с сухим счётом 4-0, — ничем не лучше Геннадия Тимченко. Ведь это — такой прекрасный человек, как Рашид Нургалиев, министр внутренних дел. Люди из его ведомства всегда готовы отмочалить недовольных режимом, а некоторые затейники из числа подчинённых Нургалиева, дабы повысить данные по раскрываемости преступлений, насилуют граждан бутылками из-под шампанского или водки. Не все выдерживают эти пытки – некоторые умирают.

Тоталитарный инстинкт

Я описал ситуацию с большим хоккеем и его экономикой, чтобы показать, что я понимаю, что собой представляет это явление. И тем не менее, я болею… Болею за СКА. А после его поражений чувствую разочарование и опустошение. Каждый раз, когда после проигрыша любимой команды на душе скребут кошки, я задаю себе один и тот же вопрос: зачем изводить себя, переживая за людей, которые играют за огромные деньги, теша тщеславие олигархов, воров и силовиков? У меня нет чёткого ответа на этот вопрос. Скорее всего, это явление из области иррационального. А что такое — иррациональное? «Это интуиция и восприятие происходящего в режиме живого впечатления, непосредственно, с настежь открытыми глазами и душой, без сомнений и критической оценки», — отвечают психологи.

На стадионе оживают наши тоталитарные инстинкты: мы спешим стать частью огромного организма. Люди, которые до матча и знать друга не знали, вдруг ощущают себя одной командой

На стадионе оживают наши тоталитарные инстинкты: мы спешим стать частью огромного организма. Люди, которые до матча и знать друга не знали, вдруг ощущают себя одной командой

Никакой классовый, экономический интерес не заставляет меня болеть. Но стоит мне почувствовать запах искусственного льда, как меня охватывает лихорадка от предчувствия схватки. И я забываю, сколько получают игроки и тренеры; мне становится наплевать, кто им платит деньги. На стадионе я становлюсь соучастником действа, которое трудно описать словами. Когда несколько тысяч человек вздыхают в один и тот же момент, я чувствую радость и волнение от того, что я — маленькая часть этого целого.

На стадионе оживают наши тоталитарные инстинкты: мы спешим стать частью огромного организма. Люди, которые до матча и знать друга не знали, вдруг ощущают себя одной командой. Ни с чем не сравнить эмоции, которые вырываются наружу, когда твоя команда забивает гол на своём стадионе. Но мне всегда нравилось болеть и на выездных матчах. Здесь работает другое чувство — желание противопоставить себя массе. Это всегда приятно — бросать вызов толпе. На выезде ты ощущаешь себя бойцом передового отряда, который не только вторгся на территорию врага, но и не побоялся во весь голос заявить об этом.

На стадионе оживают наши тоталитарные инстинкты: мы спешим стать частью огромного организма. Люди, которые до матча и знать друга не знали, вдруг ощущают себя одной командой.

Я болею не за Иванова, Петрова, Сидорова, а за клуб под названием «СКА», а точнее — за его миф. Игроки приходят и уходят, а клуб остаётся. Хоккей как «социальный проект» — очередная чиновничья глупость. Но хоккей может стать эффективным социальным мифом. В нашей стране так было в 70-е, когда советские хоккеисты сражались в суперсериях с родоначальниками хоккея — канадцами. Это было не просто соперничество команд, а противостояние социальных систем и мировоззрений. «И это была большая политика. Капитализм против коммунизма. Знаете, как мы ненавидели русских? Мы не имели права проиграть», — вспоминает Фил Эспозито, участник суперсерии-1972.

Суперсерии СССР-Канада были не просто соперничеством команд и хоккейных школ, а противостоянием социальных систем и мировоззрений

Не имели права проигрывать и хоккеисты сборной СССР. А главное, они должны были показать своё моральное превосходство над соперником. «Я тогда сказал Якушеву: “Алекс, давай к нам в “Бостон”! Обещаю 100 тысяч долларов в год”. Всегда считал его лучшим форвардом со времён Бобби Халла. Он стал бы суперзвездой в НХЛ! Большой, сильный, с убойным щелчком. Я Харламова так не боялся, как Якушева. А он мне отвечает: “Нет уж, Фил, лучше ты к нам. Получишь в Москве однокомнатную квартиру”. Нормально, да?», – откровенничает Эспозито. Сейчас за 100 тысяч долларов в год никто из российских хоккеистов не то что в Бостон не поедет — на коньки не встанет.

Я уверен, что феномен боления развивается в современном обществе именно потому, что капиталистическая, буржуазная система не создаёт людям условий для коллективных переживаний. В нашем мире работает принцип: «Каждый за себя и чёрт подери проигравшего». А на стадионе нельзя быть только за себя самого. Твои эмоции умножаются на эмоции других и становятся мощной силой. Буржуазная система пытается приручить этот феномен с помощью его монетизации. Однако иррациональное нельзя купить за деньги.

Читайте также:

Дмитрий ЖВАНИЯ. На русском Севере умирает русский хоккей

 

Добавить комментарий