16 января 2018

А нужны ли России парламенты?

9-го января 1918 года, в 13-ю годовщину Кровавого воскресенья, Алексей Максимович Горький, «буревестник революции» в своей газете «Новая жизнь» напечатал статью о событиях, которые произошли в Петрограде за три дня до этого:

5 января 1918 года безоружная петроградская демократия — рабочие, служащие — мирно манифестировала в честь Учредительного собрания

«5 января 1918 года безоружная петроградская демократия — рабочие, служащие — мирно манифестировала в честь Учредительного Cобрания.

Лучшие русские люди почти сто лет жили идеей Учредительного Собрания, — политического органа, который дал бы всей демократии русской возможность выразить свою волю. В борьбе за эту идею погибли в тюрьмах, и в ссылке и каторге, на виселицах и под пулями солдат тысячи интеллигентов, десятки тысяч рабочих и крестьян. На жертвенник этой идеи пролиты реки крови — и вот “народные комиссары” приказали расстрелять демократию, которая манифестировала в честь этой идеи. Напомню, что многие из “народных комиссаров” сами же на протяжении всей политической деятельности своей внушали рабочим массам необходимость борьбы за созыв Учредительного Собрания. “Правда” лжёт, когда она пишет, что манифестация 5 января была сорганизована буржуями, банкирами и т. д., и что к Таврическому дворцу шли именно “буржуи”, “калединцы”.

“Правда” лжёт, — она прекрасно знает, что “буржуям” нечему радоваться по поводу открытия Учредительного Собрания, им нечего делать в среде 246 социалистов одной партии и 140 большевиков.

“Правда” знает, что в манифестации принимали участие рабочие Обуховского, Патронного и других заводов, что под красными знамёнами Российской социал-демократической партии к Таврическому дворцу шли рабочие Василеостровского, Выборгского и других районов. Именно этих рабочих и расстреливали, и сколько бы ни лгала “Правда”, она не скроет позорного факта.

“Буржуи”, может быть, радовались, когда видели, как солдаты и Красная Гвардия вырывают революционные знамена из рук рабочих, топчут их ногами и жгут на кострах. Но, возможно, что и это приятное зрелище уже не радовало всех “буржуев”, ибо ведь и среди них есть честные люди, искренне любящие свой народ, свою страну.

Итак, 5 января расстреливали рабочих Петрограда, безоружных. Расстреливали без предупреждения о том, что будут стрелять, расстреливали из засад, сквозь щели заборов, трусливо, как настоящие убийцы.
И точно так же, как 9 января 1905 года, люди, не потерявшие совесть и разум, спрашивали стрелявших:

— Что вы делаете, идиоты? Ведь это свои идут! Видите, — везде красные знамёна, и нет ни одного плаката, враждебного рабочему классу, ни одного возгласа, враждебного вам!

И так же, как царские солдаты-убийцы по приказу, отвечают:

— Приказано! Нам приказано стрелять.

И так же, как 9 января 1905 года, обыватель, равнодушный ко всему и всегда являющийся только зрителем трагедии жизни, восхищался:

— Здорово садят!

И догадливо соображали:

— Эдак они скоро друг друга перехлопают!

Да, скоро. Среди рабочих ходят слухи, что Красная Гвардия с завода Эриксона стреляла по рабочим Лесного, а рабочие Эриксона подверглись обстрелу Красной Гвардии какой-то другой фабрики.

Этих слухов — много. Может быть, они — неверны, но это не мешает им действовать на психологию рабочей массы совершенно определенно.

Я спрашиваю “народных” комиссаров, среди которых должны же быть порядочные и разумные люди: понимают ли они, что, надевая петлю на свои шеи, они неизбежно удавят всю русскую демократию, погубят все завоевания Республики?

Понимают ли они это? Или они думают так: или мы — власть, или — пускай всё и все погибают?».

«Буревестник революции» не преувеличивал, утверждая, что русское демократическое движение почти сто лет вынашивало идею созыва Учредительного собрания для «определения судьбы земли русской». Но в итоге это собрание не проработало и дня: ровно 100 лет назад, 6 (18) января 1918 года, большевики разогнали Учредительное собрание. Они оправдывали этот свой шаг тем, что революция породила более демократичный вид представительства — Советы. Но вскоре Советы превратились в орудия партийной диктатуры.

Однако, справедливости ради нужно отметить, что, если бы Красная гвардия, верная «народным комиссарам», вела себя так, как пишет Горький, то жертв разгона демонстраций поддержки Учредительного собрания было бы не 21 человек, а гораздо больше. Большевики, зная, что защищать Учредительное собрание на улицы выйдет немало рабочих, издали инструкцию по действию против демонстрантов: «Безоружных возвращать обратно. Вооружённых людей, проявляющих враждебные намерения, не допускать близко, убеждать разойтись и не препятствовать караулу выполнять данный ему приказ. В случае невыполнения приказа — обезоружить и арестовать. На вооружённое сопротивление ответить беспощадным вооружённым отпором. В случае появления на демонстрации каких-либо рабочих убеждать их до последней крайности, как заблудившихся товарищей, идущих против своих товарищей и народной власти».

Так или иначе, разгон Учредительного собрания стал очередным эпизодом русской Гражданской войны. Большевики оправдывали этот свой шаг тем, что революция породила более демократичный вид представительства — Советы. Но вскоре Советы превратились в орудия партийной диктатуры.

О разгоне Учредительного собрания всё ещё ведутся бурные споры. Одни считают, что большевики, разогнав его, убили демократию в России. Другие утверждают, что России в принципе чужд парламентаризм, так как русский народ не доверяет «многоголосой власти», считая депутатов пронырами и дармоедами. Эти дискуссии обострились сегодня, когда многим становится очевидна беспомощность дорогостоящих местных парламентов.

Что касается Государственной думы, то затраты на её деятельность сравнимы с затратами на реализацию крупных государственных проектов. Так, по данным СМИ, в 2018 году расходы на деятельность нижней палаты российского парламента вырастут на 8,4% по сравнению с 2017 годом. В общей сложности на планируется выделить на неё 10,69 миллиарда рублей. В соответствии с Федеральным бюджетом на 2017 год, принятым депутатами Госдумы, зарплата народных избранников выросла до 800 тысяч рублей, что примерно в 22 раза больше, чем средняя заработная плата по стране. Кроме того, на обслуживание одного депутата запланировано потратить 1, 5 миллиона рублей в месяц.

Какое государственное устройство лучше всего подходит России: президентская или парламентская республика? А, может быть, монархия, в которой суверен общается с народом, минуя парламенты? Возможно ли в России возродить земство? Или для России, в которой всегда были сильны общинные традиции, отлично подходит советская система?
Дискуссионный клуб «Родина на Неве» 17 января 2018 года соберётся в Библиотеке роста и карьеры (Санкт-Петербург, Московский пр., 150), чтобы обсудить эти вопросы.

Начало в 19 часов.

Ведущий – кандидат исторических наук, журналист Дмитрий Жвания

Добавить комментарий