18 марта 2020

Болезненная агония ВТО

Больше двадцати лет назад 50 000 человек собрались в Сиэтле, чтобы протестовать против Всемирной торговой организации, которая проводила в городе встречу на уровне министров, и планов ВТО, продвигаемых крупнейшими мировыми корпорациями, направленными на усиление влияния организации в ещё большем количестве аспектов жизни людей.

Из протестов против ВТО выросло антиглобалистское движение

Эпические протесты, транслировавшиеся по всему миру, показали, что американские активисты объединились с миллионами людей, протестующих против организации в других странах. Все они требовали новых правил жизни для мировой экономики с тем, чтобы она приносила пользу большему количеству людей. Эти протесты позже многие назовут рождением современного антиглобализма. Последовавшая за ними цепная реакция выступлений по всему миру в итоге сорвала планы ВТО по расширению.

Но основополагающие принципы ВТО по-прежнему формируют мировую экономику. А упорный отказ изменить эту модель глобализации вызвал глобальную же негативную реакцию против «свободной торговли» и в последние годы привёл ВТО почти что к краху.

Что же сейчас представляет собой организация, по антирейтингу уступающая лишь Международному валютному фонду? Каковы причины её кризиса и может ли он привести к её окончательному закату?

«Незаконные торговые барьеры»

Неудобная же правда заключается в том, что ВТО занимается отнюдь не только торговлей. Главная задача организации состоит скорее в том, чтобы осуществить действие, названное гарвардским экономистом Дэни Родриком термином «гиперглобализация» — всемирное навязывание универсальных правил, которым отдают предпочтение глобальные финансовые рынки и которые ограничивают способность национальных правительств удовлетворять потребности своих обществ.

ВТО обладает широкими полномочиями устанавливать обязательные правила по широкому кругу неторговых вопросов; страны, входящие в неё, обязаны «обеспечивать соответствие своих законов, правил и административных процедур» правилам ВТО. И, в свою очередь, корпоративным финансовым интересам. Это включает ограничения на энергетическую политику, финансовое регулирование и контроль качества продуктов питания, а также новые монопольные гарантии для фармацевтических компаний.

ВТО устанавливает максимальные требования к стандартам безопасности потребителей, а минимальные — нет. Если разобраться, это абсолютно людоедская позиция.

Если страны не соблюдают эти требования, они подвергаются многомиллионным торговым штрафам. Из 242 завершенных дел ВТО только в 22 была поставлена под сомнение внутренняя политика организации, и многие из них не были связаны с торговлей вообще.

К примеру, ярлыки стран происхождения на мясе в американских продуктовых магазинах были запрещены после того, как ВТО классифицировала их как «незаконные торговые барьеры» и наложила санкции в размере один миллиард долларов. Соединенные Штаты также были вынуждены ослабить правила, предусмотренные законами о чистом воздухе, законами о защите дельфинов и правилами закона об исчезающих видах.

Учитывая роль, которую играют Соединенные Штаты во всемирном продвижении ВТО, есть определённая ирония в том, что более трети её санкций направлены против американской политики, которая, как заявляется, «нарушает правила ВТО в 90% случаев». Вопрос о том, каково в таком случае приходится другим странам, вполне риторический. Развивающиеся страны оказались в ещё худшем положении, проиграв 95% из 87 крупных исков ВТО.

Впрочем, Соединенные Штаты в этой ситуации — отнюдь не пострадавший. Они активно пользуются карательным экономическим инструментарием ВТО. К примеру, они подали 49 исков против других стран, в том числе против индийской политики, ограничивающей доступ к семенам-ГМО в сельском хозяйстве, и европейских ограничений на генетически модифицированные продукты питания, а также запрет на искусственные гормоны роста в мясе. Соединенные Штаты используют данные инструменты для оказания давления на Таиланд, Бразилию и Южную Африку, чтобы заставить их изменить политику в отношении доступа к лекарствам от СПИДа и другим жизненно необходимым препаратам, производимым в США.

И это лишь мелкие эпизоды. Которые, впрочем, довольно ярко характеризуют картину в целом.

Энергетическая петля

Недавно Всемирная торговая организация провела целый ряд исковых процессов по энергетическим вопросам. Европейский Союз и Япония торпедировали канадские программы в области возобновляемых источников энергии. Соединенные Штаты выиграли дело против программы солнечной энергетики в Индии. Затем Индия уже сама атаковала программы возобновляемых источников энергии в нескольких американских штатах. Тогда же и Китай подал иск против ряда американских мер в области возобновляемой энергетики. Влияние ВТО в этой сфере чрезвычайно высоко.

Одним из нынешних приоритетов ВТО — установление новых ограничений на правила, касающиеся электронной коммерции и конфиденциальности данных, в то время как большинство людей требуют переформатирования отрасли в целом.

Но оно же может обернуться её гибелью. Так, 11 декабря прошлого года работа Апелляционного суда ВТО была фактически заблокирована потерей кворума. Произошло это в результате того, что администрация президента Дональда Трампа, недовольная вмешательством организации в её дела, просто заблокировала назначение новых апелляционных судей. Именно энергетические дела ВТО в немалой степени стали тому причиной.

И если эта организация перестаёт устраивать даже своего главного выгодоприобретателя, то вопрос о её будущем становится более чем логичен.

Интересы корпораций

С момента образования ВТО в 1995 году её сторонники всячески презентовали её грандиозными обещаниями ослепительных экономических выгод. Президент США Билл Клинтон вовсе заявлял, что организация обеспечит среднестатистической американской семье дополнительный доход в размере 1700 долларов США в год. Обосновано такое серьёзное заявление было тем, что организация облегчила бы Америке открытый доступ на рынки, что, в свою очередь, уменьшило бы её торговый дефицит, создало бы новые высокооплачиваемые рабочие места и принесло бы новые богатства в сельскохозяйственные штаты.

ВТО обладает широкими полномочиями устанавливать обязательные правила по широкому кругу неторговых вопросов.

Но правила организации не были рассчитаны на такие результаты и надежды оказались, мягко говоря, не оправданными. Даже в США. Разумеется, исключая интересы нескольких крупных корпораций

Ведь во всех торговых переговорах в рамках ВТО очевидно доминируют корпоративные интересы, в то время как трудовые, потребительские и экологические направления, по сути, закрыты. Поэтому не удивительно, что ВТО не имеет требований по рынку труда (к примеру, по выравниванию уровня заработной платы) или ограничения загрязнения в третьих странах. Она устанавливает максимальные требования к стандартам безопасности потребителей, а минимальные — нет. Если разобраться, это абсолютно людоедская позиция. И уж тем более в её рамках нет правил, хоть сколько-нибудь дисциплинирующих монополистические мегакорпорации, которые сейчас буквально уродуют глобальные рынки, или же правил борьбы с валютными манипуляциями, вполне себе создающими те самые несправедливые торговые преимущества, против которых ВТО вроде как создавалась.

Стоит ли удивляться, что американские рабочие вполне прониклись риторикой Дональда Трампа, направленной против ВТО: в результате её действий развитые страны потеряли миллионы высокооплачиваемых рабочих мест в обрабатывающей промышленности, особенно после присоединения Китая в 2001 году. Опять же, не говоря уже о других странах: неравенство в доходах между богатыми и бедными государствами, и даже внутри самих этих стран значительно возросло. Нынешняя ВТО всё больше перестаёт устраивать всех.

Иное видение глобальной торговли

Разумеется, хоронить ВТО рано. Эта организация, мягко говоря, ещё не умерла. Вопрос в том, увидит ли она сама надвигающийся кризис и проведёт ли необходимые реформы, чтобы спасти себя? Судя по тому, что происходит сейчас, это маловероятно. К примеру, одним из нынешних приоритетов ВТО — установление новых ограничений на правила, касающиеся электронной коммерции и конфиденциальности данных, в то время как большинство людей требуют переформатирования отрасли в целом. Что наглядно показывает уровень оторванности организации от реальности.

ВТО, несмотря на всю свою влиятельность, лишь мелкая деталь капитализма. Возможно ли решить проблемы всемирной торговли без глобального решения по нынешнему капитализму?

Разумным здесь был бы вопрос: а существует ли альтернативное видение регулирования международной торговли? Да, существует.

Более того, оно реализовывалось в жизнь ещё до создания ВТО. Первоначальный глобальный торговый орган, Международная торговая организация (ITO) 1948 года, не на словах, а на самом деле обеспечивала возможности для создания более совершенных правил глобальной торговли. С упором на полную занятость и честную конкуренцию. Та, изначальная, организация была создана под впечатлением ужасов Второй мировой войны. МТО создавала трудовые стандарты, антимонопольные положения и правила против валютного мошенничества, чтобы обеспечить преимущества торговли для как можно большего числа людей и государств. Но увы — та организация была, по сути, уничтожена Америкой.

Но и сейчас это совершенно иное видение глобальной торговой системы, основанной на общих правилах для всех, вполне реализуемо. Теоретически. А практически же речь идёт о расстановке реальных приоритетов: в чьих интересах будет организовываться система? Сейчас она, по сути, работает на крупнейшие мировые корпорации. И это вполне закономерна в условиях нынешнего суперимпериалистического капитализма. По большому счёту, ВТО, несмотря на всю свою влиятельность, лишь мелкая деталь этого капитализма. Возможно ли решить проблемы всемирной торговли без глобального решения по нынешнему капитализму — вопрос тоже вполне философский и вполне риторический. А значит ВТО будет агонизировать ещё очень долго.

(с) Павел Кухмиров

Источник — интернет-журнал «Родина на Неве»