1 июня 2018

Политика Макрона вызвала призрак Народного фронта

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

50-летие ключевых событий «Красного мая» во Франции вызвало немалый интерес у научной общественности: в Сорбонне и провинциальных университетах проводятся конференции, семинары и коллоквиумы, посвящённые событиям 1968 года, на эти мероприятия приглашают и живых поныне героев «студенческой революции».

Среди участников манифестаций во Франции было немало представителей социальных ассоциаций / На транспаранте написано: «Против Макрона и его мира»

Но в этом мае у остающихся на левых позициях представителей «поколения 68-го года» была полная возможность «тряхнуть стариной», присоединившись в секторальным социальным движениям современной эпохи: бастовали железнодорожники, более десятка высших учебных заведений были на время заняты студенческими активистами, свой день действий провели работники общественных служб, в начале месяца левопопулистское движение «Непокорённая Франция» устроила в Париже «перформанс» на первую годовщину президентства Эмманюэлля Макрона. Финальным же актом мая нынешнего стали манифестации по всей Франции, состоявшиеся 26 мая под лозунгами жёсткой критики социально-экономической политики действующей власти.

26 мая по всей Республике прошло 190 манифестаций и митингов — практически в каждом департаменте. Сами организаторы мероприятий нарекли его «народной волной». По данным участников, в них приняли участие до 280 тысяч человек. В столице, согласно заявлению профсоюзов, на улицы вышли около 80 тысяч человек. Инициатива марша 26 мая, растянувшегося от Восточного вокзала до легендарной для парижских левых Площади Бастилии, принадлежит «Непокорённой Франции», превратившейся за минувший год в наиболее видимую и оценённую общественностью социально-политическую альтернативу курсу Макрона. Недаром, согласно рейтингу газеты «Лё Монд», именно вожак «непокорённых» депутат Жан-Люк Меланшон рассматривается французами как самый сильный и последовательный оппонент исполнительной власти.

В Париже, согласно заявлению профсоюзов, на улицы вышли около 80 тысяч человек. Инициатива марша 26 мая, растянувшегося от Восточного вокзала до легендарной для парижских левых Площади Бастилии, принадлежит «Непокорённой Франции», превратившейся за минувший год в наиболее видимую и оценённую общественностью социально-политическую альтернативу курсу Макрона.

Но как отметил сокоординатор Левой партии — политической базы «Непокорённой Франции»Эрик Кокрель в разговоре с автором данной статьи: «На наш взгляд главной ценностью события 26 мая является то, что оно объединило почти всю галактику радикальных левых, как политическое, так и социальное крылья». Это в самом деле так. Поскольку именно радикальные левые силы практически с первых дней вступления Макрона стали жёсткой оппозицией новой исполнительной власти, а внутри Национального Собрания влияние сил, расположенных слева от соцпартии весьма ограниченно, не удивительно, что почти все противники либерального капитализма примкнули к призыву меланшоновцев.

Всего около 60 политических, социальных организаций и ассоциаций вывели своих активистов на марш. Среди профсоюзов массовостью и организованностью выделялись кортежи Всеобщей конфедерации труда (ВКТ), одного из ведущих профцентров страны. До сих пор влияние левых, прежде всего — коммунистов, велико в ВКТ. Однако, в последние годы этот «революционный» профсоюз старался не фигурировать в чисто политических акциях радикальных левых. Мотивируя решение ВКТ присоединиться к акции политических левых сил на сей раз, Генеральный секретарь конфедерации Филипп Мартине заявил, что его профсоюз решился на такой шаг, поскольку ВКТ не принимает курс власти: «Делают подарки очень богатым, приглашают в Елисейский дворец президентов-генеральных директоров предприятий, которые не платят налоги…»

Среди участников манифестаций было немало представителей социальных ассоциаций. Как отметила представительница движения АТТАК Орелия Труве, «битва будет долговременной, но сегодняшний успех показывает, что мы решительнее, чем когда-либо настроены выступать против политики Макрона». Среди участников маршей 26 мая в разных городах Франции было немало студентов, преподавателей, членов различных неправительственных и социальных организаций.

До сих пор влияние левых, прежде всего — коммунистов, велико в ВКТ. Однако, в последние годы этот «революционный» профсоюз старался не фигурировать в чисто политических акциях радикальных левых.

Но в медийном поле выделялись лидеры разных левых партий. Интерес СМИ прежде всего был к лидерам «Непокорённой Франции». Ж.-Л. Меланшон, обращаясь к участникам манифестаций, призвал их начать выстраивать Народный фронт. «Продвигать Народный фронт, — заявил лидер депутатской группы «Непокорённой Франции», — это другой способ говорить о единстве народа, это проект, практика и стратегия».

Очень активны 26 мая были кортежи французских коммунистов. Они выступают против либерализации железнодорожных услуг, а недавно коммунисты обнародовали свой проект предложений по защите «общественной, светской и обязательной для детей с 3 до 18 лет системы образования», полностью расходящихся с политикой действующей исполнительной власти.

Ещё недавно вторая по влиянию левая сила Франции — «Европа Экология — Зелёные» (ЕЭЗ) также примкнула к маршам 26 мая. В листовке французских «зелёных» весьма высокопарно отмечается: «В этой народной волне мы будем представлять также и нелюдей: поскольку животные, планеты, океаны, воздух, почвы и будущие поколения не могут выразиться — это надлежит сделать нам».

Резкий взлёт «Непокорённой Франции», сделавшей это движение первым по полученным голосам субъектом французской левой после президентских и парламентских выборов-2017, на самом деле, был очень прохладно встречен не только социалистами, но и некоторыми отрядами антилиберальных левых.

Более приземлёно рассуждают лидеры самой активной на сегодня крайне левой партии V Республики — Новой антикапиталистической партии (НАП). Так, её представитель Кристиан Пупен призвал к усилению совместной протестной борьбы с макроновскими реформами. При этом Пупен отмечает, что «исход борьбы против приватизации Национального общества железных дорог остаётся решающим делом».

В общем, можно сказать, что «народная волна» в некоторой мере заставила задуматься о «призраке» Народного фронта. Но тут я бы был достаточно осторожным. Как верно замечает мой приятель, бывший член Национального бюро французской соцпартии Жерар Филош, «перед дискурсом и практикой Меланшона и его движения у других радикальных левых возникает настроение недовольства и боязни». Речь идёт об опасениях за своё будущее. Резкий взлёт «Непокорённой Франции», сделавшей это движение первым по полученным голосам субъектом французской левой после президентских и парламентских выборов-2017, на самом деле, был очень прохладно встречен не только социалистами, но и некоторыми отрядами антилиберальных левых, включая ФКП, экологистов и неотроцкистов. И если все они, каждый на свой манер, призывают к единству прогрессивных левых сил, вкладывают-то в это единство они тоже разное.

Через год после фиаско на национальных выборах левое движение Франции остаётся всё таким же децентрализованным и фрагментированным. Правда, плюсом для него стало то, что «социальная волна», похоже, всё-таки выводит его лидеров из политического «летаргического сна».