24 октября 2011

Александр ШАРОВ. Каддафи — ещё одна жертва большого предательства

Полковник Каддафи погиб, как и обещал, сражаясь на своей земле «как революционер и бедуин». Судя по видеосъёмке, показанной мировыми СМИ, его смерть была жестокой. Раненый, он попал в руки ополченцев Переходного национального совета, подвергся издевательствам и фактически без суда был казнён. Последние часы жизни сближают Каддафи с другой трагической фигуройлидером Народной демократической партии Афганистана Мохаммадом Наджибуллой.

 

Смерть Наджиба

Мохаммад Наджибулла - последний президент революционного Афганистана (1987—1992).

Как и Каддафи, Наджибулла был предан своими недавними внешнеполитическими союзниками. Практически все наблюдатели были уверены, что режим Наджибуллы падёт почти сразу после вывода советских войск. Но это были ошибочные прогнозы. Советские войска покинули Афганистан в апреле 1989 года, а в июле афганская народная армия  разгромила объединённые силы моджахедов под Джелалабадом. В письме к Михаилу Горбачёву от 15 ноября 1989 года Наджибулла писал, что в течение 8 месяцев афганским вооружённым силам удалось отбить моджахедов на всех главных направлениях, но правительство нуждается в новых поставках вооружения, без которых военное положение на дальних подступах к Кабулу резко осложнится. Однако бывшие советские покровители бросили друга на произвол судьбы. В сентябре 1991 года госсекретарь США Джеймс Бейкер и новый министр иностранных дел СССР Борис Панкин подписали соглашение о прекращении поставок оружия конфликтующим сторонам в Афганистане с 1 января 1992 года. А после развала СССР ориентированный на Соединённые Штаты режим Бориса Ельцина прекратил в Афганистан даже поставки ГСМ, и бронетехника афганской народной армии просто встала.

18 марта 1992 года Наджибулла предложил передать власть переходному правительству и 16 апреля оставил свой пост. Незадолго до захвата города президент успел с доверенными лицами переправить супругу Файтану Гайлани с тремя дочерьми и сестру Лейли в Дели последним самолётом, сам же укрылся на территории индийского посольства, а затем — в здании представительства ООН в Кабуле. Вместе с ним остались его брат, начальник управления охраны МГБ Шапур Ахмадзай, начальник канцелярии Исхак Тухи и начальник личной охраны Джафсар. Сменявшие друг друга в ходе гражданской войны правительства страны требовали от ООН выдачи Наджибуллы. Свергнутый президент, как и многие другие члены НДПА, был шокирован высказыванием, прозвучавшим в интервью ельцинского министра иностранных дел Андрея Козырева, о «нежелании Москвы иметь дело с осколками прошлого афганского режима». А афганцы, удручённые  ухудшением обстановки в стране, стали вспоминать об эпохе «Доктора Наджиба» как о периоде стабильности. Так, в первой половине 1990-х годах в Кабуле и других городах проходили голодные демонстрации, во время которых звучали лозунги «Да здравствует Наджибулла!»

Прежде чем убить Наджиба, талибы издевались над ним: привязав бывшего президента к джипу, они таскали его по улицам Кабула, а затем его, уже мёртвого, повесили вместе с братом

В миссии ООН Наджибулла прожил фактически до 26 сентября 1996 года. Пришедшие на смену умеренным исламистам Гульбеддина Хекматияра фанатики из движения «Талибан» схватили бывшего президента. «Талибы ворвались к нему в комнату и подвергли его вместе с братом жестокому избиению, и когда те потеряли сознание, бросили их в кузов небольшого грузовика, который отвёз пленных в президентский дворец в темноте по ночным улицам. Там Наджибулла был кастрирован, и его тащили привязанного к джипу по улицам города, и, наконец, пустили ему пулю в голову. Те же пытки пришлось выдержать его брату, но вместо пули он получил петлю на шею. Оба трупа повесили на бетонном столбе возле президентского дворца, невдалеке от здания ООН в Кабуле. У обоих в руках были зажаты сигареты, а карманы были набиты афганскими деньгами — что должно было, по мнению талибов, со всей наглядностью продемонстрировать, что обвиняемые были казнены за продажность и разнузданную жизнь», — описывает последние минуты жизни доктора Наджиба в книге «Тень Талибов» Ахмед Рашид. Свержение просоветского режима Наджибуллы и его казнь не принесли мира на землю Афганистана, напротив, ввергли его в водоворот братоубийственной войны и иностранной оккупации.

Последний паладин

Каддафи утратил поддержку своих недавних европейских «друзей» на волне поднимающихся революций на Ближнем Востоке и расширяющегося мирового экономического кризиса. Для недавних внешнеполитических партнёров он превратился из источника дешёвой нефти и инвестиций в разменную фигуру, принеся которую в жертву, можно было рассчитывать на сохранение своих позиций в регионе, охваченном народными выступлениями. Российский МИД показал себя в этой ситуации прямым наследником козыревской внешнеполитической линии и одобрил резолюцию ООН, разрешавшую военную поддержку повстанцев со стороны НАТО.

Муаммар Каддафи был органически чужд современным политикам

В самом этом факте политического предательства нет ничего удивительного. Каддафи был органически чужд всем тем, кто терпел его бедуинский шатёр во дворе своего президентского дворца и, не морщась, брал от него деньги на свои избирательные кампании. Для Саркози, Кэмерона, Блэра, Берлускони и Медведева он был человеком другой эпохи. Эпохи, когда революционное преобразование мира казалось возможным. Он не строил свою политику, исходя из рекомендаций консультантов по политическим технологиям или медийных рейтингов популярности. Сторонник идеи панарабизма и поклонник Гамаля Насера, Каддафи был последним паладином эпохи, когда прогрессивные светские националистические режимы воспринимались как единственная надежда арабского мира на возрождение после десятилетий колониального гнёта. Антиимпериализм, «арабский социализм» и политика неприсоединения к двум военно-политическим союзам делала эти режимы одинаково неудобными и для СССР, и для США. Для противостояния панарабизму Америка и её союзники в регионе сделали ставку на фундаменталистов, которые должны были остановить распространение просоветских и националистических режимов.

Каддафи был последним из лидеров, олицетворявших собой мечту об арабском единстве. Насер, Асад, Арафат и Хуссейн умерли или погибли раньше Муаммара, но ещё раньше пришла в упадок идея, сплотившая массы вокруг них и вознесшая их на вершину власти. Амбиции и противоречия, постепенная деградация режимов, союз со вчерашними непримиримыми врагами ― всё это притушило притягательность идей панарабизма. Судьба Каддафи — здесь не исключение. Он проделал путь, который до него проделывали многие лидеры революций, ограниченных национальными границами. Одним из первых в этом списке можно назвать Оливера Кромвеля, превратившегося из лидера антимонархической революции, вдохновленной идеями протестантских диссидентов, в Лорда-протектора, беспощадно подавляющего любых несогласных с проводимым им курсом. Каддафи проделал схожую эволюцию. Он действительно был революционером и диктатором, который мог отправить в тюрьму несогласных с его Третьей мировой теорией, а мог приехать на бульдозере к тюрьме и, разрушив её стену, выпустить своих оппонентов на волю. В своей любви и в своей ненависти он был искренен, чего нельзя сказать о его бывших европейских «друзьях».

Афганский сценарий

Каддафи повержен и его убийцы фотографируются с его телом точно так, как европейские колонизаторы любили фотографироваться с трупами львов, убитых на африканском сафари. Мёртвый лев неопасен, и мировое сообщество в лице генсека ООН Пан Ги Муна заявило: «Этот день однозначно знаменует для Ливии исторический переход к новой эпохе. Настало время для восстановления страны и залечивания ран». Впрочем, только отчаянные оптимисты могут верить в то, что после смерти Каддафи ливийцы начнут строить демократическое государство и восстанавливать экономику. Очевидно, что гражданская война в Ливии вступает в новую фазу ― фазу борьбы фракций внутри ПНС за власть. Уже сейчас очевидно, что линия разлома пройдет между ренегатами Джамахирии и радикальными исламистами.

Убийцы Каддафи фотографируются с его телом точно так, как европейские колонизаторы любили фотографироваться с трупами львов, убитых на африканском сафари

Если победят сторонники бывшего министра юстиции Мустафы Абдель-Джалиля, готовые пойти на любые уступки своим европейским союзникам, мы получим очередное клептократическое правительство, перераспределяющее нефтяные богатства страны в пользу транснациональных корпораций и местной бюрократии. Если победят исламисты Абдельхакима Бельхаджа (прошедшего школу войны с неверными в Афганистане), мы увидим теократическое государство, построенное по заветам талибов. Однако самые причудливые религиозные установки не смогут помешать исламизированной Ливии стать частью капиталистической периферии со всеми вытекающими последствиями.

Сколько потребуется времени для победы той или иной фракции ПНС, мы увидим в ближайшие полгода. Очевидно, что в случае развития событий по этому сценарию не останется в стороне и НАТО. И когда очередной полевой командир будет брать штурмом Триполи, убегающие из города жители будут кричать: «Да здравствует Каддафи»!

Один комментарий на «“Александр ШАРОВ. Каддафи — ещё одна жертва большого предательства”»

  1. Марина:

    Сильный духом был Каддафи,столько сделать для своей страны,а умер от рук тупых,укуренных амбалов

Добавить комментарий