3 марта 2020

Два выхода из капитализма

Автор — Павел Кухмиров

Я вот тут задался вопросом, что больше всего любят люди. И пришёл к неожиданному выводу: больше всего они любят обольщаться. Так сказать, находить в любой ситуации самоуспокоение, даже когда делать это, ну, как минимум, нежелательно. А чего люди больше всего хотят? И здесь ответ примерно тот же: чтобы всё было сделано за них. Кем-то другим. Неважно, кем именно. Родителями, мужем, обществом. Или историческим процессом. Вера в последний особенно безотказна.

Тут на днях стали известны результаты очередных последних опросов по теме с неувядающей актуальностью — о судьбе капитализма. И (о, чудо!) они показали, что капитализм в современном мире стал ещё менее популярен, чем был. Аж целых 56% опрошенных заявили, что от него больше вреда, чем пользы. Особенно опрашивающих, отчего-то удивили результаты, полученные в Таиланде и Индии, где уровень антикапиталистических настроений максимален и достигает 75% населения. При том, что в этом регионе местный капитализм всё ещё бодрее некуда — по сути, там до сих пор классический модерн и полным ходом идёт пролетаризация крестьян. Замечу, что удивление граждан лично мне не вполне понятно: революция в России произошла как раз, когда наш собственный капитализм был именно в этой стадии. Интересно, почему? Неужели потому, что именно в ней он максимально демонстрирует свой истинный зверообразный облик. Впрочем, это не важно.

Капитализм мёртв по той причине, что всегда, с самого начала носил экспансионистский характер. А вот теперь ему банально больше некуда расширяться. Всё. Потенциал роста исчерпан

Я уже неоднократно слышал мнение, что нет причин для волнения относительно капиталистического настоящего — прогресс же неотменим и данный людоедский строй рано или поздно сам рухнет под тяжестью накопившихся противоречий. И даже то, что происходит сейчас на постсоветском пространстве — это, всего лишь, реакция. Не стоит придавать ей такое уж огромное значение, ведь рано или поздно всё само наладится. Достаточно вспомнить приход самого капитализма (который когда-то был прогрессивной формацией) — там реакция вообще длилась несколько столетий. И теперь итоговый приход более справедливого и прогрессивного устройства общества остановить тоже нельзя. Потому, что капитализм, по сути, мёртв. А раз так, то и беспокоиться не о чем. Ну, как-то так. Вот именно эти «разговорчики в строю» и наводят меня на определённые мысли. Те, которыми я сейчас хочу поделиться.

А чего люди больше всего хотят? И здесь ответ примерно тот же: чтобы всё было сделано за них. Кем-то другим. Неважно, кем именно. Родителями, мужем, обществом.

Ну, для начала, недурно было бы заметить, что доля истины в таких рассуждениях всё же есть. И состоит она в том, что капитализм действительно мёртв. Ну, или мёртв практически (оговорка, которая глобально ничего не меняет, а служит лишь для соблюдения политеса). Он мёртв не потому, что мне или кому-либо ещё нравится так думать. Он мёртв по той причине, что всегда, с самого начала носил экспансионистский характер. А вот теперь ему банально больше некуда расширяться. Всё. Потенциал роста исчерпан.

А не расти капитализм не может. Он основан на максимальной, абсолютизированной пассионарной алчности. И если оной больше некуда рваться — это и означает смерть капитализма. Объём расширения заполнен целиком. Разумеется, это ещё не финальная точка: паразит неизбежно попытается обратить свой голод вовнутрь — начать какой-нибудь чёрный передел или попытаться развязать мировую войну для того, чтобы перераспределить ресурсы, которые вдруг оказались конечны. Но факта исчерпанности роста это не отменит. Максимум, даст какую-то отсрочку. Очень недолгую и очень кровавую. Но речь не об этом. Речь о другом.

Капитализм основан на максимальной, абсолютизированной пассионарной алчности. И если оной больше некуда рваться — это и означает смерть капитализма. Объём расширения заполнен целиком.

Капитализм — мёртв-то он мёртв. И рано или поздно человечество из него, что называется, ломанётся на выход. Да, конечно, это движение можно заморозить. И адептов такой заморозки общества всегда было достаточно — один наш русский философ Леонтьев чего стоит. Вот только медитировать на ледяной кристалл вечно не получится — рано или поздно всё равно оттает. А разложение после оттаивания начинает идти ураганными темпами из-за криогенного повреждения клеток. Но вот только кто вам сказал, что движение возможно только по восходящей?

Кто вложил вам в голову чушь о том, что прогресс неизбежен?

У меня для вас новость: по любой лестнице движение возможно не только вверх, но и вниз. И, как правило, оно куда легче и комфортнее. Развитие человечества — это именно лестница. И если не предпринимать никаких усилий, то человечество не поднимется на этаж выше, а скатится на несколько пролётов вниз. В феодализм. Если не глубже. Произойдёт быстрая и жёсткая архаизация. Считаете, что это невозможно? Посмотрите на Среднюю Азию. Да и не только на Среднюю. В наших бывших провинциях это ещё мягко происходит. Чуть южнее и вовсе идёт скатывание в натуральную дичь. И это максимально наглядно можно понять, если просто прогуглить фотографии из того же Афганистана 60-х и 70-х годов. Вы там обнаружите девочек-студенток в коротких юбках, кинотеатры и летние кафе. И не надо чванливо сообщать, что в ваших «ну, очень цивилизованных странах» такое невозможно. Ага. Ну, да. Конечно, конечно.

Развитие человечества — это лестница. И если не предпринимать никаких усилий, то человечество не поднимется на этаж выше, а скатится на несколько пролётов вниз. В феодализм.

Ответьте-ка мне, а не вам ли в той же матушке России возводят натуральное сословное общество? И гражданам свiдомитам в этом месте лучше не радоваться — с их стороны это и вовсе откровенно смешно. Но, случись что, даже сама старая Европа не станет исключением. По весьма простой причине: регресс выгоден элите гораздо больше, чем прогресс. И у неё есть масса инструментов для такого общественного регресса. Например, фашизм. Старый, добрый. Который, по сути, является одним из путей архаизации. Причём даже не государства и даже не столько общества, сколько самого человека. А это главное. И что, хотите сказать, что показал он себя в этом плане неэффективно? Ну, ну.

А мораль из всего этого может быть только одна: если не прилагать усилия, то никакой «мировой дух» человечество вверх толкать не будет. И никакие «объективные исторические процессы» тоже. Слепая вера в них, по большому счёту, ничем не лучше веры в Мать-Моржиху. Есть такой забавный культ у чукчей. Без усилий человечество неотвратимо скатится вниз. Прогресс никогда не доставался этому человечеству даром. За него всегда боролись. Как, в общем-то, и за всё в этом мире.

Никакой «мировой дух» человечество вверх толкать не будет. И никакие «объективные исторические процессы» тоже. Слепая вера в них, по большому счёту, ничем не лучше веры в Мать-Моржиху.

Понятное дело, что сейчас — ни то, что 100 или 150 лет назад. Нет накалённых масс. Нет роста сознательности и готовности к сплочению. То, что происходит сейчас — это «политика низких температур». Но и у неё есть свои плюсы — в её условиях успеха могут добиваться куда менее многочисленные человеческие общности, за счёт общей инертности среды. И уж как минимум малой сознательной части человеческого общества в таких условиях надо заниматься «прогрессорством». Хоть мне и претит пользование терминологией граждан Стругацких.

Ну, а по поводу «безальтернативности» чего-либо вообще — забудьте. Тем более в вопросе о пути из капитализма. Неприятных альтернатив там куда больше, чем вам бы хотелось. Как, впрочем, и везде. Ведь, в конце концов, даже если вас съели — у вас и тогда целых два выхода.

(с) Павел Кухмиров

Источник — интернет-журнал «Родина на Неве»