15 октября 2011

Владимир СОЛОВЕЙЧИК. Крутой облом «невских концессионеров»

Орловского тоннеля не будет. По крайне мере, в ближайшее время и в том виде, в каком его собирались строить. Об этом заявил губернатор Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко. Известие об отказе городских властей от реализации проекта Орловского тоннеля, проекта, уже согласованного Главгосэкспертизой и инициированного в пору руководства Смольным Валентиной Матвиенко, имеет под собой, в первую очередь, экономическую основу: удорожание сметной стоимости тоннеля легло бы резким бременем на городской бюджет. А официальная версия об «открывшихся проблемах с состоянием грунтов» — для отвода глаз. Но дело не только в этом.

Первый бой не проиграли

К строительству Орловского тоннеля в этом году должна была приступить Невская концессионная компания (НКК), которую связывают с депутатом Государственной Думы Виталием Южилиным (фракция «Единая Россия»). Концессионное соглашение с НКК было подписано в июне 2010 года, но финансово ещё не закрыто. Согласно ему, господа инвесторы (они же – «невские концессионеры») должны были финансировать реализацию проекта века в равных долях с федеральным и городским бюджетами: каждая из сторон — по одной трети от стоимости работ. В тексте соглашения присутствовало особое условие: в случае превышения сметы проекта он может быть расторгнут по инициативе городских властей. После аудита, проведённого новым вице-губернатором Петербурга Сергеем Вязаловым, отвечающим в городском правительстве за экономику и финансы, выяснилось, что  «сметная стоимость «нецелесообразного и неэффективного» проекта будет превышена в 1,3 раза, общая потребность в финансировании составит 115 млрд. рублей. Ещё 105 млрд. рублей Петербургу пришлось бы выплатить концессионеру за десять лет в случае, если плата за проезд по тоннелю не покроет его расходов. Предполагалось, что из городского бюджета на проект будет потрачено 1,5 млрд. рублей в 2011 году и 3,5 млрд. рублей в 2012 году. Эти расходы в условиях финансово-экономического кризиса были справедливо признаны неподъёмными для городского бюджета.

Хотя «курирующий проект вице-губернатор Юрий Молчанов рассчитывает, что проект в будущем может быть оптимизирован и реализован с переносом сроков», а «НКК уже подтвердила готовность участвовать в его переформатировании», можно предположить, что, как минимум, ближайший год жильцы домов на Пискарёвском проспекте, проспекте Металлистов, Апрельской улице и Шоссе Революции будут спать спокойно. Георгий Полтавченко, закрывая проект «невских концессионеров», сослался на результаты изыскательских работ, показавших плохое состояние грунтов. Странно, что то, о чём оппоненты строительства из Движения гражданских инициатив (ДГИ), «Охтинской дуги» и иных общественных объединений говорили ещё у истоков этого конфликта граждан с инвесторами и чиновниками в сентябре 2006 года, стало очевидно для власти только пять лет спустя. Хотя, как говорится, лучше поздно, чем никогда.

Ещё до «невских концессионеров» строительством Орловского тоннеля хотели подзаняться заезжие столичные инвесторы. Тогда под удар попадали, в первую очередь, дома вдоль Апрельской улицы, могущие, в случае реализации первого варианта проекта, оказаться под угрозой реального обрушения. Причина всё та же – грунты. Самая первая акция протеста – стихийный массовый сход жителей окрестных домов в сентябре 2006 года собрал более 1200 граждан. Свой протест они выражали весьма активно – письмами во все инстанции, превращением предусмотренных законом общественных слушаний в общественный суд над недостатками проекта и нарушениями при информировании жителей, участием в массовом митинге протеста в соседнем с Апрельской улицей парке имени 50-летия Октября, организованном ДГИ в феврале 2007 года. В итоге – чиновники и инвесторы тогда отступили.

Катастрофа, которую избежали

Прошла пара лет, и к планам строительства Орловского тоннеля проявили интерес структуры, которые традиционно относят к «зоне влияния» видного единоросса Виталия Южилина. «Невские концессионеры» предложили второй вариант проекта: с выходами на Пискаревский проспект и Шоссе Революции. Под угрозой ликвидации оказался излюбленный горожанами сад «Нева», да и не только он. 20 августа 2010 года генеральный директор ООО «Невская концессионная компания» В.А.Фомченков утвердил «Техническое задание на предварительное обследование технического состояния зданий окружающей застройки объекта «Орловский тоннель». Черным по белому в разделе 1.6 данного документа прямо и откровенно признаётся: «Во время строительства ожидаются следующие воздействия:

«Невские концессионеры» предложили второй вариант проекта: с выходами на Пискаревский проспект и Шоссе Революции. Под угрозой ликвидации оказался излюбленный горожанами сад «Нева», да и не только он

— Осадочная мульда (сдвиговые и осадочные деформации грунта) ввиду деформации ограждения котлованов, что может привести к дополнительной осадке (деформации) окружающей застройки;

— Разуплотнение грунтов основания в зоне откопки котлованов, снижение физико-механических и деформационных характеристик грунта, что может привести к дополнительным осадкам окружающей застройки;

— Изменение гидрологической ситуации, что может привести к дополнительным осадкам окружающей застройки;

— Снижение несущей способности или переход в плывунное состояние грунтов во время производства работ, что может привести к дополнительным осадкам окружающей застройки». В следующем разделе даётся и перечень потенциально страдающих от реализации мегапроекта жилых домов: Пискаревский проспект, 10, 12/1, 16, Большеохтинский проспект 22/1, 22/2, 39, 41, Шоссе Революции, 9, Среднеохтинский проспект, 50, 55, 57, и далее по списку…

Получилось, что бизнес-интересы «невских концессионеров» могли поставить под угрозу не только расположенные окрест деловые центры, парки и зелёные насаждения, но и жильё горожан. Разумеется, это не могло не вызвать ответной реакции со стороны горожан и участников ДГИ, принявших активное участие в информационной кампании по разъяснение потенциально опасных сторон реализации этого «стратегического проекта». Пока в Смольном сидела Валентина Ивановна Матвиенко, власти отмалчивались, занимая глухую оборону, фактически не извещая граждан о существе дела. «Невские концессионеры» тем временем вели изыскательские работы, в саду «Нева» и вдоль Пискаревского проспекта через каждые полста метров проводили бурение и забор грунтовых проб, да ещё так резко и бодро, что глина шла на поверхность и разливалась  повсеместно, ходили с «обследованиями» по домам. Близкие к влиятельному единороссу инвесторы получали согласования, вовсю готовились к переноске инженерных сетей, нешуточно рекламировали «международный уровень» своего начинания путём привлечения в качестве своеобразного «гаранта» бывшего канцлера ФРГ Герхарда Шрёдера.

В ходе строительства Орловского тоннеля в зоне риска оказывались многие окрестные дома, в частности по Шоссе Революции, 9

Однако опять не срослось. Сначала под влиянием европейского финансово-экономического кризиса консорциум покинули зарубежные компаньоны. Потом сменилась власть в Смольном, и все масштабные начинания прежней управленческой команды попали под пристальный аудит новых назначенцев. Разумеется, было бы верхом наивности полагать, что данный вопрос закрыт раз и навсегда, тем более что «невские концессионеры» уже заговорили о некоем «переформатировании проекта». Но на данный момент победа за гражданами и здравым смыслом. Не будем преувеличивать масштабность и значимость общественного протеста. Но если бы его не было, то, как знать, может быть, реализацию проекта не приостановили бы.

***

В последнее время многие политики и социологи часто и – признаемся откровенно – не без оснований говорят о спаде общественной активности и даже социальной апатии наших соотечественников. На выборы не ходят, политикой не интересуются, считая, что все и без них уже давно решено, выживают в условиях кризиса, ушли в узкий мирок частной жизни. Всё это так – но вот и обратный пример. Когда оказались затронуты понятные и близкие каждому из жителей близлежащих домов вещи, откуда ни возьмись, появились и вожаки, и активисты, и массовая им поддержка, и желание защищать свои законные права, несмотря ни на что. Выяснилось, что существует в нашей жизни могучая сила солидарности. Выяснилось, что сохранилось у граждан чувство коллективизма, что никуда не делось старинное правило мушкетёров: «Один за всех, и все – за одного!». И это, пожалуй, не менее важно, чем факт отказа от очередной «стратегической авантюры».

Добавить комментарий