11 июля 2018

Адриан ТУТУИАНУ: «Под предлогом борьбы с коррупцией наши противники хотят отстранить нас от власти»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношенй СПбГУ

Заместитель председателя румынской СДП, экс-министр обороны Румынии Адриана Тутуиану

Немного найдётся в современном Евросоюзе социал-демократических партий, имеющих политическую поддержку выше 40% избирателей. Одна из таких партий — румынская Социал-демократическая партия (СДП). Наверное, не многие наши читатели активно следят за происходящим в Румынии. Сегодня у них есть шанс услышать точку зрения сенатора, одного из заместителей председателя СДП, экс-министра обороны Румынии Адриана Тутуиану.

Руслан КОСТЮК: Господин Тутуиану, буквально за несколько дней до нашего разговора суд вынес приговор председателю вашей партии Ливиу Драгня по обвинению в коррупции. Это событие способно повлиять на внутреннюю политику Румынии?

Адриан ТУТУИАНУ: Я вначале скажу, что уже несколько лет в Румынии происходит «охота на ведьм» и ведёт её Национальное управление по борьбе с коррупцией. Только за последний год были допрошены или получили обвинения многие министры, более 50 парламентариев. Подобные антикоррупционнные структуры, кстати, появились позже в Молдове и Украине. Но и там, насколько я знаю, прослеживается отчётливо политический след в их каждодневной деятельности.

Мы, румынские социал-демократы, всё время боремся против этого зла — коррупции. Мы знаем, что она пропитывает организм румынской нации, и это обстоятельство было и остаётся важным препятствием на пути европейской интеграции нашей страны. Но правда заключается в том, что созданное в своё время усилиями наших политических оппонентов Национальное управление превратилось в рычаг давления и даже репрессий по отношению к нашей партии, самой влиятельной в Румынии. Под предлогом борьбы с коррупцией наши противники хотят отстранить нас, социал-демократов, от власти.

«Мы, румынские социал-демократы, всё время боремся против этого зла — коррупции. Мы знаем, что она пропитывает организм румынской нации, и это обстоятельство было и остаётся важным препятствием на пути европейской интеграции нашей страны»

Приговор в отношении Драгня — это решение против СДП, правительства и его политики, это ясно. Разумеется, это вызывающее сожаление решение судебной инстанции является реваншем неудачников, тех, кто не способен одержать победу на избирательных участках, но использует нечестные методы борьбы. Я здесь намекаю прежде на ведущую оппозиционную партию — Национал-либеральную партию (НЛП). В плане усиления политической борьбы данное решение способно ещё более обострить внутриполитическое противостояние, но я хотел бы подчеркнуть: наша партия сильна своей более чем полумиллионой армией соратников, большинством избранных мэров и почти 46% голосов на последних всеобщих выборах 2016 года. И мы едины в защите своего председателя, одновременно являющегося главой Палаты депутатов — Ливиу Драгня.

Оппозиция будет сейчас требовать отставки возглавляемого СДП правительства?

Это их регулярный метод «работы». Они используют антикоррупционное ведомство и поставленных ими же в период их легислатуры судей. И ещё они любят проводить митинги и шествия, пытаясь разбудить народную поддержку. У нас уже много таких профессиональных митингующих, для некоторых людей это стало второй профессией. СДП могла бы ответить адекватно, мы можем свезти со всей страны сотни тысяч своих избирателей. Но это не наш метод, мы верим в силу парламентской демократии, тогда как правоцентристская оппозиция делает ставку на «улицу».

На чём ещё будет сейчас играть коалиция, так это на попытках добиться выхода из правительственной коалиции нашего младшего партнёра — Альянса либералов и демократов. У этой центристской партии всего 20 депутатов, однако их выход из парламентского большинства мог бы спровоцировать падение правительства, кризис и даже досрочные законодательные выборы. Я, однако, не верю в реализацию такого сценария в ближайшие месяцы.

Некоторое время назад действующий президент Клаус Вернер Йоханнис объявил о повторном выдвижении на очередных президентских выборах. Какова по этому поводу позиция социал-демократов?

Мы не рассматриваем Йоханниса как политического союзника. В прошлом он одержал победу над бывшим председателем СДП, сумев аккумулировать весь антисоциал-демократический электорат. Йоханнис начинал карьеру как активист Демократического форума немцев в Румынии, он 23 года состоял там, ездил за инструкциями в Берлин к христианским демократам, но, желая выйти на национальный уровень, затем вступил в НЛП, которая участвует в деятельности Европейской народной партии.

Йоханнис на своём высоком посту постоянно пытается уколоть нашу партию. Вот, например, в апреле этого года он публично заявил, что правительство Виорики Дэнчилэ «не компетентно и даже опасно» для румынского народа. Йоханнис вновь хочет и будет играть на антикоммунистических фобиях, остающихся у его лагеря из прошлого. Очевидно, что СДП будет готова, когда наступит момент, бросить ему вызов в борьбе за президентство. Но в то же время я хочу отметить, что это гибкий и умеющий слушать государственный деятель… каковых сегодня осталось у национал-либерального лагеря очень немного.

Тема внутренней ситуации в Украине болезненна и для её соседей. Вот недавно пришло сообщение о нападении на цыган в этой стране с жертвами и ранеными… Как Вы оцениваете внутреннюю ситуацию в соседней стране?

Увы, инциденты с цыганским семьями постоянно случались и в других странах региона, включая мою страну, где цыгане проживают в большом количестве и где эта проблема всегда носила серьёзный характер. Как социал-демократ, я выражаю глубокое сожаление и возмущение с подобными фактами, но разве антицыганские настроения, например, в России отсутствуют? Я полагаю, что долг каждого национального государства и его соответствующих органов не допускать в дальнейшем подобных криминально-националистических действий, это ясно.

Что касается Украины, то, на мой взгляд, сегодня это нездоровое общество. Но этим своим состоянием оно обязано не только внутренним процессам и неумной внутренней политике исполнительной власти. Внешний фактор тоже налицо, в том числе поведение вашей страны, надо это признать. Это консенсусная точка зрения всех главных парламентских парий — готовность к разнообразному сотрудничеству, в том числе экономическому, с Украиной и поддержка её перспективного членства в НАТО, что соответствовало бы национальным интересам моей страны в данный исторический период.

Сейчас многие говорят о проблемах для румынского меньшинства в Украине. В этой связи нашим читателям было бы интересно узнать, как решается государственная политика в отношении национальных меньшинств, в частности украинского или русинского, в самой Румынии.

Я не знаю, правомерно ли тут сравнение, но Ваш вопрос законен. Румынские украинцы проживают преимущественно в регионе Марамуреш, а также в Трансильвании. По-моему, школ и средних учебных заведений только на украинском у нас не существует, но в «украинских» сёлах дети могут изучать свой родной язык. Это же правило относится к русинам. Государство, провинциальные власти оказывают меньшинствам в образовании, культурных аспектах соответствующую финансовую и логистическую помощь.

Мы в Румынии имеем очень щедрый в плане представительства избирательный закон для национальных меньшинств. Их организациям не надо преодолевать никаких процентных барьеров, как другим, достаточно набрать всего несколько тысяч голосов (как в случае с Союзом украинцев Румынии), чтобы получить мандат в Палате депутатов национального парламента. Все организационно признанные меньшинства, включая, к примеру, русских липован, имеют такое право. Ну а вот мы, СДП, имея почти 46% голосов, из-за такого правила, не могли оформить абсолютное большинство в нижней палате парламента… Кроме того, действует Совет национальных меньшинств, очень полезный инструмент, позволяющий нерумынским общинам высказать своё видение локальных и иных проблем.

И ещё важный момент. Румынские социал-демократы не считают возможным и этичным для себя грубо вмешиваться в проблематику румынских меньшинств за пределами страны по той причине, что здесь, в самой Румынии, на протяжении нескольких десятилетий эту тему прав этнических меньшинств поднимают наши политические оппоненты из праволиберального лагеря и союзных им «некоммерческих организаций». Они не замечают тех мер, что были предприняты разными правительствами за почти три десятилетия реформ в этом направлении. Это опасный путь и он не может привести тех, кто шутит с этим, к успеху.

Однако и румынское министерство иностранных дел, и руководители Социал-демократической партии достаточно негативно оценили принятый в Украине Закон об образовании…

Наше право выразить своё отношение, но их легитимное право принять эту точку зрения и корректировать свой закон. Моя позиция здесь такова: как социал-демократ, я уверен: нельзя в таком хрупком вопросе идти на регресс, делая шаги в сторону ухудшения прав меньшинств в образовательной сфере. Именно это сделали в Украине, и мы указали нашу позицию.

Можно и нужно тут использовать механизмы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе или Совета Европы. Но приоритет должен быть отдан консультациям на уровне соответствующих служб Украины и Румынии, но надо услышать и голос самой румынской диаспоры. Всё-таки по всей Украине это не менее ста тысяч жителей, все граждане этой страны. Я лично верю в то, что путём двухсторонних консультаций прогресс и компромисс будет найден.

Мы не разделяем подход наших коллег из Будапешта, считаем его эгоистическим и чрезмерным. Вообще, мы в Румынии хорошо знаем, как правящая в Венгрии партия оперирует проблемой национальных меньшинств в своих интересах. Эта государственная политика создаёт негативные прецеденты, я здесь имею в виду не равные права для румын и румынских венгров при приёме на работу, получении пособий и т. д. на территории Венгрии. Эта тема рождает сложности в наших отношениях. И заявления некоторых руководителей Демократического союза венгров у нас об автономии в Трансильвании заставляют задуматься: не идут ли они из Будапешта? Вместе с тем через двухсторонние парламентские механизмы мы готовы к позитивной кооперации по отстаиванию прав меньшинств с венгерской стороной.

Я бы также хотел услышать Ваш комментарий по приднестровской проблеме.

Этот узел, а также ситуация в целом вокруг Молдовы очень портит наши отношения с российским государством. 22 июня Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию с требованием вывести российский военный контингент из так называемого Приднесторовья. Увы, в очередной раз это постановление будет проигнорировано. Для Румынии и румын это болезненный вопрос. Я не хочу гадать, произойдёт — когда, в какой форме? — объединение Румынии и Республики Молдовы, но при любых обстоятельствах необходимо восстановление территориального суверенитета Молдовы. Это невозможно без доброй воли Российской Федерации. Я бы очень хотел узнать для себя: когда Россия покинет приднестровский регион?

Есть много причин, почему в период распада СССР этот район стал «горячей точкой». Я осознаю, что права русского населения Приднестровья должны защищаться, как культурные, так и административные. Я вместе с этим верю, что жители этой зоны сами сделают выбор не в пользу «империи прошлого», но в пользу Европы будущего. И этому не должна мешать российская мощь.

Господин Тутуиану, как Вы оцениваете нынешнее состояние российско-румынских отношений? Имеют ли они перспективы?

Нынешний уровень этих отношений очень низкий, надо признать. Да, потенциал имеется. Дело не только в некоторых общих исторических особенностях наших народов, духовной связи, связанной в высокой ролью православной церкви для двух народов. Имеется нераскрытый потенциал экономических возможностей для бизнес-структур, равно это относится к культурным или научным учреждениям.

Вы знаете, я уже не молодой человек. Когда мои родители меня воспитывали, мне не внушали, что Советский Союз, русские — наши враги. Но нынешнее поколение молодых румын воспитывается на ином образе современной России. Вот Вы можете мне поверить: во многих популярных бухарестских газетах и еженедельниках имеет место чуть ли не хроника противостояния Румынии и России, например, в Молдове. Полно статей о российской военной угрозе, военно-морских приготовлениях, угрозе российских кибератак. Вы понимаете, что наши праволиберальные оппоненты на все сто процентов используют в своих действиях эти факторы. Москва совершила в последнее время немало ошибок; к оккупации Приднестровья добавился Крым, Донбасс. Абсолютное большинство румын считает, что НАТО является главным фактором национальной безопасности. Подумайте, разве все эти пункты способствуют хорошим отношениям между нашими странами?