23 марта 2020

По поводу цены социализма

Автор — Павел Кухмиров

А между тем вспыхнувший мировой кризис продолжает набирать обороты. Точнее, не вспыхнувший, а обострившийся. Потому как с Великой Рецессии 2008 года он, в общем-то, и не гас. Если уж быть честными до конца. И логичным его результатом во всём мире становится резкий рост влияния на умы социалистических идей. Вызванный всё большим разочарованием в капитализме, как таковом. Особенно интенсивно это начинает происходить на фоне точно так же набирающей силу эпидемии коронавируса. Которую, что характерно, смог победить социалистический Китай и перед которой вполне может оказаться беззащитной капиталистическая Европа.

И, знаете, тот факт, что социализм (или, как минимум, значительное полевение мира) может прийти на волне глобальной пандемии — не так уж и странно. Но не потому, что социализм равняется чуме. Просто моровые поветрия — это мощнейшая встряска для человеческой цивилизации, показывающая максимально наглядно, что эффективно, а что нет. Более того: нынешний капитализм в той же Европе в своё время точно так же начинал бурно расти после эпидемий «чёрной смерти», когда на руинах вымерших городов вдруг становилось очевидно, насколько бесполезен и неэффективен феодальный способ производства и, что самое главное — феодальный жизненный уклад.

Цена за социализм непомерно высока, и цена за сохранение капитализма тоже непомерно высока. Но в первом случае это цена, платить которую хотя бы имеет смысл

Теперь капитализм сам всё больше выступает в роли феодализма пятисот-семисотлетней давности. Но одно дело проникнуться социалистическими взглядами, на которые переключаются люди самых разных жизненных позиций: отнюдь не только леваки, а ещё и националисты, люди с религиозными взглядами, откровенные правые — все, кто понимает, что капитализм уже откровенно становится угрозой. А другое дело понять, что всё имеет цену. В том числе и социализм. И что платить эту цену придётся неизбежно.

Почему неизбежно? Такой вопрос задаст кто-нибудь наивный, полагающий, что «в Швеции тоже социализм» (с). Дескать, одной ортодоксальной советской моделью социализм не исчерпывается. И да, и нет. Теоретически вариантов социализма действительно несколько. Но, во-первых, это не разновидности, а, скорее, стадии развития одного и того же явления. А, во-вторых, социализм не является чем-то самодостаточным. Наоборот: он всегда был, есть и будет не более, чем транзитной формой, которая может существовать лишь в качестве таковой на пути к куда большей и широкомасштабной трансформации не просто экономики или мирового порядка, а жизненного уклада. Что конкретно это значит? А то, что не только т. н. шведский (а, по сути, европейский) социализм, но даже китайский на длительную перспективу не жизнеспособны в нынешнем виде и неизбежно будут трансформироваться дальше.

Если не брать в расчёт возможность движения по нисходящей, то получается, что рано или поздно оба эти пути упрутся в ворота серпом и молотом.

То, что есть в Китае, можно назвать «НЕДОсоциализмом» — это модель компромисса социалистической экономики с элементами рыночной. Китайцы прагматично полагают, что пока рыночные механизмы работают и показывают свою эффективность — их надо ипользовать. Сохраняя при этом плановый характер и экономики, и государства. Но ключевое слово здесь «пока». И как раз в данный момент это «пока» разбивается о коронавирус — борьбу с ним Китай ведёт абсолютно кристальными и незамутнёнными социалистическими методами.

Европейскую разновидность, в свою очередь, я бы назвал «НЕсоциализмом». Ну, потому что какой это социализм-то? Это опять же модель компромисса, но теперь уже с элементами рыночной экономики, а с капитализмом как таковым. Некая попытка симбиоза. Когда социалистическая социалка (прошу прощение за тавтологию) без опоры на социалистическую экономику натурально паразитирует на капитализме. И нет в этом ничего хорошего: я даже понимаю капиталистов, которые откровенно не хотят терпеть этот паразитизм. Разумеется, от подобного груза капитализм избавляется при первой же возможности, радостно демонстрируя свой оскал.

Приведённое выше говорит лишь о том, что обе эти модели в сердцевине своей глубоко нестабильны и их дальнейшая эволюция неизбежна. Ну, а если не брать в расчёт возможность движения по нисходящей, то получается, что рано или поздно оба эти пути упрутся в ворота серпом и молотом. Нравится это кому-то или нет. Просто по той причине, что без данного вектора движения социализм как таковой не имеет смысла. В принципе не имеет. А попытки законсервировать какой-либо процесс на транзитной стадии никогда и никого не доводили до добра. И значит итогом всё равно будет максималистский советский вариант. Разумеется, тоже в изменённом виде, соответствующем духу времени.

«Перезапуск» капитализма происходил уже дважды. Причём на вполне обозримом историческом отрезке. Первый раз — I Мировая война. Второй раз — II Мировая война.

Что это означает на практике? Да всего лишь слом уклада. Многовекового. А местами и тысячелетнего. Причём тысяча может быть тоже не одна. Ну, очевидно, что такие сломы не бывают безболезненными. Я даже не буду вспоминать гражданскую войну в России и всё, что её сопровождало, а напомню, через какую кровищу наступал, собственно, капитализм. Одна Великая Французская Революция чего стоила. А ведь и до неё в Европе очень много чего было — феодализм сдал свои позиции не за один год и даже не за одну сотню лет. Приход социализма (действительный, не фальшивый, как в Европе) означает перелом через колено всей системы общественных отношений. И да — классовую борьбу он тоже означает. Во что в итоге выливается т.н. солидаризм, думаю, никому уже пояснять не надо.

Означает ли это кровь и потрясения? Ещё как. В крови там всё будет, местами, по ноздри. Это правда…

Но не вся.

Второй половиной правды является то, что сохранение капитализма тоже не будет бесплатным. Да, дорогой гражданин, платить тебе придётся в любом случае. Или за одно, или за другое. Как выглядит цена сохранения капитализма, что называется, «в натуре»? Я поясню. Коротко.

Когда капитализм теряет динамику (а именно это с ним происходит именно сейчас), то для перезагрузки своей эффективности ему требуется перераспределение ресурсов. А произойти оно может только насильственным путём. И такой «перезапуск» происходил уже дважды. Причём на вполне обозримом историческом отрезке. Первый раз — I Мировая война. Второй раз — II Мировая война. И та самая цена за два сохранения капитализма составила в общей сложности от шестидесяти, до ста миллионов человек по разным оценкам. Вот так просто и элегантно. И это только один пункт данного ресторанного счёта. А ведь есть и другие.

Что ж мы имеем в итоге? Социализм, который придётся оплатить не просто большой кровью, а огромной кровью. И капитализм, цена за который будет, как минимум, ничуть не меньшей. Это я сейчас очень мягко выразился. Но, при этом, одна система представляет собой строительство нового лучшего общества (по крайней мере, это ею декларируется), а другая — общества людоедства и глобальной несправедливости. Разумеется, каждый из вас самостоятельно будет решать, к какой из них относятся эти эпитеты.

Ну, а по поводу цены социализма… На днях я услышал замечательную мысль на эту тему. И состоит она в том, что цена за социализм непомерно высока, и цена за капитализм тоже непомерно высока. Но в первом случае это цена, платить которую хотя бы имеет смысл.

Вот такие дела.

(с) Павел Кухмиров

Источник Интернет-журнал «Родина на Неве»