4 июля 2018

Владимир ТИТОВ. Дырявая ложка Дмитрия Мякшина

Владимир Титов

Всемирная паутина принесла весть: в Петербурге осудили бывшего юного оппозиционера Дмитрия Мякшина, обвиняемого в нападении на сотрудника полиции. Якобы 12 июня прошлого года во время демонстрации на Марсовом поле он выбил полицейскому зуб. Согласно расширенной версии, Мякшин упал с высоты, нечаянно толкнул омоновца, а тот не удержался и тоже упал.

Следствие и суд нашли здесь состав преступления части 2 статьи 318 УК РФ (насилие в отношении представителя власти, опасное для жизни и здоровья). Санкции по этой статье предусматривают лишение свободы на срок до десяти лет. Если в деле замешана политика, приговоры по таким делам с вероятностью 146% бывают обвинительным, а сроки — реальными.

Но Мякшин проявил редкую для людей его возраста смекалочку. А, может, ему попался толковый адвокат, знающий российские реалии (без обид, но большинство адвокатов, работающих по «политическим» делам в российских судах, производят впечатление экспатов из Страны Эльфов: уверены, будто отсутствие состава преступления — повод для оправдания их подзащитных!). Бывший активист «Молодёжного Яблока» сделал лихой финт и переобулся в прыжке. В апреле 2018 года он вступил в «Молодую Гвардию Единой России».

Дмитрий Мякшин предусмотрительно убрал со своей странице в «Фейсбуке» фото с Алексеем Навальным

— Я пересмотрел своё видение ситуации, — заявил свежеиспечённый единорос. — Я считаю, что оппозиция действует довольно бессмысленно. Крики на улице ни к чему не приведут, а «Единая Россия» предоставляет большую площадку возможностей.

Бывший юный оппозиционер с головой погрузился в партийную работу на «площадке возможностей», благо на время следствия и суда его не стали заключать под стражу. Кроме того, подчистил свою страничку от фоточек с Навальным и прочего компромата, заполнив правильным контентом. Результат: вместо того, чтобы отправиться на несколько лет за решётку, он получил два года условно.

Российская оппозиция — не банда и не тоталитарная секта. Причастность к ней не даёт душевного комфорта («мы Избранные!»), не гарантирует безопасности («брат, если ты из «бешеных двадцаток», в этом квартале за тебя поднимется любой!»), не сулит прибыли.

Это тоже судимость. Но лучше два года ходить отмечаться у участкового, чем полгода потреблять казённые харчи. Конечно, можно вспомнить, как актёр Игорь Бекетов, известный под псевдонимом Гоша Тарасевич, во время нападения на оппозиционный пикет навешал люлей подвернувшемуся под горячую руку копу, а против него даже не было возбуждено дело. Так ведь надо понимать: Игорь-Гоша — заслуженный «патриотический» провокатор, а Мякишев — только что вернувшийся блудный сын. Он получил от Родины-матери лёгкий подзатыльник вместо порки ремнём до кровавого мяса, и должен этому радоваться.

Тут уместнее вспомнить кейс Сергея Удальцова. Обвинённый в «организации массовых беспорядков», он получил четыре с половиной года. При этом в зачёт пошло время, которое он «отсидел» под домашним арестом. А мог получить в два-три раза больше: за измену Родине, подготовку терактов и незаконного свержения власти — в беседах с Гиви Таргамадзе и другими грузинскими эмиссарами «революционеры» наговорили себе на двузначные сроки. Но в 2014 году грянула «Новороссия», и коммунист-интернационалист Удальцов, только что готовый свергать власть на грузинские гранты, стал отчаянным кремлёвским империалистом, проповедником «русского мира». Конечно, его не отпустили, но и чересчур сурово наказывать не стали. Родина немного отшлёпала расшалившегося сынишку и наказала впредь не баловаться.

Бывший активист «Молодёжного Яблока» Дмитрий Мякшин сделал лихой финт и переобулся в прыжке. В апреле 2018 года он вступил в «Молодую Гвардию Единой России»

Поведение что Дмитрия Мякшина, что Сергея Удальцова далеко от стандартов героизма. Но вокруг не Страна Эльфов и не фэнтезийный сеттинг. Эпические титаны в нашем мире встречаются редко. Большинство — нормальные обыватели, в меру наивные, в меру расчётливые, в меру подловатые, порой способные на внезапный героический порыв… От страха менять знамёна, как обмоченные трусы — не слишком почётно, однако давайте начистоту: готовы ли вы принести комфорт в жертву чести?

В нашем мире человек, совершивший предательство, стерпевший унижение, словом, «потерявший лицо», как говаривали самураи, не превращается в изгоя, социального мертвеца.

Мы живём не во вселенной Конана-варвара, и честь в нашем мире ценится недорого. Это не значит, что вы в любой момент можете купить жену и дочь соседа за банку сгущёнки и пачку фильтровых сигарет. Это значит, что в нашем мире человек, совершивший предательство, стерпевший унижение, словом, «потерявший лицо», как говаривали самураи, не превращается в изгоя, социального мертвеца. Больше того — может делать карьеру, стать уважаемым членом общества, оставить плодовитое потомство. А «невольники чести» — первые кандидаты в тюрьму и на кладбище.

Конечно, и в наши дни в некоторых слоях общества честь ценят высоко, а тот, кто допустил бесчестие, роняет не только себя, но и свой клан… но мы говорим не о преступниках и не о полудикарях, а о большинстве обывателей. Нормальных людей, по-своему неплохих. В среде которых достаток, комфорт и вообще жизненный успех не зависят от того, готов ли ты убить за оскорбление цветов твоей банды.

Молодой да ранний ренегат Дмитрий Мякшин — не первый и не последний «раскаявшийся оппозиционер»

Чего бы добился Дмитрий Мякшин, если бы не принял позу покорности перед властью, которую он ещё недавно шёл свергать с резиновой уточкой наперевес? В среднесрочной перспективе — ничего хорошего. Даже если бы в этот раз приговор оказался не слишком суровым, ближайшее будущее нашего героя было бы грустным. И здесь мы выходим на экзистенциальную проблему российской оппозиции.

Российская оппозиция — не банда и не тоталитарная секта. Причастность к ней не даёт душевного комфорта («мы Избранные!»), не гарантирует безопасности («брат, если ты из «бешеных двадцаток», в этом квартале за тебя поднимется любой!»), не сулит прибыли. Только проблемы. С другой стороны, отступнику не грозит ничего. Наоборот, найдётся вагон и маленькая тележка бывших соратников, которые «по-человечески всё понимают» и встанут нерушимой стеной против «хейтеров».

Между «делать что-то» и «добиваться результата» — дистанция огромного размера. Согласитесь, это ужасно — понимать, что твои маленькие подвиги во имя «прекрасной России будущего», твоё страстотерпство и самоограничение ничего не изменят.

Современные российские оппозиционеры находятся в экзистенциальной ловушке. Их реальная перспектива — провести лучшие годы в пикетах, автозаках и спецприёмниках. Терпеть безнаказанные издевательства «профессиональных патриотов». Не иметь возможность устроиться на нормальную работу (а фриланс российские власти зажимают и дожмут, как советская власть дожала единоличников и кустарей). Рисковать в любой момент загреметь на зону за репост или за то, что полицейский зашиб кулак об твою печень.

…Да, «надо что-то делать», да, честный человек не может спокойно смотреть, как налоги, вышибаемые из россиян, осыпаются ракетами на Сирию и Украину, как китайские партнёры Путина выкашивают сибирскую тайгу, как жителей подмосковных городов травят ядовитыми газами от разлагающихся свалок… да, да, да. Но между «делать что-то» и «добиваться результата» — дистанция огромного размера. Согласитесь, это ужасно — понимать, что твои маленькие подвиги во имя «прекрасной России будущего», твоё страстотерпство и самоограничение ничего не изменят. Никак не поколеблют «режим», подпираемый многочисленными и отменно мотивированными силовиками, которых ты сам кормишь своими налогами.

Чего бы добился Дмитрий Мякшин, если бы не принял позу покорности перед властью, которую он ещё недавно шёл свергать с резиновой уточкой наперевес?

А выбраться из экзистенциальной ловушки очень просто. Взять и покаяться. Публично. Снять штаны и самому себя высечь, а потом со светлыми слезами облобызать портрет Государя. Кающихся грешников у нас любят. Своевременное и деятельное раскаяние неплохо оплачивается — Ирина Яровая, оставившая «Яблоко» ради «Единой России», подтвердит.

Доходные места занимает второе и третье поколения верных путинцев. А дворняжки с улицы не будут допущены дальше прихожей.

Молодой да ранний ренегат Дмитрий Мякшин — не первый и не последний «раскаявшийся оппозиционер». Правда, будущее большинства инициативников, полезных идиотов и вернувшихся блудных сыновей не так лучезарно, как им самим хотелось бы. Причина — корпоративный характер государства. Чужие здесь не ходят. Как в анекдоте: «Может ли сын полковника стать генералом, если у генерала тоже есть сын? — Отставить разговоры, товарищи офицеры, тут у маршала внучок подрастает!» Доходные места занимает второе и третье поколения верных путинцев. А дворняжки с улицы не будут допущены дальше прихожей. В очереди на дерибан их места в хвосте.

А если они ухватят неподобающий кусок, или их кусок понравится кому-то из Настоящих, кара последует незамедлительно. Вспомним историю экс-лидера одной из прокремлёвских молодёжек «нулевых» Максима Мищенко. Он уехал на зону на два с половиной года за неудачный распил 650 тысяч рублей; Настоящие оставляют такие суммы в ресторане и забывают о них, садясь в лимузин.

Чтобы нас не заподозрили в хейтерстве и недостаточной толерантности, шлём Дмитрию Мякшину и другим вовремя переобувшимся храбрецам лучи добра. Всех благ, кушайте, да не обляпайтесь: ложка-то у вас дырявая.