3 декабря 2018

Впервые после смерти Франко испанские крайне правые прошли в парламент

Дмитрий ЖВАНИЯ

Результаты выборов в региональный парламент Андалусии подтвердили общий европейский запрос на правый популизм. Центристские правительства — как «левые», так и «консерваторы» — не смогли найти конкретный ответ на миграционный вызов. «Левые» отделываются банальной гуманистической трепотнёй, а «консерваторы» лишь обещают навести порядок, а на деле увязают в коррупции. Не удивительно поэтому, что всё больше избирателей отдают свои голоса популистам, которые предлагают простые рецепты для лечения сложных болезней.

43 года, что прошли после смерти диктатора Франсиско Франко, испанские крайне правые не проходили в представительские органы власти. И вот — свершилось

В минувшее воскресенье, 2 декабря, в Андалусии прошли выборы в региональный парламент. Сенсацию на них произвела небольшая крайне правая партия VOX («Голос»). 43 года, что прошли после смерти диктатора Франсиско Франко, испанские крайне правые не проходили в представительские органы власти. И вот — свершилось. Партия VOX, известная своими антииммигрантскими и антиевропейскими лозунгами, получила 12 мандатов в парламенте Андалусии.

«Андалузцы творят историю, как это уже не раз происходило в прошлом. Они положили конец 36-летнему правлению социалистов, обозначив иной путь испанскому народу, которому теперь будет значительно проще сделать то же самое в остальной части страны», — заявил с трибуны лидер VOX Сантьяго Абаскаль после того, как стали известны результаты гражданского волеизъявления.

«Левые» отделываются банальной гуманистической трепотнёй, а «консерваторы» лишь обещают навести порядок, а на деле увязают в коррупции. Не удивительно поэтому, что всё больше избирателей отдают свои голоса популистам, которые предлагают простые рецепты для лечения сложных болезней.

Партию VOX поддержала лидер французской партии «Национальный фронт» Марин Лё Пен. «Мои тёплые поздравления нашим друзьям, которые сегодня вечером в Испании добились очень важного результата для молодого и динамичного движения», — написала она в своём «Твиттере» после того, как стали известны итоги андалусского голосования.

Андалузия — самый густонаселённый регион Испании, которая обладает третьей по величине экономикой страны — после Каталонии и Мадрида. Воскресное голосование аналитики расценивают как первый электоральный тест для правительства Педро Санчеса с тех пор, как лидер социалистов добился смещения с поста премьера «консерватора» Мариано Рахоя.

Напомним, что 1 июня 2018 года Мариано Рахой подал в отставку с поста главы правительства после того, как большинство депутатов нижней палаты испанского парламента выразили ему недоверие в связи с судебным решением в коррупционном деле «Гюртель». В рамках антикоррупционного дела «Гюртель» суд признал десятки лиц, связанных с Народной партией, возглавляемой Рахоем, виновными в мошенничестве, уклонении от уплаты налогов и отмывании денег. Суд также обязал Народную партию выплатить штраф в размере 245 тысяч евро. Именно после этого социалисты направили в Конгресс депутатов предложение о вынесении вотума недоверия главе правительства. Расследование получило название по имени главного фигуранта дела — предпринимателя Франсиско Корреа (по-испански correa — ремень, Gurtel — ремень по-немецки). Верховный суд Испании 24 мая 2018 года в рамках дела приговорил Корреа к 51 году тюрьмы.

Социалисты получили худший результат в своей истории в Андалусии: до этих выборов они имели 47 из 109 мест в региональном парламенте, а теперь — 33.

Аналитики уже назвали итоги выборов в Андалусии ударом по главе правительственного кабинета Педро Санчесу лично и по позициям Испанской социалистической рабочей партии (ИРСП) в целом, которая отдельно или в составе коалиции правит Андалусией с 1982 года. Санчес, который управляет Испанией всего шесть месяцев, в ближайшее время должен объявить о начале выборов в парламент страны, которые пройдут в этой южноевропейской стране в следующем году.

Социалисты получили худший результат в своей истории в Андалусии: до этих выборов они имели 47 из 109 мест в региональном парламенте, а теперь — 33. Их союзники — радикальные левые из объединения «Андалусия, вперёд!» — будут иметь 17 депутатских мандатов, вместе левые не смогут рассчитывать на получение абсолютного большинства в 55 из 109 мест. Таким образом, сформировать региональное правительство им не по силам.

В свою очередь VOX, который официально заявил о себе в январе 2014 года, называет себя правой и Христианско-демократической партией. Первым временным её председателем был философ Хосе Луис Гонсалес Квирос (до внутренних выборов партии в конце 2014 года). Другие лидеры — Сантьяго Абаскаль и Хосе Антонио Ортега Лара (они были пленниками баскской террористической организации ЭTA).

Как и остальные европейские правые популисты, VOX во весь голос заявляет об опасности исламизации Европы и массовой миграции.

VOX против баскского и каталонского сепаратизма, после каталонской декларации независимости эта партия подала в суд на парламент Каталонии и несколько политиков, которые открыто выступают за выход Каталонии из состава Испании. VOX выступает за централизацию политического устройства испанского государства, подвергая резкой критике существующее «государство автономий», в котором регионы имеют большой суверенитет.

VOX придерживается мягкого варианта евроскептецизма, считая, что Испания не должна терять суверенитет из-за членства в Европейском Союзе. Как и остальные европейские правые популисты, VOX во весь голос заявляет об опасности исламизации Европы и массовой миграции. VOX также против однополых браков, указывая на то, что испанское слово, которое обозначает брак — matrimonio — этимологически не подходит для однополых пар. VOX предлагает заменить однополые браки «гражданскими союзами».

До недавнего времени VOX оставался маргинальной силой. Однако теракт в Барселоне на Рамбла 17 августа 2017 года и каталонский референдум о независимости привели к тому, что буквально за сорок дней VOX увеличил свою численность на 20 процентов. А после дела «Гюртель» на VOX переключилась часть традиционного электората Народной партии.

Испанские граждане раздражены массовой безработицей и падением реальных доходов. Кроме того, многие испанцы довольно болезненно воспринимают рост сепаратизма. И левым нужно найти ответы на эти вызовы.

При этом VOX не чурается и уличной политики. Так, в июне 2016 года один из её ведущих активистов Начо Мингес развернул у вершины Гибралтарской скалы флаг Испании размером 18 на 11 метров. Акция продолжалась 20 минут: подоспевшие сотрудники британской полиции убрали флаг, а Мингеса арестовали.

«Этой акцией мы хотели продемонстрировать, что Vox не остановится до тех пор, пока Испании не будет возвращён полный суверенитет над Гибралтаром, кража которого Британией сделала возможным его превращение в оффшор, нанесла ущерб нашим рыбакам, вызвала экономическую депрессию в Кампо-де-Гибралтар (район Испании, прилегающий к Скале) и сделало местных трудящихся заложниками этого пирата Пикардо (главного министра Гибралтара Фабиано Пикардо)», — заявил тогда руководитель партии Сантьяго Абаскаль. А в апреле 2018 года активисты VOX добились отмены конференции, посвящённой жизни и деятельности Иосифа Сталина, на факультете политологии и социологии Университета Гранады (город в Андалусии).

Так или иначе, испанские социал-демократы неудачно начали новый избирательный цикл. Скоро по всей Испании пройдут муниципальные и парламентские выборы, на май намечены выборы в Европарламент. Однако результаты выборов лишь отражают настроения граждан. А испанские граждане раздражены массовой безработицей и падением реальных доходов. Кроме того, многие испанцы довольно болезненно воспринимают рост сепаратизма. И левым нужно найти ответы на эти вызовы. Хотя вряд ли они — в лице неолиберальной партии, которая лишь по недоразумению продолжает включать в свою название слово «рабочей» — способны на это.