5 февраля 2019

Поль КИЙЕС: «В XXI веке ядерное сдерживание не работает»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Если последние месяцы регулярно смотреть отечественные политические ток-шоу по федеральным каналам, то может сложиться стойкое представление о том, что третья мировая с применением ядерного оружия, что называется, не за горами. Но было бы не верно считать, что апокалиптический сценарий изучают лишь российские политики и политологи. Об опасностях и угрозах новой ядерной гонки вооружений мы беседуем с Полем Кийесом, мэром городка Корде-сюр-Сьель.

Поль Кийес — известный и уважаемый во французском левом движении политический деятель. Социалист, сподвижник Франсуа Миттерана, входивший в период двух его септенатов пять раз в Совет Министров Французской Республики, занимая в том числе посты министров обороны и внутренних дел. И сегодня 77-летний политик в строю: он является президентом ассоциации «Инициативы за ядерное разоружение» (ИЯР).

Поль Кийес: «Мир изменился, он стал более опасным. Хуже — более опасной и непредсказуемой стала политика тех, кто «официально» или неофициально обладает ядерным оружием, и тех, кто стремится к этому обладанию»

Руслан КОСТЮК. Господин Кийес, я позволю себе начать с провокационного вопроса: на Ваш взгляд, в сегодняшних геополитических условиях ядерная война возможна?

Поль КИЙЕС. Если бы Вы задали мне этот вопрос где-то четверть века назад, я бы ответил просто «нет». Но мир изменился, он стал более опасным. Хуже — более опасной и непредсказуемой стала политика тех, кто «официально» или неофициально обладает ядерным оружием, и тех, кто стремится к этому обладанию. Я и мои товарищи по ассоциации, с сожалением можем констатировать, что после прихода мистера Трампа в Белый дом наша планета стала ближе к ядерной катастрофе, чем до этого. Мы сегодня можем даже при желании устроить пари, где эта рискованная игра может начаться — на Ближнем Востоке или в Восточной Азии? На просторах Атлантики или в бывшей коммунистической Восточной Европе? Но всё это не шутка — и потому силам прогресса надлежит бороться против опасностей и риска подобного развития событий.

В своих выступлениях и статьях Вы регулярно отвергаете ядерное оружие как «опасность для мировой безопасности». В чём вы видите здесь силу собственных аргументов?

Аргументация проистекает из знаний и имеющегося опыта. Я знаю, что в России помнят — хорошо помнят! — о том, что такое Хиросима и Нагасаки. Так что опасность перед нами. Сейчас здесь, на Западе, но я так же знаю, что и на Востоке — в России и в Китае, любят порассуждать о «полезности» силы ядерного сдерживания. Но я убеждён, что это миф, в XXI столетии ядерное сдерживание не работает. Кто может сегодня всерьёз верить в то, что ядерное оружие полезно в борьбе с международным терроризмом или с угрозой климатических изменений?

Все страны-обладатели ядерного оружия сегодня усилили свой «вклад» в технологическую и цифровую гонку вооружений. Обладание этим страшным оружием не побуждает эти страны к умеренности, вовсе нет. Она их толкает к усилению, «улучшению» своего опасного арсенала, к готовности постоянно бороться за лидерство в ядерной или космической сферах.

Я констатирую (и не только я), что это «удовольствие» имеет огромную цену, одни только Соединённые Штаты планируют расходовать более тысячи миллиардов долларов в ближайшие тридцать лет на модернизацию своего ядерного арсенала, что, естественно, спровоцирует очередной виток гонки вооружений у соперников США.

Это очень беспокоящий фактор — все страны-обладатели ядерного оружия сегодня усилили свой «вклад» в технологическую и цифровую гонку вооружений. Обладание этим страшным оружием не побуждает эти страны к умеренности, вовсе нет. Она их толкает к усилению, «улучшению» своего опасного арсенала, к готовности постоянно бороться за лидерство в ядерной или космической сферах, поскольку они убеждают своих сограждан, что отсутствие равновесия может привести к катастрофическим последствиям. Но мы, человечество, таким образом лишь двигаемся к тому, что некогда называли «ядерной зимой». Ядерная бомба как таковая лишь добавляет беспокойство в мировую политику, делает её более подверженной рискам и менее безопасной. Она делает худшее возможным и, может быть, ещё более вероятным.

Я знаю, что ваша ассоциация, как и другие близкие ей по духу международные неправительственные движения, активно продвигала подписанный на уровне ООН международный договор о запрете ядерного оружия (ДЗЯО) Но ни ваша страна, Франция, ни все иные государства, располагающие оружием массового уничтожения номер один этот договор не подписали и, скажем откровенно, проигнорировали его…

В действительности, это правда. Подобный демарш «глобальных держав» вызывает большое чувство огорчения. Отказ ядерных держав всерьёз рассматривать эту инициативу большинства стран международного сообщества (я напомню, что 122 страны-члена Организации Объединённых Наций высказались за этот договор) показывает, что вопрос о полном и взаимном запрете ядерных арсеналов на нашей планете не в повестке дня. Да, это высокомерная позиция «великих», но она имеет место и игнорировать её было бы бессмысленно.

Политика Трампа в ядерной сфере опасна, что понимают многочисленные прогрессисты в самих Соединённых Штатах, и они понимали это ещё до победы Трампа на президентских выборах.

В случае с Францией речь идёт о том, что большая часть политической элиты всё ещё ностальгирует по «национальному величию», но Вы знаете, что в деголлевской традиции оно неразрывно связано именно с обладанием атомной бомбой. Россия и США имеют свои обоснования, они диктуются геополитическими аспектами и тематикой обеспечения безопасности своих государств, но, увы, при этом забывают о глобальных рисках от самой угрозы возникновения ядерного кризиса.

Но я хотел бы ещё сказать, что международный резонанс подписания ДЗЯО не были лишь символическим и медийным. Само это событие, которое, я знаю, в странах, обладающих самыми крупными ядерными потенциалами желали замолчать, показывает, что мирная альтернатива имеется и у неё есть защитники в самых разных частых планеты.

Как Вы полагаете, недавнее решение Дональда Трампа выйти из Договора о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД), заключённого ещё в 1987 году, создаёт дополнительные угрозы международной безопасности и риски, связанные с ядерным фактором?

Очевидно, что да. Ситуация может сделаться реально опасной тогда, когда ядерные державы отказываются от любого соглашения, связанного со статусом ядерного оружия. Это касается данного Договора, как и других. Политика Трампа в ядерной сфере опасна, что понимают многочисленные прогрессисты в самих Соединённых Штатах, и они понимали это ещё до победы Трампа на президентских выборах. К сожалению, и с другой стороны, мы видим настрой на интенсификацию ядерного фактора в военной политике, что также тревожит нас как антивоенное движение.

Нужно двигаться к глобальной конвенции по ядерным вооружениям с участием таких стран, как Индия, Пакистан и Северная Корея. Мы утверждаем, что разоружение способствует созданию условий для безопасности всех и наоборот, новая гонка вооружений — ядерных и конвенциональных — приближает нашу Землю к катастрофе.

Мы выражаем глубокую озабоченность в связи с невнятной позицией большинства европейских руководителей в отношении данных рисков и вызовов. Сегодня ясно и понятно, что пресловутый американский «ядерный зонтик» не может являться абсолютной гарантией для безопасности европейских союзников по НАТО. Если ответ видится в «европейской армии», для меня это не конструктивный и плохой ответ. Необходимо продолжать давление на европейские правительства, чтобы они побудили ведущие ядерные державы вновь сесть за стол переговоров ради мира на земле.

Вы имеете сформулированные конкретные предложения относительно опции ядерного разоружения?

Буквально несколько недель назад в Базеле учёными, депутатами, общественными деятелями был подписан соответствующий Базельский призыв, в котором говорится, что наша принципиальная цель — это «мир без ядерного оружия». Но на пути к нему мы предлагаем усилить диалог и сотрудничество между странами, оснащёнными ядерным оружием, запустить план действий, направленных на постепенный отказ от ядерного устрашения с его заменой на вызывающую доверие политику коллективной безопасности, осуществлять такие меры, как сокращение ядерных запасов, отказ от программ по модернизации ядерных вооружений, сокращение бюджета на ядерное оружие и т. д. Нужно двигаться к глобальной конвенции по ядерным вооружениям с участием таких стран, как Индия, Пакистан и Северная Корея. Мы утверждаем, что разоружение способствует созданию условий для безопасности всех и наоборот, новая гонка вооружений — ядерных и конвенциональных — приближает нашу Землю к катастрофе.