22 июня 2018

Левая дипломатия против национализма

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

17 июня, на озере Преспа, в районе стыка границ Греции, Македонии и Албании министры иностранных дел Греции и Македонии в присутствии глав правительств своих стран подписали соглашение о новом названии македонского государства. Если оно будет ратифицировано, одобрено народом Македонии на референдуме и вступит в силу, одна из проблем в международных отношениях в Юго-Восточной части Европы может наконец разрешиться.

Согласно подписанному 17 июня соглашению, власти Македонии берут на себя обязательство переименовать страну в Республику Северная Македония, тогда как Греция снимает барьеры на вступлении в будущем этого государства в НАТО и ЕС

Нынешняя Республика Македония, как известно, образовалась на базе одноимённой республики, входившей после Второй мировой войны в состав единого югославского государства. Это многонациональное государство, где основным народом, этническим большинство, являются родственные болгарам македонцы. По западноевропейским критериям, Македония — бедная, даже отсталая страна. И с первых дней своей государственной самостоятельности она получила очень серьёзную дипломатическую проблему, которая преследовала македонское общество более четверти века — вплоть до соглашения 17 июня.

Речь идёт о названии страны — Республика Македония, — которое стала камнем преткновения в отношениях с одной из соседок постюгославской республики, а именно с Грецией. Историки хорошо знают, с каким пиететом в Греции относятся к Александру Македонскому; в северной части Греции расположена историческая область — Северная Македония. Решение оставить в названии молодого государства термин «Македония» вызвала неприятие со стороны населения и политической элиты Греции; не только консерваторы, но и социалисты заняли по этому вопросу твёрдую позицию.

Именно из-за жёсткой линии греческого руководства вплоть до сего дня в ООН македонский представитель заседает под нелепой и, на деле, весьма унизительной табличкой «Бывшая югославская Республика Македония». Именно позиция как право- так и левоцентристских правительств Греции мешала вступлению Республики Македонии в НАТО и ЕС.

Историки хорошо знают, с каким пиететом в Греции относятся к Александру Македонскому; в северной части Греции расположена историческая область — Северная Македония. Решение оставить в названии молодого государства термин «Македония» вызвала неприятие со стороны населения и политической элиты Греции.

Разумеется, за минувшую четверть века Афины и Скопье не раз предпринимали попытки встать на путь переговоров. Но поскольку в политической жизни то Македонии, то Греции ключевая роль попеременно принадлежала правым партиям, это обстоятельство всерьёз мешало продвижению вперёд: греческие и македонские консерваторы (тем более, откровенно националистические силы в обеих странах) при всей их нелюбви друг к другу делали всё от них зависящие, выдвигая неприемлемые для другой стороны требования.

Но вот в последние несколько лет именно внутриполитические перемены в Греции и Македонии дали сильный импульс к поиску компромисса. В Греции и Македонии на данный момент существуют коалиционные правительства, но решающая роль в обеих случаях принадлежит левым силам — Коалиции радикальных левых (СИРИЗА) в Греции и Социал-демократическому союзу Македонии (СДСМ). Лидеры этих партий, одновременно возглавляющие свои страны, Алексис Ципрас и Зоран Заев, проявили недюжинные усилия, чтобы во имя будущего своих стран и народов добиться исторического компромисса.

Согласно подписанному 17 июня соглашению, власти Македонии берут на себя обязательство переименовать страну в Республику Северная Македония, тогда как Греция снимает барьеры на вступлении в будущем этого государства в НАТО и ЕС. Не удивительно, что на торжественной церемонии присутствовали глава внешнеполитического ведомства ЕС, члены Европейской Комиссии, высокопоставленная делегация из ООН. Но всё-таки именно добрая воля властей Греции и Македонии сыграла решающую роль в достижении договорённости.

После подписания соглашения премьер-министр Македонии Заев заявил: «Мы гордимся этим соглашением. Мы городимся, что объединились и решили спор, который разделял нас, и выбрали решение, которое нас объединяет». В свою очередь, премьер-министр Греции Ципрас назвал подписанное соглашение «хорошим», отметив, что его страна «не только примет, но приведёт наших соседей к европейской и евроатлантической перспективе».

Президент Македонии Георге Иванов назвал соглашение 17 июня антиконституционным, неприемлемым, «наносящим ущерб» и даже «разрушающим государственные институты».

В разговоре со мной заместитель председателя Партии европейских левых, в которую входит греческая СИРИЗА, Майте Мола подчеркнула: «Мне это соглашение напомнило, по крайней мере, по духу, Московский договор СССР и Западной Германии в период разрядки: левые в Европы всегда могут при желании и воли договориться». В свою очередь, председатель Партии европейских социалистов, с которой активно сотрудничает СДСМ, Сергей Станишев также заявил о поддержке соглашения 17 июня.

Наоборот, правые и реакционные силы стоят в оппозиции достигнутому соглашению. О предательстве греческих интересов уже кричат откровенные неофашисты из «Золотой зари». Националисты собрали митинг в Салонниках, на котором звучали лозунги с требованием отставки Ципраса. Очевидно, что главная оппозиционная партия — консервативная «Новая демократия» — постарается также помешать ратификации договора в греческом парламенте. В Македонии открыто против ратификации соглашения также выступила ведущая консервативная партия. Выдвинутый в своё время на президентский пост ею нынешний президент Македонии Георге Иванов назвал соглашение 17 июня антиконституционным, неприемлемым, «наносящим ущерб» и даже «разрушающим государственные институты».

С учётом того, что через несколько месяцев в Македонии предстоит ещё организовать референдум, да вдобавок произвести конституционные изменения, будущее соглашения на данный момент не так уж очевидно. Мой коллега по факультету международных отношений, специалист по новейшей истории и внешней политики Македонии Евгений Колосков верно отмечает, что «это не Македония, а правительство СДСМ идёт на компромисс», тогда как «позиция СДСМ крайне шатка». В конце концов, и в Греции, и в Македонии, чтобы добиться успеха при голосовании, левым придётся заручиться поддержкой сил «другого берега». В Греции, скорее всего, понадобится парламентская поддержка либеральных европеистских партий, а в Македонии социал-демократам никак было не обойтись без помощи со стороны политических сил, отстаивающих интересы албанской общины: до 20 июня македонский парламент одобрил 69 голосами «за» (из 120) закон о переименовании страны в Республику Северная Македония благодаря союзу СДСМ и «албанцев». (Отметим, что оппозиционная «Демократическая партия за македонское национальное единство» в знак протеста покинула парламент и не принимала участия в процедуре ратификации, а президент старны Гёрге Иванов призвал парламент начать процедуру импичмента в его отношении в связи с негативной позицией по поводу переименования государства — прим. ред. SN)

Правда в том, что абсолютное большинство левых и левоцентристских сил в Юго-Восточной Европе видит будущее своих стран в ЕС и одновременно с этим принимает атлантизм.

Но то, что упомянутое соглашение стало возможным именно благодаря ведущим левым силам обоих государств, тоже очевидно. И вот здесь, какова бы не была в итоге судьба подписанной 17 июня договорённости, приходит такая мысль: левые силы работают на мир, дружбу между народами, в конце концов, на будущее, тогда как консерваторы и крайне правые, вставляя палки в колёса соглашению, подписанному на берегах Преспы, защищают националистические предрассудки и, по существу, «трудятся» на прошлое. Как верно сказано в песне у Александра Городницкого, «родство по крови порождает стаю…»

Конечно, многие люди левых взглядов могут мне возразить: но ведь на поверку, вступление в силу греко-македонского соглашения направлено на то, чтобы привести Македонию, пусть под новым названием, в НАТО и ЕС — что же тут «левого»? Это очень непростой вопрос, на который и ответ дать нелегко. Но правда в том, что абсолютное большинство левых и левоцентристских сил в Юго-Восточной Европе видит будущее своих стран в ЕС и одновременно с этим принимает атлантизм. Это может не нравиться, но это факт и отмахиваться от него глупо. Но при этом мы в очередной раз убеждаемся сегодня на примере Македонии и Греции: водораздел между левыми и правыми гораздо в большей степени проистекает именно по «культурологической» линии. И этот аспект тоже нужно иметь в виду исследователям современного европейского левого движения.