29 января 2018

Столица Руанды в левом измерении

Продолжение цикла статей «Города розовые — города красные»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Панорама Кигали

Для людей моего поколения, интересующихся тем, что происходит за пределами России, слово Руанда имеет вполне определённую ассоциацию. В 1994 году буквально за несколько дней в этом центральноафриканском государстве в результате этнического геноцида погибли около одного миллиона человек, причем «сильные мира сего» молча наблюдали за этой трагедией. К слову, руандийская трагедия во многом способствовала видоизменению точки зрения на государственный суверенитет для общественного мнения Запада и появлению концепции «гуманитарной интервенции».

В 1994 году буквально за несколько дней в этом центральноафриканском государстве в результате этнического геноцида погибли около одного миллиона человек

Для самой же Руанды эта драма привела к новому этапу гражданской войны, в ходе которого к власти пришёл выражавший в первую очередь интересы оказавшихся жертвами геноцида народности тутси Руандийский патриотический фронт (РПФ). Лидер РПФ Поль Кагаме уже многие годы является президентом страны (в прошлом году он в очередной раз был переизбран на свой пост, набрав немногим менее 99% голосов), да и в парламенте патриотический фронт занимает доминирующие позиции.

Конечно, с середины 1990-х много воды утекло, РПФ уже сложно классифицировать исключительно как «партию тутси» (являющегося этническим меньшинством в этой африканской стране). По политическим установкам в лице РПФ мы имеем дело скорее с левоцентристской, прогрессистской и одновременно популистской политической силой. С другой стороны, современная Руанда, конечно же, весьма далека от той модели демократии, которая существует в Западной Европе. Да, в стране действуют оппозиционные политические силы, они даже имеют парламентское представительство. Однако все реальные рычаги власти находятся в руках РПФ, контролирующего также ведущие масс-медиа республики и её силовые структуры.

Соответственно, и на более «низовых» уровнях власти реальный вес РПФ очень высок, эта партия доминирует в местном масштабе, включая управление основными городскими центрами Руанды, начиная с её столицы — города Кигали. После прихода РПФ к власти практически все руководители столицы страны принадлежали к правящей партии. С прошлого года мэром Кигали (вот уже более 10 лет речь идёт об административной единице, объединяющей собственно город и прилегающую к нему столичную провинцию) является видный представитель руководства РПФ и соратник действующего главы государства Паскаль Ньямулинда.

Власти Кигали пытаются снять градус «социального накала» в перенаселённых кварталах Кигали, и, в общем и целом, это им удаётся

Ныне в столице Руанды проживают более 1,1 миллиона жителей, что делает Кигали городом-миллионником. Сам город был основан лишь в 1907 году немецкими колонистами. После Первой мировой войны Руанда оказалась в состоянии подмандатной территории Лиги Наций, управляемой уже бельгийцами. Когда Руанда получила государственную независимость в 1962 году, Кигали сразу же становится столицей молодого африканского государства. И превращается в основной политический, экономический, транспортный и культурный центр этой небольшой страны.

Если говорить о «левом измерении» в деятельности руководимой РПФ администрацией столицы-провинции, то оно, пусть не очень ярко, имеет место. В частности, здесь речь идёт о социальной политике. Безусловно, Руанда вовсе не относится к богатым африканским государствам, но эта страна на протяжении последних лет получает фиксированную финансовую помощь со стороны промышленно развитых стран, общественное мнение которых не перестаёт чувствовать моральную вину за допущенный в середине 90-х годах прошлого столетия геноцид.

И неудивительно, что значимая часть этой помощи идёт на развитие столичного города. В том числе на строительство многоквартирных домов, реновацию или постепенную ликвидацию знаменитых в «Чёрной Африке» бидонвилей, строительство оснащённых современной техникой акушерских пунктов и клиник, возведение средних учебных заведений и дошкольных структур. Городские власти заинтересованы в том, чтобы снять градус «социального накала» в перенаселённых кварталах Кигали, и, в общем и целом, это им удаётся.

Одновременно в Кигали активно строятся и небоскрёбы, в которых располагаются крупные коммерческие центры, банковские учреждения, отели. Руанда привлекает иностранный капитал и роль Кигали в данном процессе весьма и весьма велика.

в Кигали активно строятся и небоскрёбы, в которых располагаются крупные коммерческие центры, банковские учреждения, отели

Очевидно, что Кигали стал гораздо более безопасным городом по сравнению с концом ХХ столетия. Уровень преступности, краж и грабежей в столице Руанды заметно пошёл на спад. Улучшилось и состояние транспортной инфраструктуры руандийской столицы. Международный аэропорт Кигали связывает прямыми рейсами не только со столицами африканских стран, но и с такими европейскими городами, как Брюссель и Амстердам.

Кигали очень удачно расположен (в самом центре страны) и именно из него начинаются организованные экологические туры по стране «тысячи холмов», полюбившиеся интуристам из западноевропейских стран. В самом же городе и его предместьях «царствуют» маршрутные такси в виде минибусов, число которых в последнее время заметно увеличилось.

Городская власть вполне успешно справляется с управлением культурных объектов, в частности музейных центров, таких, как Мемориальный музейный центр по руандийскому геноциду или музей Кандт-хауз (названный по имени германского врача и исследователя Африки Рихарда Кандта — основателя Кигали), рассказывающий о природной истории Руанды.

Весьма интересно, что местная власть с большим оптимизмом смотрит в будущее. Недавно был принят рассчитанный аж до 2040 года (!) план городского развития, который предусматривает, что более чем через двадцать лет столица руандийского государства предстанет перед жителями страны и её гостями экологически чистым и подлинно безопасным городом, в котором будут проживать на постоянной основе около 3,5 миллиона человек. Так или иначе, но можно констатировать, что по сравнению с мрачными временами гражданской войны и геноцида и Руанда в целом, и её столица, действительно, сделали достаточно уверенный шаг вперёд…

Тексты цикла «Города красные — города розовые»:

Руслан КОСТЮК. Дили — столица сопротивления
Руслан КОСТЮК. Монтевидео — «богатая лаборатория» Широкого фронта
Руслан КОСТЮК. «Новый Мадрид» на марше
Руслан КОСТЮК.  Уруапан — оплот Партии демократической революции
Руслан КОСТЮК. Маврикий в боевых руках
Руслан КОСТЮК. Муниципальный коммунизм в Гималаях
Руслан КОСТЮК. Ла-Риоха: муниципальный перонизм не сдаётся
Руслан КОСТЮК.  Самая северная столица в мире — левый город
Руслан КОСТЮК. Ричмонд — «левая уникальность» в США
Руслан КОСТЮК. Мапуту — четыре десятилетия под властью левых
Руслан КОСТЮК. Берлин окрасился в красно-зелёные цвета
Руслан КОСТЮК. Город-мученик Диярбакыр не сдаётся
Руслан КОСТЮК. Мюнхен — красная столица консервативной земли
Руслан КОСТЮК. Маракайбо — «любимый город солнца»
Руслан КОСТЮК. В «маленьком Париже» правят социал-демократы
Руслан КОСТЮК. Мексиканская Гвадалахара — «город будущего» не только для богатых
Руслан КОСТЮК. Город переворотов жаждет спокойствия
Руслан КОСТЮК. Давао-сити — трамплин для левого президента
Руслан КОСТЮК. Барселона готова к социальным экспериментам
Руслан КОСТЮК. Бразилиа: город чиновников и… социалистов
Руслан КОСТЮК.Возвращение «Шинн Фейн» в Дублин
Руслан КОСТЮК. Кингстон — город победившего мультикультурализма
Руслан КОСТЮК. Окленд — лейбористский город парусов в краю вулканов
Руслан КОСТЮК. Контрасты Луанды под властью МПЛА
Руслан КОСТЮК. Студенческая столица Норвегии — бастион Рабочей партии
Руслан КОСТЮК. «Бразильская Венеция»: для граждан и для бизнеса
Руслан КОСТЮК. Бремен: красно-зелёные симфонии вольного города
Руслан КОСТЮК. «Колыбель французской Америки» под властью «розовых» сепаратистов.
Руслан КОСТЮК. «Балканский Иерусалим» преодолевает национализм
Руслан КОСТЮК. Киншаса — самый многочисленный город Африки под властью левых
Руслан КОСТЮК. Дели в руках простого человека
Руслан КОСТЮК. Ла-Пас: розовый город с красным оттенком

Руслан КОСТЮК. В Тихуане стреляют меньше
Руслан КОСТЮК. Веллингтон — левая столица края земли
Руслан КОСТЮК. «Жилище смирившихся» под властью Революционной партии
Руслан КОСТЮК. Измир — светская столица Турции
Руслан КОСТЮК. Город-праздник остался за левыми
Руслан КОСТЮК. Сантьяго под властью левой Моралес
Руслан КОСТЮК. Рижский замок социал-демократии
Руслан КОСТЮК. ГВАДАЛАХАРА — мексиканский город будущего
Руслан КОСТЮК. ЙОХАННЕСБУРГ — город, где жил Мандела

Руслан КОСТЮК. Красная Вена жива и процветает
Руслан КОСТЮК. ПОРТУ-АЛЕГРИ — столица демократии участия
Руслан КОСТЮК. КРАКОВ — польская аномалия 
Руслан КОСТЮК. МАНАГУА — бастион сандинизма
Руслан КОСТЮК. Браззавиль — розовый город с красными отблесками
Руслан КОСТЮК. Нагоя: работотехника, ремёсла и зелёный мэр
Руслан КОСТЮК. Мэр Неаполя левеет, освобождая город от каморры
Руслан КОСТЮК. Родной город Че и Месси – модель прямой демократии
Руслан КОСТЮК, Ирина ПОДМАРЬКОВА. Брюссель: противоречия «столицы Европы»
Руслан КОСТЮК. Ванкувер – зелёная столица Канады в розовой рамке
Руслан КОСТЮК. Дакар — красная точка Чёрного континента
Руслан КОСТЮК. Колката: между трущобами и высокими технологиями
Руслан КОСТЮК. Копенгаген и социал-демократия: сто лет вместе
Руслан КОСТЮК. «Футбольная столица» мира выбирает левых
Моника ФЕЙН: «Это непросто – одновременно оппонировать неолиберализму и популизму»
Руслан КОСТЮК. Берлин – столица, обращённая в будущее
Виктор ХЕЙФЕЦ: «По уровню ВВП Мехико находится на седьмом месте среди городов мира»

Добавить комментарий