1 ноября 2010

Среди несогласных согласия больше нет

Екатерина СЕМЫКИНА, Дмитрий ЖВАНИЯ

Российская несистемная оппозиция провела традиционные акции 31 числа, которые в этом месяце совпали с Днем всех святых – праздником Хэллоуин. Протестные акции на этот раз не были едиными. Оппозиция раскололась в очередной раз.

На Триумфальной площади в Москве состоялось 2 митинга. Один из них, впервые согласованный с властями и ограниченный количеством участников в 800 человек, собрал российские правозащитные организации: Московскую Хельсинкскую группу, центр «Мемориал», движение «За права человека» и др. Второй провели сторонники Эдуарда Лимонова и «Левый фронт» Константина Косякина.

В рядах оппозиции, таким образом, произошел очередной раскол.

Когда глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева,  входящая в оппозиционное объединение «Стратегия-31», согласовала с властями проведение митинга на Триумфальной площади численностью 800 человек, Эдуард Лимонов обвинил ее в подлости. «Это не развод с людьми, а развод с Людмилой Михайловной, которая поступила подло. Другого слова у меня нет!» — заявил Лимонов, назвавший переговоры главы МХГ с мэрией «мюнхенским сговором». И заключил: «Людмила Михайловна, видимо, намеренно пошла на раскол оппозиции!»

В Петербурге, впрочем, все обстоит не так драматично. Но и не безоблачно. Лидер местного ОГФ Ольга Курносова без согласования с коллегами по акции в защиту 31-ой статьи Конституции приняла решение пронести 30-метровый российский флаг от Гостиного Двора к Дворцовой площади. И это несмотря на то, что данное мероприятие в Северной столице традиционно проходит без какой-либо символики и не предусматривает шествия.

По оценкам наблюдателей, оппозиционные акции все более воспринимаются общественностью как нечто среднее между театром абсурда и «театром-буфф»: бесконечные расколы дискредитируют в глазах населения самих несогласных, а равно их идею борьбы за свободу собраний.

Артель аналитиков «Новый смысл» решила обратиться за комментариями непосредственно к героям событий.

Людмила Алексеева, председатель Московской Хельсинкской группы: «Я не оппозиционер, а правозащитник!»

— Я рада, что удалось этот митинг согласовать. Было много народу. Митинг прошел очень хорошо, спокойно. Милиционеров было больше, чем мне бы хотелось, но вели они себя очень сдержанно, они нам не мешали. Главный итог, я считаю, что это первый, но не последний митинг в защиту 31-й статьи Конституции на Триумфальной площади. Я закончила словами: «Друзья! Встретим 31 декабря здесь же! Надеемся, что мы добьемся к этому времени, чтобы с Триумфальной площади убрали заборы, которые ее уродуют!»

По поводу конфликтов – идите и спрашивайте Лимонова, не я эти конфликты начинала, я о них говорить не хочу! Он хочет конфликтов, пусть он объясняет, зачем ему нужны конфликты! Я конфликтов не устраивала, я их не хочу. Мне надоело отвечать на эти вопросы! Почему вас так интересует?! Спросите у того, кто устраивает конфликты! Я не оппозиционер! Если они (конфликты) портят отношение к оппозиционерам, очень хорошо, потому что вот Лимонов как раз оппозиционер. Я не оппозиционер, оппозиция – это партийный термин, политический термин. Я не занимаюсь политикой, я правозащитник, а не оппозиционер!

Эдуард Лимонов, лидер организации «Другая Россия» и движения «Стратегия-31»: «Правозащитники либо полные идиоты, либо они просто мерзавцы и подлецы!».

— Это был апофеоз полицейщины и апофеоз того, чем показали себя правозащитники! Более гнусного зрелища я не видел: шеренги омоновских псов-рыцарей вдавливали людей, загребая сетями, давили и загоняли на «разрешенный митинг». Меня, скрутив, схватив за руки, понесли, было в автобус, а потом какой-то штатский крикнул: «Не туда, несите на митинг!» Вы можете себе представить?! Вас несут и роняют, время от времени, на асфальт – это такая мерзость! А в это время с трибуны о чем-то распространялись правозащитники… Меня три раза отбивала охрана, три раза меня опять задерживали и опять несли на разрешенный митинг. И опять шли эти рыцари, вдавливая людей, которых они могли поймать, в разрешенный митинг, свободный якобы… Более того, оттуда нельзя было выйти, там стояло несколько рядов заграждений, через которые не пускали, когда вы пытались выйти. Я один раз прошел, притворившись, меня не узнали под кепкой, очки я снял. Мне сказали: «Вы куда?!» Я говорю, прихрамывая: «Я старый человек, я задыхаюсь!»

На мой взгляд, это исторический день и конец российской правозащиты в том виде, в каком она до сих пор существовала. Эти люди либо полные идиоты, либо они просто мерзавцы и подлецы. Вот, Людмила Михайловна Алексеева! Я не боюсь этого сказать, потому что я прошел через все митинги 90-х годов, но подобной мерзости я не видел, когда правозащитники и полицейские работали вместе! Там же внутри сновали российские телеканалы, подло беря интервью: «Вы пришли на разрешенный митинг, вы довольны?» Я говорю: «Слушайте, мерзавцы, повернитесь, через 10 метров бьют людей!»

Я вас уверяю, за всю мою политическую практику я не видел более мерзкого зрелища.

Не все видели то, что нужно было видеть. Сейчас будут появляться фотографии, будут появляться отзывы, рапорты журналистов, и все представят глубину вот этого падения правозащитников, почему-то вздумавших сговориться на свободный митинг с полицейщиной российской. Народ не все видит и знает, но полагаю, все разберутся.

Основным результатом сегодняшнего дня я бы назвал крушение репутации правозащитных российских организаций. И сама Алексеева, я не думаю, что она оправится от этого, не сможет она оправиться, потому что это сговор с полицейскими. Ну, может быть, она наивно это сделала, не суть важно, каковы мотивы, но результаты просто чудовищны. И митинг внутри полицейского лагеря. Столько полицейских! Ну, так же нельзя! Свободный митинг, это свободный митинг, где присутствуют, разглядывая издалека, ну полтора десятка, ну два десятка полицейских. А там просто хозяйничали мерзавцы, которые забрасывали людей…. Такого не бывало никогда у нас! Зато теперь ясно, кто есть кто!

Ольга Курносова, лидер петербургского ОГФ: «С петербургским губернатором может случиться тоже самое, что с мэром Москвы».

Я сейчас нахожусь в 79-ом отделе милиции, нас задержали в ходе нашей акции. Если оценивать ее итоги, то мы, собственно, успели провести только театрализованное представление, и всё, что там произошло, наверное, достойно, пера Виктора Шендеровича. Тем более, что сегодня ведь Хеллоуин – и в нашей акции участвовали люди в масках, похожих на Владимира Путина, Дмитрия Медведева, Валентину Матвиенко, а также в масках ведьм и ведьмаков. Было некое театрализованное действие: соответствующие маски говорили свои тексты. А потом – так как 31-го октября положено изгонять нечисть – маска «Демократия» метлой гнала все «отрицательные» политические маски с площади. Данные маски, конечно, пытались двигаться в сторону условного Куршавеля, но «Демократии» и остальным присутствующим удалось их отправить в сторону условного Магадана. После этого мы начали исполнять «Песню 31», и вот ровно во время этого пения нас и задержали.

30-метровый флаг России, который мы планировали пронести во время этой акции, мы пронесли. Потому что для меня российский флаг – не пустой звук. Он для меня очень дорог как символ демократии. И от того, что сейчас в нашей стране демократии нет, это не значит, что мы должны перестать так относиться к этому флагу!

Что же касается вопросов о якобы «расколе» в петербургской оппозиции из-за шествия с флагом, то это не так. Потому что мы, планируя акцию с флагом на Дворцовой площади, изначально разнесли ее по времени на час с акцией у Гостиного Двора, так как кому-то больше нравится ходить на Дворцовую площадь, кому-то к Гостиному двору. Хотя – лично я последовательный сторонник Дворцовой площади, ибо это сердце Петербурга, а Гостиный двор – это такое торговое место, и символизм совсем другой…Но, тем не менее, я уважаю мнение и тех, кто собирается там. И люди в Петербурге могли выбирать, к какой акции присоединиться.

Но самое удивительное в событиях 31-го октября для меня то, что в Москве уже какие-то попытки договориться с оппозицией происходят – там некоторой части митингующих согласовали митинг на Триумфальной площади, а у нас губернатор стоит «насмерть». Так что я думаю, петербургским властям либо хватит разума в ближайшее время согласовать протестные акции, либо с нашим губернатором случится тоже, что случилось с экс-мэром  Москвы…

ОТ РЕДАКЦИИ. Мы пытались связаться с другими организаторами «Стратегии 31» в Санкт-Петербурге, Максимом Резником (партия «Яблоко») и Андреем Дмитриевым (партия «Другая Россия»), вечером 31 октября, но  они  находились в милиции, а их телефоны были отключены.

Максима Резника выпустили из 27 отдела милиции в ночь на 1 ноября. Выйдя из милиции, он  прокомментировал события в Москве и Санкт-Петербурге, в частности, раскол оппозиции на два лагеря:
— Меня удручает раскол среди организаторов протестных акций в Москве. Что касается Петербурга, то здесь больше всего возмущает арест Андрея Пивоварова на 27 суток. А говоря о бесконечных расколах и противоречиях в оппозициях, могу заметить лишь то, что именно поэтому я и сосредоточился на организации Марша в защиту Петербурга и других градозащитных акциях, стараясь объединить людей на этой почве.

Глава петербургского отделения Российского народно-демократического союза (РНДС) Андрей Пивоваров осужден на 27 суток за участие в акциях в защиту Конституции 31 августа и 31 октября. По обоим делам ему инкриминировали участие в несанкционированном митинге и оказание сопротивления сотрудникам милиции.

Кроме того, как сообщают активисты «Другой России», прошел обыск в квартире  лидера петербургского отделения этой организации Андрея Дмитриева. Сотрудники правоохранительных органов предъявили постановление о возбуждении уголовного дела по статье 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства». Основанием для обыска послужила запись прослушки собрания организации. Сам Дмитриев утром 1 ноября еще находился в 27  отделе милиции.


Один комментарий на «“Среди несогласных согласия больше нет”»

  1. Думаю, это агония безыдейного протеста.
    Как ни уклоняется от этого оппозиция, но ей придется сформулировать несколько очевидных пунктов: 1) Парламентаризация сверху донизу («долой выборных царей и царьков»), 2) Регионализация («реальный федерализм»), 3) Свободу Чечне, 4) Каждому россиянину — нефтяной счет, как в Норвегии.
    Вот увидите! )))

Добавить комментарий