Sensus Novus

Руслан КОСТЮК

Доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ Виктор Лазаревич ХЕЙФЕЦ, специалист по истории латиноамериканского коммунистического движения

Сегодня, 30 декабря 2012 года, мы открываем новый проект-рубрику под условным названием «Города красные – города розовые». В рамках данной рубрики будут публиковаться материалы (аналитические статьи, интервью, обзоры и т. д.), посвящённые крупным городам, находящимся под управлением левых сил. В сегодняшней России днём с огнём не найти крупных центров, где местная власть принадлежала бы левым, тогда как в мире, буквально на всех континентах таких городов весьма много. Исторически социалистическое движение была наиболее сильно именно в крупных промышленных центрах, и эта тенденция и сегодня, в начале XXI века, сохраняет свою актуальность во многих странах мира.

А начинаем мы этот «городской проект» с одной из самых массовых в Америке, да и во всём мире агломераций – столицы Мексики Мехико. В знакомстве с социально-политическими реалиями многомиллионного центра нам поможет доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ Виктор Лазаревич ХЕЙФЕЦ, специалист по истории латиноамериканского коммунистического движения, прекрасно разбирающийся в вопросах современной мексиканской действительности.

Мехико входит в десятку самых многочисленных городов планеты. Виктор, с какими наиболее тяжёлыми проблемами в социальной и экономической областях сталкиваются жители мегаполиса?

Тут, прежде всего, необходимо отметить, что Мехико (или Федеральный округ) ни в коей мере не может быть охарактеризован как простое средоточие проблем. По уровню ВВП Мехико находится на седьмом месте среди городов мира. Если бы вдруг он превратился в страну, то оказался бы на 26-м месте по размерам национального богатства. Столица обеспечивает 34% ВВП Мексики. Мехико давно уже стал одним из важнейших финансовых и культурных центров Западного полушария.

В то же время проблем, безусловно, хватает. Город перенаселён. Только обитателей собственно столицы – 8,8 млн человек, а вместе с городскими пригородами почти 28 млн – это третья в мире и первая в Западном полушарии агломерация, самый населённый испаноязычный центр мира. Несмотря на более высокий средний доход, в Мехико есть огромное число небогатых и просто бедных людей, что является одним из факторов неблагоприятной криминогенной ситуации, причём преступники отличаются готовностью к немотивированной жестокости.

Мехико (или Федеральный округ) ни в коей мере не может быть охарактеризован как простое средоточие проблем. По уровню ВВП Мехико находится на седьмом месте среди городов мира

На протяжении почти всей декады 1980-х годов Мехико находился на грани экологической катастрофы. Рост промышленной активности привёл к существенному загрязнению атмосферы. Количество смога таково, что знаменитый символ столицы – вулкан Попокатепетль можно увидеть лишь несколько дней в году – в остальное время небосклон затянут серой дымкой. В Мехико не хватает воды, собственных гидроисточников недостаточно. В целом ряде районов столицы водоснабжение осуществляется с перебоями (особенно в самом населённом районе – Ицтапалапа, а также в Венустиано Карранса). В то же время отсутствует нормальная система дренажа, в том числе в районе международного аэропорта, во время дождей часть города уходит под воду. Во многих местах нет нормального дорожного покрытия, город регулярно стоит в страшных многочасовых автомобильных пробках. Как и по всей стране, в Мехико довольно скверно функционирует система электроснабжения, часто отключают свет, а кое-где уличного освещения вовсе нет.

— Левые уже довольно долгое время возглавляют столичный федеральный округ, имеют в Мехико солидную политическую базу. Очевидно, это в значительной мере связано с поддержкой населения того, как управляется федеральный округ. В чём же суть этой «левой политики» столичных властей?

Можно отметить серьёзное внимание к повышению образовательного уровня населения. Власти Мехико прилагают немало усилий к регулярной аттестации преподавателей, что позволяет «отсеивать» некачественных учителей и обеспечивать большую грамотность жителей столицы. Совершенно явное внимание уделяется социальным программам, направленным на сокращение числа бедных – городские власти финансируют программу выплаты пенсий для ряда категорий жителей. Эти программы несовершенны (так, многие выплаты начинаются с 70 лет, не все доживают до этого возраста). Заметны масштабные мероприятия по организации вывоза мусора (в соседних штатах, управляемых иными партиями, таких успехов пока не видно).

Мехико давно уже стал средоточием кампаний социальных и политических протестов федерального масштаба. При этом городская полиция традиционно занимает более сдержанную позицию в отношении манифестантов, оставляя больше пространства для политического плюрализма, нежели чем федеральные власти и власти многих регионов. В то же время ряд проектов городских властей встречают неоднозначную реакцию жителей – не все довольны мегапроектами по строительству «вторых этажей» автодорог, полагая это бездумным расходованием средств. Неслучайно нынешний глава Федерального округа заявил о намерении отказаться от такого способа борьбы с пробками и уделить больше внимания обычному планированию движения автотранспорта.

Мехико есть огромное число небогатых и просто бедных людей, что является одним из факторов неблагоприятной криминогенной ситуации, причём преступники отличаются готовностью к немотивированной жестокости

— Очевидно, что для такого крупного города, как Мехико весьма значимо стоит проблема загрязнения окружающей среды. Как пытаются городские власти бороться с этим?

Среди мероприятий, осуществлённых столичными властями, стало создание системы измерения качества воздуха (т.н. IMECA). На базе получаемых результатов проводится комплекс мер по сокращению выбросов промышленных предприятий в атмосферу. Власти ввели в действие программу «Сегодня не ездит», предусматривающую отказ от использования автомобиля раз в неделю (это правило не распространяется на спецтранспорт и на машины последних лет выпуска, которые меньше загрязняют атмосферу выхлопами). В те недели, когда мониторинг атмосферы показывает особенно сильное загрязнение, таких дней в неделю становится два. Постоянное увеличение размеров метрополитена (сегодня он уже протянулся в соседний штат Мексика) нацелено не только на облегчение дороги жителям соседнего региона, работающим в столице, но и на то, чтобы разгрузить дороги от автомобильного транспорта.

— Прежние руководители Мехико от левых – Куаутемок Карденас, Лопес Обрадор считаются весьма харизматичными личностями, сильными политиками федерального масштаба. Что в этой связи можно сказать о нынешнем главе федерального округа?

Вы правы. И Карденас, и Лопес Обрадор, конечно же, политики харизматичные. Но уже сменивший Лопеса Обрадора Марсело Эбрард был куда менее харизматичен, зато сумел сохранить неплохой рейтинг к концу пребывания на посту главы правительства Мехико. Пока я бы не стал говорить о Мигеле Анхеле Мансере, возглавившем Федеральный округ, как о состоявшемся харизматичном политике. У него, безусловно, есть потенциал для политического будущего. Мансера получил на выборах более 60% голосов – самый высокий результат, достигавшийся представителями левых в Мехико. И он на данный момент сохраняет высокий рейтинг популярности – но это, скорее, лишь стартовый капитал. Сумеет ли он его не растерять, а ещё и приумножить – станет ясно в ближайшие годы.

Он молод, нынешнему главе правительства Федерального округа 46 лет (как и президенту страны), он спокоен, общителен и открыт для публики. Формально он не состоит ни в одной политической партии. На выборах Мансера победил как кандидат коалиции трёх левых партий – Партии демократической революции, Партии труда и Гражданского движения. Но после победы он создал правительство, в котором почти нет партийных активистов, и сам остаётся независимым политиком. Аналитики и ряд представителей левых уже заговорили о Мансере как о потенциальном кандидате левых сил на президентских выборах 2018 года. Сам он, однако, весьма осторожен в высказываниях по этому поводу и не раз подчеркнул, что в его планы не входит вступить ни в ПДР, ни в Движение национального возрождения, созданное экс-кандидатом левых на выборах 2006 и 2012 годов Андресом Мануэлем Лопесом Обрадором.

У Мигела Анхела Мансеры есть потенциал для политического будущего. Он получил на выборах более 60% голосов – самый высокий результат, достигавшийся представителями левых в Мехико

Глава столичного правительства настойчиво твердит, что его приоритеты – не политика, а управление мегаполисом. Он провозгласил план «Центральный щит», заключающийся в координации полицейских и судебных структур всех штатов вокруг Федерального округа – Морелоса, Мексики, Тласкалы, Идальго и Пуэблы (35 млн населения) – в вопросах обеспечения безопасности. План предусматривает унификацию норм права и наказаний за правонарушения, правил регистрации оружия, выдачи лицензий, создание единой базы по преступникам и преступлениям.

Тут у Мансеры, конечно, есть хороший задел, который немало способствовал его победе на выборах. Бывший городской прокурор внёс немалый вклад в дело снижения преступности в Федеральном округе за последние годы (на 12% по данным за 2011 год; для сравнения – по стране в целом за этот период произошёл рост преступности на 10,4%); Мехико стал куда безопаснее многих городов Мексики. Полиция ликвидировала почти 200 банд.

Конечно же, преступность не побеждена до конца. Но не все зависит в этом вопросе от городских властей. Наркотрафик, оптовая наркоторговля и отмывание денег – проблема федерального характера. То, что зависит от правительства Мехико, на мой взгляд, делается: в городе установлено 15 тысяч видеокамер, личный состав полиции доведён до 80 тысяч человек. Среднее число убийств в Мехико в день – 2,25, тогда как в ряде государств Южной Америки, да и в США – от 14 до 30. Власти ведут активную борьбу по сокращению тех правонарушений, которые главным образом создают предмет озабоченности общества – похищения (Мехико был на третьем месте по этому показателю в стране, а сейчас – на 20-м), изнасилования, угоны автомобилей.

Партия демократической революции, без сомнения, играет решающую роль в мексиканской левой и на федеральном уровне, и в Мехико. В то же время, она действует в союзе с рядом других партий. Как это отражается на структуре власти в самом Мехико и его муниципалитетах? Можно ли говорить в данных случаях о коалиционном характере правления со стороны левых сил?

– Тут ответ довольно очевиден. Никаких долгосрочных коалиций, оформленных организационно, кроме как на выборах, левые не в состоянии пока что создать. Сплошь и рядом политические структуры левых (главным образом это относится к ПДР) забывают об интересах союзников, едва получают большинство в том или ином органе власти. Это касается и Законодательного собрания Федерального округа, где левая коалиция не оставила шансов соперникам из других партий. В то же время в сегодняшнем составе городского парламента ПДР (34 депутата) не стала учитывать интересы союзников из ПТ и ГД (3 и 4 депутата соответственно) при распределении руководящих постов. Но это, замечу, не проблема собственно левых, а особенность мексиканской политической культуры – низкий уровень взаимодействия даже дружественных политических сил, невысокий уровень связи избранных парламентариев со своими партиями, недостаточная идеологизация актива самих партий и т.п.

Добавить комментарий