Sensus Novus

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Первая реакция после официального обнародования результатов первого тура президентских выборов в Египте напрашивается сама собой: общество устало от политики и грызни различных течений за власть. А ведь ещё в прошлом году десятки, если не сотни тысяч людей выходили в Каире и других крупнейших городах на площади с призывами к демократии и плюрализму. Но 23 и 24 мая к избирательным участкам в Арабской Республике Египет (АРЕ) пришли лишь 46,4% избирателей. И это на первые в истории Египта плюралистические президентские выборы!

23 и 24 мая к избирательным участкам в Арабской Республике Египет (АРЕ) пришли лишь 46,4% избирателей

Увы, на данный момент миллионы египтян скорее разочарованы и деморализованы эффектами революции. Конечно, коррумпировано-бюрократический режим Хосни Мубарака свергнут, в стране сформировалась многопартийная система. Но в то же время реальные рычаги власти до сих пор в руках высшего офицерства; на местах, в отличие от Туниса, не произошло повсеместной «кадровой революции». Социально-экономическая ситуация в АРЕ просто тяжёлая. Безработица ещё хуже, чем при авторитарном режиме, среди молодёжи она достигает во многих провинциях страны отметки в 60%.  Валютные резервы страны тают буквально каждый месяц. Ущерб туристической отрасли аналитики оценивают в полтора миллиарда долларов. Каждый месяц растут цены на продовольственные товары, в том числе на зерно. Кредиты МВФ, конечно, помогают, но для 90-миллионной нации они вряд ли могут стать спасением. Нерешённость социального вопроса порождает тяжёлые межконфессиональные противоречия.

Вот на таком прямо-таки удручающем фоне и проходят в крупнейшей по численности арабской стране президентские выборы. То, что понадобится второй тур этих выборов, намеченный на середину июня, также показывает высокую степень разочарования действующими политиками. Казалось бы, совсем недавно, в конце 2011 года, парламентские выборы в АРЕ принесли убедительную победу исламистам, прежде всего, созданной на базе сообщества «Братья-мусульмане» Партии свободы и справедливости (ПСС), контролирующей около половины мест в новоизбранном парламенте. Конечно, учтём размежевание в ПСС, произошедшее уже после парламентских выборов. И всё же по сравнению с триумфом на законодательных выборах результат руководителя Мухаммеда Мурси, получившего в первом туре менее 24,8% голосов, уж точно не назвать выдающимся. Известно, что, скажем, ультраконсерваторы-салафиты в ходе кампании работали против кандидатуры Мурси, но так или иначе можно констатировать, что электоральная база «братьев-мусульман» вовсе не является «бездонной бочкой». С другой стороны, ещё недавно казалось, что отторжение режима Мубарака и автоматически высших руководителей его поры в египетском обществе чуть не повально. Ан нет! Бывший при Мубараке командующим ВВС, министром гражданской авиации и даже главой правительства, входивший в высшее руководство распущенной ныне Национально-демократической партии Ахмед Шафик набирает почти 23,7% голосов и выходит во второй тур вместе с лидером ПСС. Говорит ли всё это о качественных изменениях пристрастий египтян? Во всяком случае можно с уверенностью утверждать, что миллионы избирателей устали от неопределённости и накопившихся проблем.

Избиратели занявшего третье место левого кандидата Хадмина Сабахи во втором туре будут играть роль арбитров

Недовольство широких слоёв электората проявилось не только в массовом абсентизме. Третье место кандидата Хамдина Сабахи, набравшего на майских выборах почётные 20,7%, также отражает протестные настроения электората. Ведь речь идёт о левом политике, последователе насеризма, который ещё в середине 1970-х годов публично осудил политику «открытых дверей» и проамериканский поворот Анвара Садата. В дальнейшем он 17 раз задерживался или арестовывался авторитарным режимом, но в то же время избирался парламентарием. В 1996-м этот политик-журналист образовал Партию достоинства, которая последовательно выступает за парламентскую республику, торжество светских законов и веротерпимость, против какой-либо формы религиозной дискриминации. Сабахи — противник всевластия свободного рынка, он ратует за демократизацию государственного сектора, но и не является сторонником повальной приватизации. Также он выступает за ревизию внешней политики АРЕ в пользу независимости от Соединённых Штатов и более критичного курса по отношению к Израилю. С учётом того, что на недавних парламентских выборах левые силы показали весьма скромные результаты, нынешний показатель Сабахи достоин высокой оценки. Собственно, в первую очередь именно его избиратели, среди которых немало «людей площади Тахрир», принимавших, подобно Сабахи, участие в революции, молодёжи, рабочих, интеллигенции, бедняков-коптов, и будут «арбитрами» предстоящего второго тура президентских выборов в Египте.

Добавить комментарий