4 августа 2019

В Испании испаряется победа левых

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Автор — доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ Руслан Костюк: «

На протяжении последней декады июля в испанском королевстве кипели нешуточные парламентские страсти, и взгляды сторонников единства левых сил по всей Европе были обращены именно за Пиренеи. Слова лидера депутатской группы партии «Республиканские левые Каталонии» (РЛК) Габриэля Руфиана «Мы все будем сожалеть об их нетерпимости», обращённые к лидерам двух ведущих левых формаций страны, лучше всего остального скажут об упущенных испанскими левыми летних возможностях.                                   

Законодательные выборы, состоявшиеся в Испании в конце апреля, неожиданно для многих принесли победу левым и левоцентристским силам, которые в их совокупности получили чуть более 50% голосов избирателей и абсолютное большинство мандатов в обеих палатах испанского парламента — Генеральных кортесов. В условиях общего правого поворота в современной Европе подобное «контрсобытие», как отмечали весной испанские левые политологи, могло привести к формированию прогрессивного парламентского большинства и левого правительства, что заметно выделило бы Испанию внутри Европейского Союза и показало бы скептикам, что единство левых сил возможно не только в теории, и не только «технически» (как, например, в Португалии, где с 2015 года у власти благодаря «внешней» поддержки коммунистов и Левого блока работает однопартийное правительство социалистов).

В планах ИСРП — продолжение эксперимента однопартийного правительства меньшинства во главе с Генеральным секретарём соцпартии Педро Санчесом, действующим с июня 2018 года

Но каждый, кто хоть немного знает испанских левых и понимает всю сложнейшую гамму взаимоотношений между ними, прекрасно понимал, как сложно будет оформить это единое левое большинство. Ведь абсолютное большинство в недавно избранном Конгрессе депутатов, нижней палате испанского парламента, имеют самые разнообразные политические силы: социалисты, коалиция радикальных левых сил, в которой главенствующее место занимает «Подемос» («Мы можем), каталонские и баскские левые сепаратисты… У всех этих партий и движений, что называется, на ментальном уровне по отношению друг к другу имеются глубокие стереотипы, которые не так-то легко нивелировать.

Не забудем и такой любопытный, но, как представляется, немаловажный факт. Если, скажем, во Франции и Италии опыт правительственного взаимодействия левого центра и антикапиталистических левых имел место в конце 1990-х – начале 2000-х годов, то в Испании подобный эксперимент сотрудничества всех основных левых сил закончился с победой франкизма, то есть восемь десятилетий назад! Да, после смерти Франсиско Франко, уже в демократической Испании, начиная с 1982 года, социалисты не раз возглавляли правительства, но это были именно однопартийные кабинеты Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП), которая, что называется, разучилась делиться с кем-то властью на государственном уровне.

Стоит ли удивляться, что после оглашения результатов досрочных апрельских выборов, победителями которых оказались именно социалисты, руководство ИСРП весьма недвусмысленно дало понять другим партнёрам по левому движению страны, что в его планах — продолжение эксперимента однопартийного правительства меньшинства во главе с Генеральным секретарём соцпартии Педро Санчесом, действующим с июня 2018 года. При том, что именно при П. Санчесе ИСРП оказалась в левой части современной европейской социал-демократии, высокомерный и поучительный тон по отношению к иным левым оказался до сих пор непобедим в рядах испанских социалистов.

Лидер испанской партии «Мы можем» («Подемос») Пабло Иглесиас

Получив на парламентских выборах в апреле 28,7% голосов, социалисты заметно прибавили в численности своей депутатской группы, но она всё равно сейчас насчитывает 123 мандата, тогда как в нижней палате парламента всего 350 депутатов. Однако второму по влиянию левому формированию — «Вместе мы можем», костяк которого составляют депутаты от «Подемос», было сделано смехотворное предложение делегировать представителей от радикальных левых на второстепенные административные места типа заместителей министров и статс-секретарей. «Подемос» и союзники, которые хоть и уменьшили своё парламентское представительство после этих выборов, но, собрав 14,3% голосов, получили-таки 42 депутатских мандата, на подобное обращение как-то не рассчитывали. В свою очередь, каталонским и баскским левосепаратистским партиям (а это в совокупности почти 20 мандатов в Конгрессе депутатов) был отправлен месседж о том, что в случае утверждения новый кабинет П. Санчеса будет на стороне общественного порядка, Конституции и территориальной целостности испанского государства.

Но, видимо, бонзы ИСРП просто забыли, что ситуация несколько отличается от той, что имела место год назад. Тогда в соответствие с причудливым испанским законодательством после вынесения вотума недоверия консервативному кабинету Мариано Рахоя, П. Санчес автоматически сделался председателем правительства, как глава партии, вынесшей успешный вотум недоверия. Но всё-таки было сформировано социалистическое правительство меньшинства, вынужденное менее чем через девять месяцев подать в отставку — в силу невозможности убедить ряд партнёрских партий проголосовать за новый бюджет.

Видимо, успехи на парламентских, автономных и европейских выборах апреля-мая ещё больше вскружили голову П. Санчесу и его команде. Сам генсек ИСРП неоднократно повторял: «Нам нужно сплочённое правительство», имея при этом в виду, что всех министров в новый кабинет будет подбирать именно он. Когда, уже в июле, стал стремительно приближаться день утверждения премьер-министра и стало ясно, что радикальные левые за «просто так» не готовы поддерживать Санчеса как председателя правительства, ИСРП всё-таки вынуждена была пойти на переговоры с «Подемос». Но характер этих переговоров, то прерывавшихся, то возобновлявшихся снова, показал, что обе стороны, что называется, «закусили удила» и не хотят идти на серьёзные уступки друг другу.

Получив на парламентских выборах в апреле 28,7% голосов, социалисты заметно прибавили в численности своей депутатской группы, но она всё равно сейчас насчитывает 123 мандата, тогда как в нижней палате парламента всего 350 депутатов

П. Санчес хоть, в конечном итоге, согласился, что «Подемос» имеет право рекомендовать свои кандидатуры в Совет министров, но тут же дал понять, что именно он будет заниматься их отбором и в правительство будут допущены только специалисты в своих областях. При этом в прессе ИСРП началась кампания против претензий «Подемос», лидеров которого стали обвинять в политиканстве и отсутствии компетентности. Как заметила, например, пресс-секретарь ИСРП Адриана Ластра, «они хотят водить машину, но даже не знают где руль». Позднее, когда провал переговоров стал реальностью, П. Санчес обвинил левопопулистский «Подемос» в том, что, будучи по итогам выборов четвёртой партией королевства, эта политическая сила требовала отдать ей контроль ведомства, в которых вырабатываются 4/5 социальных расходов государства.

В действительности, лидеры «Подемос» ставили вопрос о выделении для их представителей в коалиционном Совете министров пяти портфелей, включая посты заместителя председателя, министра здравоохранения и по делам потребителей, министра жилищного строительства и равноправия, министра воспитания и высшего образования. Но самым ключевым требованием «Подемос» было министерство труда. Как заявлял один из лидеров «Подемос» Пабло Иглесиас, обращаясь к Педро. Санчесу, «дайте нам компетенции в сфере мер возвращения занятости…» Как говорится, «на флажке» аппарат ИСРП был уже готов «оторвать» от собственных амбиций данные посты, но только не министерство труда, которое «рабочие социалисты» не готовы отдавать никому.

После первого голосования по утверждения П. Санчеса председателем правительства на минувшей неделе, конструктивную позицию заняли каталонские и баскские сепаратисты. Они заявили, что готовы облегчить инвеституру Санчесу, если будет сформировано коалиционное правительство ИСРП и «Подемос», и в связи с этим готовы воздержаться при голосовании во «втором туре». Испанский закон предполагает, что, если число проголосовавших за назначение будет относительно больше количества депутатов, голосовавших «против», кандидатура премьер-министра проходит.

В Испании эксперимент сотрудничества всех основных левых сил закончился с победой франкизма, то есть восемь десятилетий назад!

Однако и вторая попытка утвердить П. Санчеса 25 июля не удалась. За его кандидатуру высказались лишь 124 члена Конгресса депутатов, против были 155 депутатов от правоцентристской оппозиции, проголосовавших солидарно. 67 парламентариев, представлявших группу «Вместе мы можем», каталонские и баскские автономисты и сепаратисты воздержались.

Что теперь? В любом случае третья попытка утвердить главу правительства должна произойти к 23 сентября. Если и она окончится провалом, страну ожидают «очередные» досрочные парламентские выборы. Можно согласится с каталонским республиканским левым парламентарием Хуаном Габриэлем Руфианом в том, что июльские голосования в Конгрессе депутатов следует расценивать как «ещё одно поражение левых». Историк Сигфридо Рамирес Перес полагает, что «оба участника переговорного процесса, ИСРП, и в ещё большей мере — «Подемос», продемонстрировали обществу инфантилизм и политическую суетню, разыграв театральные сюжеты к радости правой оппозиции».

Сегодня видятся три наиболее вероятных сценария выхода из создавшегося положения. Во-первых, если политическая мудрость и стремление к сотрудничеству левых сил в верхушках ИСРП и «Подемос» всё же победит, то новые переговоры могли бы к сентябрю окончиться созданием коалиционного правительства и выработкой соответствующей прогрессивной правительственной программы.

Вторым вариантом могут быть досрочные парламентские выборы, которые, если судить по результатам выборов в Европейский парламент в конце мая, могут принести социалистам ещё более убедительный успех, а «Подемос» и его союзникам — потерю голосов и мандатов. Но не будем сбрасывать со счетов и возможную комбинацию, согласно которой более правая тенденция в ИСРП переубедит П. Санчеса договориться с либеральной партией «Сьюдаданос» («Гражданами») — если не о двухпартийном правительстве, то хотя бы о воздержании при голосовании в Конгрессе депутатов, чтобы не препятствовать формированию правительства меньшинства из членов ИСРП… Как говорится, в сентябре будет видно.