2 апреля 2020

Covid-19 и «Весна народов-20»

У меня на полке стоит книга замечательного советского этнографа Юлиана Бромлея (кстати, внука Константина Станиславского по линии внебрачных связей). Называется она «Человечество — это народы». Название это можно трактовать двояко.

Станислав Смагин

Можно, как сам автор: единое человечество и вправду есть, и оно есть совокупность разных народов. «Человечество разделено на народы-этносы… Казалось бы, всё правильно в этой фразе, и всё-таки лучше скажем иначе: человечество состоит из народов. Или ещё точнее: человечество — это народы. Многосотмиллионные, как китайцы. Совсем малочисленные, как юкагиры, которых всего несколько сот». А можно иначе: то, что нам кажется человечеством, – это совокупность разных (часто почти разнопланетных) народов. То есть та самая формулировка «человечество разделено на народы», испугавшая Бромлея. Как видим, в одной и той же фразе соседствуют едва ли не противоположные смысловые акценты, практически «казнить нельзя помиловать».

Сто семьдесят лет назад в Европе бушевала так называемая «весна народов», в ходе которой одни нации — например, немцы — пытались преодолеть свою раздробленность и расколотость на множество государств. Другие, как множество наций Австрийской империи, – освободиться от иноплеменного имперского господства. Для итальянцев стояли одновременно вопросы и освобождения, и объединения. При этом многие яркие личности той «весны» отнюдь не считали собственное национальное государство пиком мечтаний. Например, Джузеппе Мадзини, один из ключевых деятелей итальянской революции, придерживался и всячески развивал идею, что освобождение, объединение и освобождение-объединение европейских наций станет лишь шагом на пути к уже свободному, добровольному и братскому объединению Старого Света, а затем по этому же пути пойдут остальные континенты. В принципе, схожее убеждение было свойственно советской политико-исторической науке. Возьмём статью «Нация» в последнем издании «Большой советской энциклопедии»: «Расцвет наций способствует их сближению, а сближение наций усиливает их расцвет…Полное слияние наций произойдёт в результате их дальнейшего расцвета и постепенного, всё более тесного сближения во всех сферах жизни».

Время года, которое мы, сидя в «добровольной изоляции», видим из окна, по телевизору и через Интернет, тоже вполне можно назвать очень своеобразной «весной народов».

Много воды утекло с середины XIX века, многое было сделано левыми и либеральными политиками, мыслителями и правителями на пути воплощения мечты Мадзини (я уж не говорю про такие крайние своеобразные, но тоже наднациональные проекты, как «единая Европа» и «белое арийское человечество» в исполнении III Рейха). Об этом можно почитать в ещё одной интересной книге «Власть над миром» американского профессора-историка Марка Мазовера. Казалось, либеральный интернационализм, точнее сказать, космополитизм, победил в соревновании, и мир неотменимо вступил в эпоху глобализации по его рецептам.

Однако история, как и наука, умеет много гитик, часто весьма непредсказуемых. Время года, которое мы, сидя в «добровольной изоляции», видим из окна, по телевизору и через Интернет, тоже вполне можно назвать очень своеобразной «весной народов». То ли глобализация резко и быстро под влиянием внешних факторов откатилась далеко назад, то ли произошло естественное диалектическое перерождение, и «человечество народов» превратилось в ту самую Австрийскую империю, из которой народы пытались бежать и в итоге сбежали. Не факт, кстати, что с пользой сбежали, на этот счёт разные мнения есть. Да возьмём даже запятнавшую себя не одним геноцидом Османскую империю. При взгляде на непрекращающийся кровавый хаос в её былых ближневосточных владениях у некоторых наблюдателей и то возникают смутные вопросы…

В духе вполне животного не прагматизма даже, а человек-человеку или государство-государству-волчизма отгораживаются друг от друга союзники, имеющие общую валюту и фактически не имевшие доселе границ между собой.

Мы видим, как в духе вполне животного не прагматизма даже, а человек-человеку или государство-государству-волчизма отгораживаются друг от друга союзники, имеющие общую валюту и фактически не имевшие доселе границ между собой. Да что там отгораживаются – открыто воруют друг у друга, как Чехия китайский гуманитарный груз у Италии. Немногие яркие примеры взаимопомощи лишь подтверждают правило. Тем более что помощь страждущим оказывают как раз далёкие и не совсем союзные государства, как, собственно, Китай. Можно вспомнить и помощь России итальянцам и США, но не хочется. Помощь итальянцам, мягко говоря, небесспорна с точки зрения соответствия национальным интересам, американцам же и вовсе бесспорна. То есть бесспорно им не соответствует. Хотя где российский правящий класс и где национальные интересы…

…Правда, 1 апреля американцы заявили, что российская «помощь» была оплачена, и 2-го российский МИД вынужденно подтвердил сей факт с оговоркой — «частично оплачена». Такой поворот делает ситуацию хоть немного более приемлемой. Но одновременно — показывает абсурдность шумной кампании официозных СМИ на тему нашего благородства и американской горячей благодарности за неё. Тем более у российского обывателя в текущих обстоятельствах подобное «благородство» вызывает скорее раздражение.

Из нынешней деглобализации логично вытекает ожидаемое в связи с ней явление – повышение суверенности внутриполитических процессов.

Многие противники глобализации, не радуясь открыто смертельному мору, в то же время считают его сродни тому несчастью, что помогло при отсутствии счастья. Что ж, вполне понятная точка зрения, даже если её не разделять. Я бы ещё подчеркнул такое логично вытекающее из нынешней деглобализации и ожидаемое в связи с ней явление, как повышение суверенности внутриполитических процессов. Речь не только о суверенитете действующей власти (в случае с властью российской суверенитет этот вынужденный и особо ей не нужный, непонятно, как с ним жить), но и суверенитета оппозиции. У неё появляется иммунитет к подозрениям во внешней ангажированности.

Любая зародившаяся внутри самой власти, или стихийно-народная, или комбинированная, что наиболее вероятно, смута в значительной степени освобождена от обвинений в «подкупе Госдепом». Нуланд с печеньем не прилетит — денег разве что пришлёт на карту, но и с этим проблемы.

Возьмём условную Белоруссию. Там Лукашенко, который и сам потихоньку флиртует с Западом, могут сменить его ещё более прозападные сподвижники, такие как министр иностранных дел Владимир Владимирович (Макей). Но реальное материальное выражение этой прозападности в основном ограничится присягой новым друзьям по скайпу. Ваш покорный слуга давно развивал эту мысль относительно отечественного либерализма. Он — если брать его как феномен, оставив за скобками не очень многих либерал-патриотов и консерваторов — может быть не компрадорским, не предательским в двух случаях. Или в России, победно воплотившей в жизнь «пушкинскую речь» Достоевского о нашей всемирной отзывчивости и всемирной мисси — или в России по лекалам выдающегося нашего мыслителя Вадима Леонидовича Цымбурского, как известно, мечтавшего о максимально разгородившемся со всем остальным миром «острове Россия». В первом случае Россия объяла весь мир и нет внешних центров инспирации, во втором Россия стала «всем миром», сознательно и основательно замкнувшись на «острове».

Даже те, кто радуется кризису космополитического глобализма, вполне допускают, что он рукотворен, кем-то организован, как и сама история с коронавирусом в целом (если не болезнь, то как минимум нагнетание напряжённости вокруг неё).

При этом даже те, кто радуется кризису космополитического глобализма, вполне допускают, что он рукотворен, кем-то организован, как и сама история с коронавирусом в целом (если не болезнь, то как минимум нагнетание напряжённости вокруг неё). Более того, задолго до нынешних событий доводилось сталкиваться с точкой зрения, что окончательная победа глобализации и создание «мирового правительства» произойдут именно после тяжёлого всемирного военного или иного кризиса, который будет срежессирован транснациональной закулисой и покажет разобщённость национальных государств и их неумение справляться с большими вызовами поодиночке. Зазвучавшие сейчас заявления о необходимости «мирового правительства для борьбы с коронавирусом» — об этом, в частности, сказал бывший британский премьер-министр Гордон Браун – заставляют прислушаться к такой версии.

Кстати, версию эту подкрепляют и некоторые другие факты, опять же, имевшие место задолго до 2020 года. Например, пророчества о нынешнем лихолетье. И пророчества не в стиле бабы Ванги, которая предсказала всё на свете, о чём, правда, становится известно исключительно тогда, когда событие уже свершилось. Вот передо мной доклад «Сценарии для будущего технологии и международного развития», составленный десять лет назад Фондом Рокфеллера и Глобальной сетью бизнеса. Наткнувшись на него, я был буквально шокирован – причём, как выяснилось, несколькими днями ранее его прочитал и тоже был шокирован профессор Валентин Катасонов.

Веря в естественность и объективную историческую обусловленность глобализации с деглобализацией или считая их управляемыми процессами — так или иначе, нельзя не признать ставшую очевидной хрупкость концепции «человечества».

А предсказано в докладе на среднесрочную перспективу вот что: «Смертельный вирус, о котором учёные неоднократно предупреждали, вспыхнул в Юго-Восточной Азии. По иронии судьбы, некоторые европейские страны и даже Китай могут лучше перенести пандемию, которая быстро распространяется, чем Соединенные Штаты с их повышенными мерами безопасности и пограничным контролем. Были отменены перелёты, и остановлены судовые перевозки. Есть информация о десятках миллионов смертей… Даже в богатых, развитых странах, которые были избавлены от худших последствий пандемии, количество жертв достигло нескольких миллионов. Молодые были особенно подвержены заболеванию. Не берусь судить о психологическом воздействии на богатых выживших. Всемирная пандемия вызвала ещё большую неприязнь к глобализации. Это был смертельный удар для многих, ещё в начале XXI века активно выступавших за безудержно растущую глобализацию».

Дальше даны прогнозы по конкретным странам, континентам и регионам — не буду углубляться, документ легко найти во всемирной пока ещё сети — но и сказанного достаточно для глубокой задумчивости. Даже фраза про молодых как особую группу риска, в то время как реальный коронавирус, наоборот, особенно опасен для людей пожилых, не выглядит выстрелом в «молоко». Указано, что у вируса есть конкретная возрастная особенность. Это даёт смычку с реальностью больше, чем если такая особенность в сторону старости или молодости не была бы упомянута вовсе.

Задумываясь над этим докладом или считая его случайным совпадением, веря в естественность и объективную историческую обусловленность глобализации с деглобализацией или считая их управляемыми процессами — так или иначе, нельзя не признать ставшую очевидной хрупкость концепции «человечества». Человечество, как оказалось, может включаться и выключаться, на самой вроде бы вершине своего сплочения оно может рассыпаться, как карточный домик… возможно, чтобы затем быть собранным заново ещё более крепко и жёстко… чтобы, возможно, через какое-то время рассыпаться вновь. Так что, читая заголовок книги Бромлея «Человечество — это народы», хочется сообразно двум его смыслам воскликнуть «Верю!» и «Не верю!» одновременно. По заветам великого театрального деда заслуженного этнографического автора.

Источник интернет-журнал «Родина на Неве»