6 января 2018

Ллуис САЛЬВАДО: «В Каталонии имеется республиканское большинство»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений

Заместитель Генерального секретаря партии «Республиканские левые Каталонии»

21 декабря в каталонском сообществе были проведены досрочные парламентские выборы. Заместитель генерального секретаря партии «Республиканская левая Каталонии» (РЛК) Ллуис Сальвадо, с которым мы обсуждаем результаты этих выборов, был переизбран в каталонский парламент по списку своей партии.

Руслан КОСТЮК. Дорогой Ллуис, сердечно поздравляем с переизбранием в каталонский парламент. Как в целом можно оценить итоги недавнего голосования?

Ллуис САЛЬВАДО. В действительности, это были важнейшие для будущего Каталонии выборы, вызвавшие громадный общественный интерес, о чём свидетельствует невиданный уровень явки избирателей. Ставки голосования 21 декабря были понятны: вопрос об отношении общества к независимости, к репрессиям центрального правительства, предшествовавшим референдуму и усилившимся после принятия каталонским парламентом Декларации о независимости в аресте министров и депутатов — сторонников суверенной Каталонии.

Ллуис САЛЬВАДО: «Пусть наши друзья и союзники не заседают в дорогих брюссельских кабинетах, среди них нет премьер-министров или президентов в Европе, но мы знаем твёрдо: мы не одиноки!»

Что показало голосование 21 декабря? Несмотря на то, что кампания сопровождалась разнузданной информационной войной роялистских масс-медиа против «индепендентистов», несмотря на то, что наши партии оказались в тяжелейшей финансовой ситуации, без руководителей первого плана (председатель нашей партии Ориол Жункерас был арестован, Карлес Пучдемон, глава списка «Вместе за Каталонию» находился в Брюсселе, свободы были лишены руководители ведущих общественных ассоциаций, борющихся за Каталонскую республику — я сам с 20 сентября подвергся преследованиям и задержаниям испанской юстицией), мы не уступили. Более того, если на прошлых региональных выборах за партии независимости отдали голоса 1966 тысяч избирателей, сейчас эта цифра превысила 2 миллиона человек.

Можно долго спорить о том, дали ли эти выборы математическое большинство сторонникам независимой Каталонии. Мы, я и мои товарищи, осознаём, что результат так называемых конституционалистов и, в частности, первое место «Сьюдаданос» («Граждан»), нужно брать в расчёт. Но вот факт, который признают и наши неприятели: выборы 21 декабря подтвердили то, что в Каталонии имеется республиканское большинство. Оно имеет и социальное, и парламентское измерения…

— Если касаться вопроса о новом соотношении в левом спектре, лидирующие позиции вашей партии, РЛК, не вызывают сомнения…

В отличие от ситуации 2015 года, когда мы и нынешняя Каталонская европейская демократическая партия (КЕДП) Карлеса Пучдемона шли на региональные выборы единым списком, в этот раз мы выступали отдельными списками. Список «Вместе за Каталонию» опередил нас немногим более чем на 12 тысяч голосов, и наше руководство считает, что левые республиканцы вышли из голосования 21 декабря усиленными. 32 депутата из списка, где РЛК, безусловно, является ведущей силой, — это большой политический успех. Этот список не был однопартийным, он включал также кандидатов от ассоциации «Каталонии — да» или от Левого движения, но бесспорным является, что «политическим мотором» в блоке была именно наша партия, а первым кандидатом на уровне Каталонии был Ориол Жункерас.

То обстоятельство, что в обоих непримиримых лагерях — у нас и у «эспаньолистов» — большее число голосов получили списки либеральной ориентации, должно левых Каталонии заставить задуматься о своей тактике и политическом позиционировании. 

Мы концентрировали кампанию на общегражданских инициативах, но к идеям независимости и безусловного освобождения политических узников была добавлена сильная социальная составляющая: предложения о налоговом перераспределении в сторону народных и средних классов, быстрое введение в жизнь подготовленного при прежнем Женералитате Каталонского гражданского кодекса, демократизация судебной системы, качественное и обоснованное повышения социальных расходов, например, на строительство и здравоохранение. Мы горды тем, что с показателем 21,38% голосов РЛК вместе с союзниками, действительно, закрепляемся как безусловно первая левая партия Каталонии.

Я полагаю, что Социалистическая партия Каталонии и дальше обречена на политическое топтание и ослабление. Социалисты всегда гордились тем, что они — защитники гражданских свобод и прав. Но их верность централизованному государству и фактически испанской монархии заставило их поддержать введение 155-й статьи Конституции, что противоречило интересам каталонского народа. То, что Социалистическая партия сильно уступила «Сьюдаданос» («Гражданам»), — закономерная вещь.

Можно много рассуждать о причинах отступления радикальных левых — и в случаях Кандидатуры народного единства или широкой коалиции «Каталонии вместе — Подем» эти причины могут быть неодинаковы. Вообще, то обстоятельство, что в обоих непримиримых лагерях — у нас и у «эспаньолистов» — большее число голосов получили списки либеральной ориентации, должно левых Каталонии заставить задуматься о своей тактике и политическом позиционировании. Но всё же в совокупности партии и движения, относящиеся к левому спектру и левому центру, собрали 21 декабря приблизительно 47% голосов, что можно считать высоким показателем.

— Разумеется, стаёт закономерный вопрос — что дальше, после голосования 21 декабря?

Дальше надо продолжать свою борьбу в новейших условиях, реагируя на внешние вызовы. Позиция нашей партии давно известна: прекращение антикаталонских репрессий и освобождение всех узников совести, восстановление прежнего Женералитата и его одобрение новым парламентским большинством, начало широкого общественного и политического диалога Барселоны и Мадрида. Мы, «индепендентисты», располагаем во вновь избранном парламенте Каталонии большинством, имеется 70 (из 135) депутатов из трёх объединений, которые вели избирательную кампанию под флагом независимости.

Позиция нашей партии давно известна: прекращение антикаталонских репрессий и освобождение всех узников совести, восстановление прежнего Женералитата и его одобрение новым парламентским большинством, начало широкого общественного и политического диалога Барселоны и Мадрида.

РЛК признаёт Карлеса Пучдемона действующим президентом Женералитата и требует восстановления его и всех произвольно отстранённых министров в должностях. Дальше возможны переговоры о кадровых перестановках. Лично я считал бы, что в интересах каталонизма лучшим руководителем исполнительной власти в Каталонии был бы наш руководитель — Жункерас. РЛК также публично и ясно заявила: мы за расширение большинства, за то, чтобы в Женералитате заседали представители Кандидатуры народного единства и (почему бы и нет?!) блока «Каталония вместе». «Альтернативные левые» не должны уходить от ответственности, которую история им предоставляет.

— Уважаемый Ллуис, но всё-таки недавнее голосование показало, что политический раскол каталонского общества по отношению к вопросу о независимости сохраняется. С точки зрения партии РЛК, каким образом возможно его преодолеть?

Мы как партия и действовавший до 27 октября Женералитат не желали доводить это размежевание до максимума, предлагая демократический путь общекаталонского референдума. Но наши противники отказались дать слово народу, это факт. Мадрид и правительство Мариано Рахоя делали всё, чтобы сорвать голосование. У нас отнимали избирательные бюллетени, задерживали индепендентистских лидеров, закрывали помещения для ведения агитационной кампании. Кадры с избитыми каталонцами во время голосования 1 октября обошли весь мир.

Одновременно партии, поддерживающие монархическую Конституцию, включая социалистов, игнорировали всю законодательную работу над проведением референдума и созданием институционных условий для независимой Каталонии. Затем они рукоплескали активации этой 155-й статьи. Это не мы, не левые республиканцы и не КЕДП вели дело к конфронтации, это не мы посылали гвардейцев на штурм оппозиционных офисов и не мы заточали в тюрьмы их руководителей.

В РЛК понимают: компромиссы нужны, они нужны прежде всего ради Каталонии и её граждан разных убеждений.

Да, в РЛК понимают: компромиссы нужны, они нужны прежде всего ради Каталонии и её граждан разных убеждений. Работа нового каталонского парламента, где будут сообща взаимодействовать семь политических групп — это уже сам по себе признак компромисса. Я полагаю, что достижение компромисса возможно, даже если мы будем настаивать на восстановлении в должности представляющую «Республиканскую левую» Карме Форкадель, учитывая, что лидер каталонских «Граждан» Инесс Арримадас получила бы возможность возглавить парламент. Во всяком случае, президиум парламента точно должен учитывать пропорциональное соотношение сил среди депутатов.

Но кто должен пойти на компромисс в большей степени? Не Барселона, но Мадрид. Они уже решили вывести дополнительные специальные подразделения, посланные в Каталонию ещё в сентябре. Хорошо, но они должны также восстановить Женералитат, отказаться от оперирования 155-й статьёй и, конечно, судебные инстанции королевства обязаны отпустить всех без исключения каталонских республиканцев, ставших жертвами политического произвола в эти последние месяцы.

— Во время наших последних бесед ты неоднократно подчёркивал, что для правительства Карлеса Пучдемона темы о преемственности политики в отношении Европейского Союза, НАТО и т. д. не несли в себе каких-то проблем и противоречий. Сегодня эта ситуация изменилась?

Очень долгие месяцы члены нашего Женералитата, я в том числе, совершали, на деле оказавшиеся бесполезными поездки в «столицу Европы», Брюссель, пытаясь там объяснить нашу позицию, провести совещания с высокими чинами ЕС и НАТО; в этот же ряд я добавлю наши визиты в Совет Европы. Пучдемон сам недавно заявил, что он не жалеет, что на это тратилось так много времени, но жалеет, что ему пришлось общаться с бездушными еврочиновниками.

Мы должны в будущем иметь право на собственное мнение. Например, об участии или неучастии Каталонской республики в Североатлантическом договоре. 

Мы политики, и поэтому тема разочарования не должна приниматься близко к сердцу. Я вспоминаю свой разговор двухлетней давности с Ориолем Жункерасом, он тогда мне сказал: «В любом случае не в Брюсселе будет решаться будущее каталонского государства». Но истина лежит в том, что мы сами стали заложниками занятой позиции и, таким образом, оказались обречены на «хождение по кругу». Принадлежность к Европейскому Союзу — факт, императивный элемент сохранения валюты евро — не обсуждать, положения и постановления европейских источников в каталонское законодательство — имплементировать…

Но лично я не удивился реакции институтов ЕС и европейских стран. Они связаны с Испанией системой договорённостей, членством в разных международных организациях. Значит, это было предсказуемо и не должно было вызывать удивления. Но это означает, что и мы должны в будущем иметь право на собственное мнение. Например, об участии или неучастии Каталонской республики в Североатлантическом договоре. Эту тему мы в парламенте также отодвинули на будущее время. Но многие люди в левых кругах сторонников независимости сомневаются: нужен ли нам этот блок, каким «гарантом безопасности» в современном мире он был бы для каталонской нации?

— В испанской и зарубежной прессе приходилось читать материалы о том, что официальные представители Совета министров Испании обвиняют Российскую Федерации во вмешательстве в каталонские события…

Я не являюсь лицензированным экспертом в области психиатрии, но, Руслан, ты и сам понимаешь, что такие «обвинения» являются смехотворными, неубедительными. Некоторые мадридские газеты, как «Эль Паис» подхватывают эти «жареные» сюжеты и пытаются кого-то обвинить и заклеймить. Не только Россию… В «хакерских атаках» они постоянно ищут и венесуэльский след.

Политически Москва была бы довольна более хрупким и децентрализованным Европейским Союзом, это факт. Но я хочу заявить русским читателям, что ни о каких формах «помощи» или даже содействия со стороны России в отношении каталонского движения говорить нельзя. 

Я понимаю, что политически Москва была бы довольна более хрупким и децентрализованным Европейским Союзом, это факт. Но я хочу заявить русским читателям, что ни о каких формах «помощи» или даже содействия со стороны России в отношении каталонского движения говорить нельзя. Те, кто фокусируют свою публицистическую работу на данном направлении, в то же время забывают сказать о фактах массовых нарушений прав человека в Каталонии 1 октября, накануне и после этого дня, о произвольных арестах в Барселоне, о рейдах специальных сил в публичные учреждения, о похищениях в день референдума избирательных бюллетеней… Но пусть все эти слухи и дезинформация останутся на совести тех, кто их распространяет.

— Но всё-таки вы получили поддержку от каких-то сил из-за рубежа?

Мы благодарны взвешенной и солидарной реакции президентов стран Боливарианского альянса, таких, как Венесуэла или Боливия, сразу же поднявших голос в защиту права народа решать свою судьбу и осудивших репрессивные атаки со стороны Мадрида. Разумеется, мы получили полную и солидарную поддержку от международного союза, в который входит «Республиканская левая Каталонии», я говорю о Европейском свободном альянсе во главе с господином Франсуа Альфонси. Мы также благодарны той солидарности, которая исходила от отдельных партий и европейских депутатов, связанных с Европейской зелёной партией и Европейской левой партии.

Мы получили сотни писем поддержки со стороны обычных жителей страны, о солидарности с нашим демаршем заявили многие гражданские ассоциации от Страны басков до Андалузии.

Мы лишний раз убедились, что можем рассчитывать на понимание и поддержку тех регионов Европейского Союза и их властей, которые сами борются за повышение своего статуса: например, Шотландии, Фландрии, Корсики. Мы всё-таки дошли 27 октября до некоторой кульминации, ещё невиданной в современном Европейском Союзе — мы осмелились не просто сказать о независимости, но провозгласить её. Я соглашусь, что в плане политической подготовки здесь было много промахов, мы обязаны их в будущем учесть и не допустить снова. Но то, что этот «каталонский процесс» дал мощный импульс развитию «индепендентистского» движения в самых разных частях Европы, для меня это несомненно. Недавняя убедительная победа коалиции «За Корсику» — вот только один пример.

И ещё один момент. Испанская правая пресса любит нас называть «националистами». Но это по площадям Мадрида с антикаталонскими лозунгами шли бритоголовые фашисты. Наоборот, мы получили сотни писем поддержки со стороны обычных жителей страны, о солидарности с нашим демаршем заявили многие гражданские ассоциации от Страны басков до Андалузии, «Объединённый Подемос» в парламенте потребовал скорейшего окончания антикаталонских репрессий, даже если мы имеем неодинаковые позиции по будущему статусу Каталонии. Иными словами, пусть наши друзья и союзники не заседают в дорогих брюссельских кабинетах, среди них нет премьер-министров или президентов в Европе, но мы знаем твёрдо: мы не одиноки!

Добавить комментарий