8 сентября 2018

«Столица Альп» ставит экосоциалистический эксперимент

Продолжение цикла статей «Города розовые — города красные»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношенй СПбГУ

«Альпийская аномалия» имеет отношение к центру французского департамента Изер, одному из ключевых городов региона Овернь-Рона-Альпы. Речь о Гренобле

В своё время мне приходилось писать ряд материалов, в которых констатировалось, что в современной альпийской зоне Европы в политическом плане господствуют консервативные настроения. Это характерно практически для всех стран и регионов этой зоны. Тем более любопытно в данной связи то, что город, чья агломерация считается самой многочисленной в трансальпийском регионе, являет собой явное политическое исключение и общего консервативного правила.

На смену администрации, возглавляемой соцпартией, в Гренобле пришла ещё более левая команда, состоящая из членов объединения «Европа Экология — Зелёные», Левой партии и Антикапиталистической левой (вскоре эта небольшая формация примкнёт к ФКП) и возглавляемая Эриком Пиолем

«Альпийская аномалия» имеет отношение к центру французского департамента Изер, одному из ключевых городов региона Овернь-Рона-Альпы. Речь о Гренобле. Ещё более любопытно тут то, что в 2014 году, когда процесс поправения французского общества был уже налицо, на муниципальных выборах в Гренобле социалисты уступили власть не умеренным правым, как почти во всей стране, а тем, кто занимает более левые позиции, нежели они: на смену администрации, возглавляемой соцпартией, в Гренобле пришла ещё более левая команда, состоящая из членов объединения «Европа Экология — Зелёные», Левой партии и Антикапиталистической левой (вскоре эта небольшая формация примкнёт к ФКП) и возглавляемая Эриком Пиолем, ставшим в итоге мэром города. Таким образом, на сегодня Гренобль, пожалуй, может считаться главной «муниципальной лабораторией» радикальных левых.

Пытаясь ответить на вопрос, почему подобное стало возможным в достаточно благополучном по французским меркам регионе (не зря же средние зарплаты по департаменту и его центру выше общефранцузских), можно вспомнить об истории. Специалисты по истории Великой Французской революции сразу скажут, какую роль играл Гренобль в борьбе за республику в конце XVIII века. В конце XIX — начале ХХ веков тут были сильны профсоюзные и социалистические силы.

Уже в конце первого десятилетия нашего века 88% местного бюджета и 83% рабочих мест в Гренобле аккумулировались в «третичном секторе».

Но при всём том, что исторически Гренобль с предместьями считался центром перчаточной промышленности (до сих пор в мире ценятся эксклюзивные перчатки, сделанные местными мастерами), а в первой половине ХХ века городской район превратился в одну из ведущих в Западной Европе зон добычи «белого угля» (гидроэнергии горных потоков) и гидроэлектричества, ни в прошлом, ни тем более сейчас Гренобль не мог бы похвастаться «статусом» промышленного центра. Возможно, в этом тоже кроится ответ на вопрос, почему в итоге в 2014 году традиционные левые силы (Социалистическая партия, компартия и т. д.) уступили в городе командные позиции «альтернативным» левым. И при этом в первом туре муниципальных выборов четыре года назад левые списки сообща получили в городе более 55% голосов: вещь, почти немыслимая для альпийских центров.

Но в том-то и дело, что сегодня Гренобль относится к числу наиболее «продвинутых» и «умных» в технологическом отношении департаментских центров Французской Республики. Уже в конце первого десятилетия нашего века 88% местного бюджета и 83% рабочих мест в Гренобле аккумулировались в «третичном секторе». При этом важную роль в городской жизни традиционно играют те страты избирателей (государственные служащие, врачи госсектора, трудящиеся сектора социальной и солидарной экономики), которые обычно по Франции оказывают электоральную поддержку левым партиям. Рискну предположить, что благодаря им и победил список Эрика Пиоля. Статистика утверждает, что за последнее десятилетие число занятости в данной сфере в Гренобле выросло аж на 20%. Речь тут идёт о различных ассоциациях, кооперативах, обществах взаимопомощи, социальных работниках.

Но не менее важна и репутация Гренобля как одного из центров высокой технологии во Франции. В общем не в самом крупном городе (население Гренобля составляет примерно 160 тысяч человек) можно найти немало объектов биотехнологии, микро- и нанотехнологии, имеется занимающийся вопросами разработки возобновляемых источников энергии национальный полюс «Тенеррдис», компании, занимающиеся высокотехнологическими разработками в области химии, окружающей среды и сферу услуг.

Статистика утверждает, что за последнее десятилетие число занятости в сфере солидарной экономики в Гренобле выросло аж на 20%. Речь тут идёт о различных ассоциациях, кооперативах, обществах взаимопомощи, социальных работниках.

Современный Гренобль — это настоящий научный полигон, полюс французской цифровой экономики и логистики, один из ведущих центров Французской Республики в областях информатики и электроники. Поэтому то, что именно здесь, в «столице Альп», как нередко именуют Гренобль местные журналисты и политики, сформировалось ядро нового левого электората, видимо, имеет свою определённую закономерность.

Что же предлагает Греноблю и гренобльцам экосоциалистическая команда во главе с Эриком Пиолем, который до занятия должности мэра Гренобля возглавлял экологистскую группу в региональном совете Роны-Альп? Думаю, ответ на этот вопрос отчасти несёт структура городского управления. В частности, пять заместителей мэра города отвечают за следующие сектора: «Устойчивый город», «Эмансипированный город», «Солидарный город», «Ресурсы» и «Полюс «Смежность». Сам мэр Пиоль отмечает, что его стратегической задачей является «сделать Гренобль более солидарным, чистым и открытым городом».

В муниципальном совете группа экологистов и Левой партии имеет явное преимущество — 40 мандатов из 59. Это позволяет «эколевым» спокойно контролировать принятие городского бюджета и проводить собственную политику исполнительной власти в рамках муниципалитета. Естественно, решающая роль при осуществлении этой политики принадлежит «зелёным». Вот почему закономерно, что за последние четыре года в городе возросло число велодорожек, значительная часть транспортного бюджета переориентирована на совершенствование трамвайных путей.

В «столице Альп» сформировалось ядро нового левого электората.

Экслюзивной частью политики мэрии является развитие т. н. экокварталов в Гренобле. Их несколько, и они — предмет активной городской политики. В таких кварталах создаются новые зелёные насаждения, реконструируются парки и скверы, поощряется развитие солнечной энергии, строятся коллективные спортивные и культурные объекты… К слову, лидер движения «Непокорённая Франция» Жан-Люк Меланшон, в прошлом являвшийся также лидером Левой партии, во многом строил экологическую и социальную части своей президентской программы 2017 года, основываясь на опыте участия своих единомышленников в системе городского управления Гренобля. В изданиях Левой партии в этой связи указывалось, что «Гренобль показывает, что соединение зелёного и красного проектов в политике возможно».

Данная мысль работает и на культурологическом направлении, так как общие позиции левых популистов и экологистов в сфере культурной политики во Франции весьма приближены друг к другу. В описываемом случае это выливается в перераспределении муниципального бюджета в пользу статей, связанных с культурой и образованием. Вообще исторически для французских левых культурная политика — известный конёк, при этом на всех уровнях — от мелких коммун до общенационального масштаба. Не удивительно в этой связи, что с 2014 года в Гренобле на городском уровне возросли расходы на финансирование библиотек, детских музыкальных школ, дошкольных учреждений, находящихся в городском подчинении музеев. Судя по опросам общественности в последние два года, подавляющая часть гренобльцев одобряет культурную политику местной власти…

Автор данной статьи лично посещал Гренобль в 2000 году в дни съезда французской Социалистической партии по приглашению своего старшего друга, ныне покойного известного историка международного коммунистического движения Пьера Бруе. В моей памяти Гренобль запечатлелся как красивый и самобытный альпийский город. Город, в который очень бы хотелось вернуться. Тем более сейчас, когда им управляют альтернативные левые силы…