5 января 2018

Павел ФЛОРЕНСКИЙ: «Когда религии не будет, тогда начнут тосковать»

«Предполагаемое государственное устройство в будущем». Продолжение

4. Аппарат управления

Весь аппарат управления как общегосударственного, так и частного формируется сверху вниз, а не снизу вверх. Таким образом, это есть назначение должностных лиц, а отнюдь не их выборы; однако при назначении предполагается самое широкое использование совещательного материала, данного специалистами и теми, кто может быть в данном вопросе признан полезным. Назначения идут в нисходящем порядке единоначалия, т. е. так что единоначальник каждой ступени назначает своих непосредственных подчинённых.

Но эти назначения контролируются соответствующими инспекторами, проверяющими совещательный материал, бывший в руках единоначальника, как со стороны его полноты и доброкачественности, так и со стороны правильного использования.

Инспектор вправе требовать от единоначальника доказательств рациональности данного назначения и, в случае неудовлетворительности таковых, переносить дело на обсуждение более высокой ступени единоначалия. Таким образом, инициатива единоначальника тормозится механикой выборной системы, а произвол при назначении предотвращается необходимостью быть готовым к мотивированному отчёту в своих назначениях.

Современный советский аппарат засорен людьми, которые не могут быть названы плохими, но которые просто не хороши, т. е. находятся на данном месте случайно и потому фактически коэффициент полезного действия весьма малый.

Кроме того, несоответствие назначений будет в значительной мере предотвращаться малой связью между зарплатой и должностью: повышение зарплаты должно быть обусловлено стажем и специальными заслугами, которые будут расцениваться как ускорение. Поэтому зарплата будет неразрывно связана с лицом, а не с должностью, и должность сама по себе не будет заманчива для того, кто не обладает особыми для неё возможностями и склонностями.

Современный советский аппарат засорен людьми, которые не могут быть названы плохими, но которые просто не хороши, т. е. находятся на данном месте случайно и потому фактически коэффициент полезного действия весьма малый. Об этом-то повышении коэффициента полезного действия и надлежит позаботиться в будущем. Масса случайных людей ведёт к необходимости чрезмерного увеличения их по числу — мера, которая не только обременяет и осложняет государственный аппарат, но и понижает чувство ответственности в его исполнителях.

5. Образование и воспитание

Государство, начинающее будущую культуру, смотрит вперёд, а не назад, и свои расчёты строит на будущем, на детях. Трудности жизни, развал истории, все виды несчастий, которым пришлось подвергнуться детям прошлого исторического должны быть хоть сколько-нибудь заглажены стабильным и спокойным ростом в предстоящие годы, иначе из человечества получатся сплошные психопаты и больные. Без здоровых душевно и телесно людей нет надежд на лучшее будущее.

Дети должны быть изолированы от политических тревог, от дрязг жизни, должны как можно дольше оставаться детьми. В школе на первом месте должно быть поставлено воспитание. Привычка к аккуратности, к точности, к исполнительности, физическая ловкость во всех действиях, взаимное уважение, вежливость, уважение к высказываниям и чувствам товарища, привычка не рассуждать о том, чего не знаешь, критическое сознание границ своих знаний, половая чистоплотность на деле, не на слове, выполнение своего долга, преданность государству, интерес к порученному делу, наблюдательность, вкус к конкретному, любовь к природе, привязанность к своей семье, к школе, к товарищам, отвращение к хищническому пользованию природными богатствами, и т. д. — таковы элементы, внедрением которых надлежит озаботиться первым делом.

Образование должно строиться на принципе «не многое, а много». Учащиеся должны овладеть методом, точностью мысли, вкусом и доведением знания до конца, разборчивостью вкуса. Им необходимо хорошо усвоить некоторые лучшие образцы литературы, — хорошо эти знания перечувствовать и проанализировать их, хотя бы и не целиком; необходимо получить представление о том, что есть великое искусство — в музыке, в живописи, в архитектуре. Необходимо знать начатки математики, основы математических наук и естествознания. Классицизм, не грамматический, а реальный, стихия классического мироощущения, должна стать доступной учащемуся. История должна быть дана как хронологическая схема, иллюстрируемая рядом типических конкретных моментов.

Учащиеся должны овладеть методом, точностью мысли, вкусом и доведением знания до конца, разборчивостью вкуса. Им необходимо хорошо усвоить некоторые лучшие образцы литературы, — хорошо эти знания перечувствовать и проанализировать их, хотя бы и не целиком.

Вопрос об учебниках должен быть поставлен во всей остроте: пора сознать, что учебником направляется вся учеба и что хороший учебник ответственен более, чем учёное сочинение. Поэтому государство должно приступить к созданию учебников, по законченности почти классических — кратких, чётких, излагающих не случайные веяния и не крик моды, а отстоявшиеся выводы, преимущественно фактического характера. Наряду с учебниками должен быть создан ряд пособий, небольшой числом, но первоклассный и притом не только по содержанию, но и по форме.

Низшая школа и средняя школа (примерно в объёме десятилетки или большем) находятся под ведением местных организаций и по возможности должны быть децентрализованы. Единство школы отвергается, напротив, допускается разнообразие типов, программ и способов обучения, причём общегосударственная инспекция следит за удовлетворением некоторому чётко выраженному минимуму необходимых требований. Качество же всего данного образования, как и постановки дела оценивается особо и может поощряться особыми мерами.

Высшая школа в большей степени должна быть связана с центральными учреждениями, находясь под непосредственным контролем высших органов в учебной деятельности. Но при этом высшая школа должна быть создана как индивидуальное, местное учреждение, применительно к местным возможностям, условиям и потребностям. В будущем будут дивиться таким курьёзам, как «Институт сои и ценных растительных культур» (т. е. субтропических) для энтузиастов в Москве, тогда как этому институту место в Сочи, Сухуми или Батуми.

Такая оторванность учебных и исследовательских институтов и других учреждений от тех условий, которые составляют их прямой предмет изучения, ведёт к полной отвлечённости, искусственности и безжизненности всей постановки дела.

В будущем должен быть дан общий декрет о расселении больших городских центров и в особенности это относится к средним учебным заведениям, которым надлежит быть в мелких городках, в бывших усадьбах, среди природы. Высшие учебные заведения тоже следует распределить по возможности по всей стране. Это повысит общий культурный уровень страны, создаст более здоровый быт, свяжет их с местными условиями, с природой, повысит воспитательные возможности.

Опасение, что такая школа обойдётся дороже очевидно справедливо; но при этом забывают, что удешевление современности достигается за счёт научного качества работы, причём преподаватели, имея слишком много разных занятий, деквалифицируются и отстают. В ещё большей степени это относится к профессорам. Поместить их в условия тихой жизни — это и значит предоставить им возможность роста и плодоношения. Ведь всем же известно, что наши учёные перестают работать как раз тогда, когда могли бы давать государству что-нибудь полезное. Кроме того, в отношении экономии средств, необходимо учитывать те услуги, которые могут оказывать местные специалисты краю, а потому — и соответственные денежные сбережения.

б. Религиозные организации

Как проявление внутренней жизни человека, религиозное чувство неотделимо от него; однако те образы, понятия и идеи, которые из этого чувства формируются, меняются в соответствии с местными, временными и индивидуальными условиями. Государство считало бы своим [в рукописи неясно – прим. ред.], если бы религия вообще исчезла. Правда, известные виды религиозных организаций могут становиться враждебными данному государству, и тогда последнее стремится направить их по иному руслу.

Религия должна быть отделена от государства, что в интересах как её, так и государства. Но это не значит, что государство только терпит различные религиозные организации: оно оказывает им даже содействие и вправе ждать известного содействия себе с их стороны. Государство допускает свободу религиозной и антирелигиозной пропаганды, поскольку ни та, ни другая не касается предметов общегосударственною значения и пресекает пропаганду в противном случае. Что же касается до взаимоотношения различных религий и исповеданий, то государство входит в их взаимоотношения, но лишь постольку, поскольку одной из сторон допускаются правонарушения. Религиозное образование разрешается в общественном порядке лишь по достижении совершеннолетия, а в домашнем — для небольших семейных или дружеских групп — только по усмотрению родителей.

Когда религию навязывают — от неё отворачиваются, потому что для восприятия предметов религии требуются соответственные условия. Но когда религии не будет, тогда начнут тосковать. Это будет уже не старая и безжизненная религия, а вопль изголодавшихся духом, которые сами, без понуканий и зазываний, создадут свою религиозную организацию. 

Здесь ничего не говорится о церкви православной потому, что она по формальным правам не должна занимать места преимущественного пред другими религиозными организациями. Однако это не значит, что правительство не видит разницы между различными религиями. Православная церковь в своём современном виде существовать не может и неминуемо разложится окончательно; как поддержка её, так и борьба против неё поведёт к укреплению тех устоев, которым время уйти в прошлое, и вместе с тем задержит рост молодых побегов, которые вырастут там, где сейчас их менее всего ждут.

Когда религиозными началами забивали головы — в семинариях воспитывались наиболее активные безбожники. Когда религию навязывают — от неё отворачиваются, потому что для восприятия предметов религии требуются соответственные условия. Но когда религии не будет, тогда начнут тосковать. Это будет уже не старая и безжизненная религия, а вопль изголодавшихся духом, которые сами, без понуканий и зазываний, создадут свою религиозную организацию. Это будет через 10-15 лет, а до тех пор должна быть пауза, пустота и молчание. До тех же пор — никаких льгот, никаких преимуществ, никаких гонений. Государство не должно связывать своё будущее с догнивающим клерикализмом, но оно нуждается в религиозном углублении жизни и будет ждать такового.

Продолжение следует

ВНИМАНИЕ!

9 января в Храме Преображения Господня гренадёрского полка (Петроградская сторона, улица Инструментальная, дом 3, литера А) дискуссионный клуб «Родина на Неве» проведёт обсуждение на тему: «Отец Павел Флоренский о государстве будущего». Со вступительным докладом выступит преподаватель философии Андрей Кузьмин. Начало в 19 часов. Вход по предварительной записи в группе в «ВКонтакте». Начало в 19 часов.

Добавить комментарий