27 августа 2018

Джон Маккейн писал для «Правды»

А ведь были времена, когда недавно почивший в бозе американский сенатор Джон Маккейн писал для газеты «Правда». Это удивительное открытие я сделал недавно, разбирая в свой лесной сторожке газеты, привезённые туда ещё дедом для растопки печки. В статье 54-летний Маккейн с энтузиазмом рассуждает о разрядке и конверсии, а также о недопустимости переноса гонки вооружений в страны Третьего мира. Очень любопытно. Учитывая, что, как минимум, в последние лет 20 Маккейн имел репутацию ястреба. Так, он ратовал за немедленные поставки оружия сирийским повстанцам с самого начала гражданской войны в Сирии. Я не поленился и набрал статью, чтобы выложить её.

Редактор Sensusnovus.ru Дмитрий ЖВАНИЯ 

Дюйм прогресса, или Миля риторики

Статья написана специально для газеты «Правда». Опубликована 21 сентября 1990 года в № 264 (26347)

Столетиями люди говорили о том, что они следуют библейскому предписанию о мечах, которые следует перековать в орала. И столетиями мы постоянно нарушали его пустыми совами и войнами. В течение прошедшего удивительного года США и Советский Союз, а также наши союзники показали, что люди умеют не только говорить и воевать. Мы отказались от подготовки к войне и стремимся служить нуждам мира. Мы больше не мечтаем, мы действуем.

Это великолепное начало уже позади, и теперь мы столкнулись с гораздо более трудной задачей реального уменьшения нашей военной силы с тем, чтобы сделать мир более безопасным, более процветающим. И это начало делает честь тем, кто работает на благо своих стран тогда, когда мир имел гораздо более неясные перспективы, чем сегодня.

В целом проблема, которая стоит перед нами — это нечто большее, чем проблемы сдерживания или «холодной войны». Более того, для развивающихся стран конверсия является более сложной и срочной задачей, чем для Востока или Запада.

Наша первостепенная задача — добиться того, чтобы конверсия улучшила жизнь нашего народа так, как решит сам народ. Некоторые считают, что дивиденты мира должны использоваться для осуществления грандиозных социальных программ. Я совершенно не согласен. Те, кто ожидает, что конверсия принесёт оживление социальной структуры, — это те, кто всегда отдавал предпочтение государственному вмешательству, а не частной инициативе. Они уверены: государство лучше знает, что в наибольшей степени отвечает интересам народа.

Джон Маккейн в 1990 году: «Я был профессиональным солдатом. Я — продукт «холодной войны». Но я также не верю, что мы подошли к концу истории»

Я верю, что успешная конверсия поможет восстановить свободу личности. Я считаю, что «дивиденты мира» должны использоваться для избавления людей от тяжести налогов, чрезмерных государственных расходов и государственного контроля. Мир уже достаточно загрязнён дорогостоящими обломками государственного планирования. Неиспользуемые промышленные предприятия и пустые стадионы — это символы уверенности государства в превосходстве оценок правительства на мнениями людей. Вновь и вновь разработанные программы социального обеспечения, развития и строительства жилья оказывались несостоятельными или становились тюрьмой для тех людей, которым они должны служить.

Свободный рынок далёк от совершенства. Правительство не может перейти от военных к гражданским расходам без тщательного планирования. Государство должно выполнить ряд важных задач. Однако великими обществами являются те, которые с большим доверием и уважением относятся к личности. «Дивиденты мира»должны обеспечить благосостояние народа, и люди должны видеть, что в условиях свободного рынка они могут наилучшим образом воспользоваться этими благами.

Неиспользуемые промышленные предприятия и пустые стадионы — это символы уверенности государства в превосходстве оценок правительства на мнениями людей.

И наша вторая задача — найти способ убедить друг друга, что в процессе конверсии для нас нет взаимной угрозы. Темпы и размах конверсии зависят от того, насколько каждая из стран, её осуществляющих, уверена в том, что её потенциальные противники параллельно проводят сокращение своих военных возможностей.

Есть три способа для достижения такого доверия. Один из них — это выработка договоров о контроле над вооружениями, о снижении уровня вооружённости, например, на переговорах об ограничении стратегических наступательных вооружений или на переговорах об обычных вооружениях в Европе. Эти договоры будет необходимо распространить на все аспекты военного производства, а также численность вооружённых сил.

Второй подход — это меры укрепления доверия, как, например, те, которые были разработаны ОБСЕ и которые теперь необходимо распространить на военную технологию, производство и продажу оружия. Третий подход, безусловно, наиболее важный. Ни одно международное соглашение не может охватить все аспекты конверсии. Договорами нельзя заменить свободы в обществе.

После Вьетнама я, ка и многие советские солдаты после Афганистана, узнал о личных жертвах, принесённых военнослужащими ради своих соотечественников, не всегда помнят вечно.

Президент Михаил Горбачёв показал, что он придерживается этого принципа. Гласность строится не на её риторике. Моя страна ясно продемонстрировала свою добрую волю. Мы вступаем в шестой год реальных снижений оборонных расходов, производя значительные сокращения в численности вооружённых сил, в их мощи и военном производстве. Мы планируем сократить наши военные силы примерно на 25 процентов в последующие пять лет. Мы снижаем военные расходы в процентном отношении к ВНП и в целом по государственному бюджету до самого низкого за последние 50 лет уровня.

Этот процесс открыт для всех. Каждый шаг этого процесса становится общественным достоянием, а другие страны, учёные и пресса могут следить за ним. У нас пока есть секреты но это в основном секреты технологии. Никто не может сомневаться в том, что Соединённые Штаты Америки стремительно переходят от подготовки конфронтации с Варшавским Договором из-за Германии к стратегии, которая защищает наши глобальные интересы при гораздо более низких затратах и уровне вооружённости.

Взаимная конверсия будет происходить только в условиях взаимного доверия. Мы неуклонно должны поддерживать процесс ухода свободных обществ от угрозы войны.

Третья важная задача, стоящая перед нами, — помочь переходу мужчин и женщин из наших вооружённых сил и военной промышленности к новой работе в гражданском секторе. Среди тех, кого затронет конверсия, будут многие наиболее талантливые служащие и преданные патриоты. Они обеспечивают нам лидерство и технические возможности, которые было бы глупо игнорировать.

Перемирие в «холодной войне» не сделает мир безопаснее, если развивающиеся страны сочтут своим правом заменить нашу гонку вооружений своей.

Сужу об этом по личному опыту. После Вьетнама я, ка и многие советские солдаты после Афганистана, узнал о личных жертвах, принесённых военнослужащими ради своих соотечественников, не всегда помнят вечно. О жертвах частно забывают, когда страна обращает своё внимание на другие вопросы. И сейчас, когда мы стремимся перейти к мирной экономике, надо быть особенно осторожным, чтобы не забыть наш долг перед теми, кто честно нас оберегал.

Недавно я внёс законопроект, в соответствии с которым, исходя из срока службы после выходы в отставку, предусматриваются значительные пособия и помощь военнослужащим, которые вынуждены покинуть наши вооружённые силы. Моё предложение предусматривает дополнительные компенсации по безработице, медицинское страхование, возможности образования и предоставление эффективной помощи и консультаций при переходе от военных к гражданским профессиям.

Я представляю государство, где остро ощущается необходимость перехода от наиболее передовых и специализированных форм военного производства к другим конкурирующим отраслям промышленности мировой экономики. В нашей стране много «жертв мира» — многие семьи испытывают тяготы безработицы.

Наши правительства должны признать долг перед этими людьми. В пределах нашего национального богатства мы должны предложить им помощь при переходе из военной и оборонной промышленности в гражданский сектор. Мы должны дать их семьям защиту и уверенность. Мы не должны забыть их только потому, что они служили нам так хорошо, что теперь они нужны нам меньше, чем раньше.

У нас есть возможность, уникальная возможность создать в наше бурное столетие новый, лучший мир — мир свободных демократических стран, живущих в мире друг с другом.

Наша четвёртая задача — убедиться в том, что мы действительно переводим наши военные предприятия на мирные рельсы. Отказаться от власти «холодной войны» над судьбами человечества только для того, чтобы допустить рост убийственного национализма, — это было бы огромной неудачей.

И всё же мы уже столкнулись с этой угрожающей перспективой. Более десяти миллионов людей погибли в ходе конфликтов в странах третьего мира начиная с 1945 года. Сейчас развивающиеся страны стремятся получить доступ к оружию массового уничтожения. К 2000 году число развивающихся стран, производящих свои собственные баллистические ракеты, увеличится до пятнадцати. В это число не входят те страны, которые могут приобрести ракеты на мировом рынке оружия. Некоторые будут его иметь к концу столетия. 23 страны имеют химическое оружие или их подозревают в этом. Десять стран могут иметь биологическое оружие.

Не стоит стремиться к такой конверсии, которая перенесёт гонку вооружений в страны третьего мира или позволит сегодняшним производителям оружия на Западе и Востоке перенести своё соревнование в эти страны. Перемирие в «холодной войне» не сделает мир безопаснее, если развивающиеся страны сочтут своим правом заменить нашу гонку вооружений своей.

Позвольте мне закончить на личной ноте. Я в некоторой степени удивлён, что стал сенатором. Но, наверное, это не случайно. Я был профессиональным солдатом. Я — продукт «холодной войны». Но я также не верю, что мы подошли к концу истории. Я не сторонник опрометчивого и торопливого роспуска союзов и военных сил. Я верю в то, что надо быть реалистичным и терпеливым. В задаче, которая стоит перед нами, как и во всех сферах человеческой деятельности, дюйм реального прогресса стоит мили риторики.

Однако позвольте мне уверить вас, что будущие поколения будут судить о нас по тому, чего нам удалось достичь — или не удалось — в этот критический час. У нас есть возможность, уникальная возможность создать в наше бурное столетие новый, лучший мир — мир свободных демократических стран, живущих в мире друг с другом. Пусть нас не пугает объём задачи. Он велик. Но наше удивительное время разбудило наше воображение, подтолкнуло наши стремления и расширило наши мечты.

Мы — слуги народа, и поэтому мы должны оставаться практичными мужчинами и женщинами. Но наши народы ждут, что мы поднимемся до задач нашего времени. Если мы разочаруем их, то мы не просто будем забыты историей, но и осуждены ею. Пусть наша преданность и способности соответствуют открывшимся возможностям. И более того, давайте работать вместе, не ради узких политических выгод, а ради великой цели — прогресса человечества.

Статья написана специально для газеты «Правда». Опубликована 21 сентября 1990 года в № 264 (26347).