6 марта 2014

Дмитрий ЖВАНИЯ. Петербургский филиал ада для граждан Украины

jvania_inverno_09-2Когда толпа стоит на 20 градусном морозе несколько часов, люди её составляющие инстинктивно начинают льнуть друг к другу. Но теплее от этого не становится. Толпа превращается в дрожащее тело. Ног ты уже не чувствуешь, дрожь пробирает откуда-то изнутри. Нет, я описываю не издевательства над узниками нацистского концлагеря. Всё это я испытал, стоя в середине января 2014 года в очереди в Управление миграционной службы России (УФМС) на улице капитана Воронина в Санкт-Петербурге. Я дрожал вместе с иммигрантами, которые хотели получить номерок на подачу документов, необходимых для оформления разрешения на временное проживание в России (РВП).

Мои друзья, граждане Украины русского происхождения, предложили мне на своей шкуре узнать, с чем им приходится сталкиваться, чтобы легально жить в Петербурге.

Это был настоящий филиал ада! Люди занимали очередь за несколько недель, составляли списки, ходили отмечаться, ночевали в автомобилях. За два часа до открытия УФМС они сформировали плотные очереди-колонны: молдаване — отдельно, украинцы — отдельно, узбеки — отдельно и т.д. Только это были не собственно украинцы, узбеки, молдаване, а русские, которые родились в одной из бывших республик СССР. Это был день «этнической квоты»: чтобы получить номерок на подачу документов для оформления разрешения на временное проживание на территории РФ, нужно было предъявить свидетельство о рождении с указанием, что один из родителей — русский.

Это был настоящий филиал ада! Люди занимали очередь за несколько недель, составляли списки, ходили отмечаться, ночевали в автомобилях

Это был настоящий филиал ада! Люди занимали очередь за несколько недель, составляли списки, ходили отмечаться, ночевали в автомобилях

В очереди стояли люди разных возрастов и профессий. Мне запомнился работник почты. Чтобы развеселить девчат, прижатых к нему толпой, он всё время хохмил — травил анекдоты и почтовые байки. Иногда хохмил удачно, а порой не очень. Не верю я, что люди, заполняя почтовый бланк в графе «пол» пишут «два раза в неделю». Наши почтовые бланки не на английском же языке составляются, где «пол» обознается словом «sex». Но девушки смеялись, а что им было делать, если волей, неволей они вошли почти что в интимный контакт с почтовиком? Другие обсуждали дурость Азарова и Януковича, их необразованность и жлобство. В Киеве в те дни установилось затишье. На улице Грушевского рвануло буквально через несколько дней после описываемого мною стояния.

А я думал об идиотизме нашего чиновничества, заставляющего так мучиться русских людей, желающих жить и работать на исторической родине. Зачем вообще нужна эта этническая квота? Человек русского происхождения должен иметь право в любое время подать документы на российское гражданство. Например, чтобы послать документы с просьбой о представлении грузинского гражданства, в очереди стоять не нужно: приходишь в учреждение государственного регистра, заполняешь бланк, платишь пошлину и отправляешь документы на имя президента республики — их рассматривают в течение трёх месяцев. Видимо, Грузия хочет, чтобы люди с грузинской кровью укрепляли связи с исторической родиной, а России наплевать на тех русских, что родились за её пределами или оказались не на её территории в момент развала Советского Союза.

А я думал об идиотизме нашего чиновничества, заставляющего так мучиться русских людей, желающих жить и работать на исторической родине. Зачем вообще нужна эта этническая квота? Человек русского происхождения должен иметь право в любое время подать документы на российское гражданство.

Когда Кремлю в политической борьбе, а то и для развязывания военной авантюры, надо использовать предлог о страданиях «граждан России» в ближнем зарубежье, он раздаёт российские паспорта всем желающим. Так было в Абхазии и Южной Осетии, а теперь — в Крыму. Но почему не предоставить русским людям с украинскими, молдавскими, узбекскими, казахстанскими и прочими паспортами возможность цивилизованного оформления их права на проживание в России? Я понимаю, что иммиграция — большая проблема. И, наверное, действительно нужны квоты на число въезжающих в наши города. Но ведь я сейчас пишу — вновь подчёркиваю — о русских.

В тот день, когда я находился в очереди жаждущих получить разрешение на временное проживание в Петербурге, УФМС принимала всего два часа: с 10 до 12. Но начальница сжалилась над людьми и распорядилась принимать документы, пока очередь не иссякнет. Внутрь пускали по 10 человек, остальные стояли на морозе. Люди снаряжали гонцов за чаем в ближайшие кафе на Лесном проспекте. Но за пять минут на морозе чай превращался в тёплую водичку, не согревающую, но вызывающую известные потребности. А туалетов поблизости нет. И всё же спасибо этой начальнице УФМС — если бы она не распорядилась давать номерки, пока не исчерпается вся квота, мои друзья, занявшие очередь с вечера, просто не попали бы на приём. За номерком! УФМС не принимал документы — я уточняю, — а лишь выдавал номерки на их подачу. Мои друзья будут подавать их в июне.

Что им делать до этого? Раньше особой проблемы не было, точнее её решали, совершая один раз в три месяца поездку на Украину. Однако 1 января вступил новый миграционный закон, направленный в основном на ограничение миграционного потока из Средней Азии, но распространяющийся на всех приезжих. Теперь, проведя три месяца в России, нужно на полгода уезжать в страну, из которой ты прибыл, а потом снова въезжать — и только на три месяца. Просрочишь гостевание — получишь запрет на въезд в Россию на три года.

Бойцам «Беркута» российские паспорта выдали в одночасье, причём не факт, что эти бойцы имеют русское происхождение, а русские с украинским паспортом вынуждены проходить через адовые испытания не ради получения российского паспорта, а ради бумажки, которая им даёт лишь одно право — право находиться на исторической Родине.

Решить вопрос можно, купив патент, разрешающий работу у физических лиц и позволяющий прожить в России целый год. Друзья через некоторое время пошли за этим патентом в Единый центр документов на улицу Красного текстильщика. Я к ним не присоединился — для сбора впечатлений мне хватило стояния на морозе в очереди на улице капитана Воронина. По их рассказам я понял, что очередь на Красного текстильщика — это ещё один круг ада для иммигрантов.

Предоставим слово Елене из Донецка: «Я отправилась в мигрантский центр на улице Красного Текстильщика. Там меня встретили консультанты, которые пояснили, что внеочередное получение патента обойдётся в 6400 рублей, из которых 1200 — это пошлина, а остальное — плата за услугу. Поскольку на очередь у дверей я уже насмотрелась, то согласилась заплатить деньги. И только потом поняла, что заплатила за пустышку».

Как выяснила Лена, в очереди ей всё равно придётся стоять, да не в одной: сначала два с половиной часа перед входом в здание, а потом ещё полтора часа внутри.

«На улице холодно и только один биотуалет. Внутри нет ни скамеек, ни кулера с водой. Есть только решётки, которыми сдерживают потоки людей. Стоишь как в железной клетке. Большая часть посетителей — это, конечно, узбеки и таджики, причём, мужчины. Мне было немного неловко. Ещё час очереди — и можно, наконец, сдать документы. После этого отправили на медкомиссию — её, правда, удалось пройти без очереди. Там анализы крови на СПИД, флюорограмма, отпечатки пальцев. Но через год придётся всё, включая отпечатки, сдавать заново. Потом мне велели явиться через две недели. Я пришла, отстояла ещё одну трёхчасовую очередь, получила документы и тут же передала их в соседнее окно. Такой там был ритуал, совершенно непонятный. И, наконец, мне велели прийти за получением этой бумажки — патента — ещё через две недели. На этот раз очередь обещали небольшую, может, всего на час».

С упорством маньяка я вновь и вновь обращаю внимание на то, что речь не об «этнически чуждых иммигрантах», а о русских. О тех самых русских гражданах Украины, о чьей судьбе сейчас так сильно обеспокоился Кремль, да и все наши граждане. Бойцам «Беркута» российские паспорта выдали в одночасье, причём не факт, что эти бойцы имеют русское происхождение, а русские с украинским паспортом вынуждены проходить через адовые испытания не ради получения российского паспорта, а ради бумажки, которая им даёт лишь одно право — право находиться на исторической Родине.

И когда я смотрю на мальчиков и девочек, на тётенек и дяденек, выходящих сейчас на митинги «за русских братьев в Украине», я хочу их спросить, а знаете ли вы, как живётся русским братьям из Украины в России? Нет, они не знают. Да и знать не хотят. О лицемерии путинской пропаганды лишний раз говорить не хочется. Умным и так всё ясно, подлецы отмахутся, а дураки не поймут.

Добавить комментарий