5 октября 2018

Революция справа: Camelots du Roi — первый штурмовой отряд

Подготовил Дмитрий ЖВАНИЯ

Всё началось с того, что молодой человек Анри де Лион предложил нескольким друзьям, чья политическая активность не шла дальше продажи у церковных ворот роялистских газет, создать организацию, которая бы боролась за возрождение монархии не словом, а делом. Через некоторое время студент Максим Реаль дель Сарт прервал заседание Верховного Суда, выкрикивая ругательства по поводу якобы незаконной реабилитации Альфреда Дрейфуса. Завязалась потасовка. В свалке некоторое число студентов поддержали Сарта. Обе эти группы слились затем при посредничестве Морриса Пюжо в Camelots du Roi. Сарт и Лион стали, соответственно, президентом и генеральным секретарём «Молодчиков».

«Королевские молодчики» (“Camelots du Roi”) — первый в истории штурмовой отряд

Зимой 1908-1909 года в Сорбонне был объявлен “cours libre” преподавателя коллежа по имени Таламас. «Молодчики» решили, что этот курс оскорбляет память Жанны д’Арк. На первой лекции появляется группа Camelots du Roi под руководством Мориса Пюжо (1872-1955), освистывает лектора, забрасывает его различными предметами, наконец, один из них взбирается на кафедру и даёт пощёчину беззащитному профессору. В следующие недели курс приходится читать под защитой полиции. Но camelots находят всё новые возможности мешать. Они шумят под окнами аудитории, дерутся с несогласными студентами, отвлекают полицию молчаливыми шествиями. Пюжо с несколькими товарищами врывается в другую аудиторию, выгоняет удивлённого лектора и произносит хвалебную речь в честь Жанны д’Арк. Их наказывают, но не серьёзно, рассматривая их то как мучеников, то как скандалистов. Во время предпоследней лекции, после обдуманных стратегических приготовлений, они вторгаются в аудиторию, несмотря на строгую полицейскую охрану, и избивают лектора прямо на кафедре. После этого государство и университет сдаются, и курс не доводится до конца.

«Возникшая таким образом организация впервые отличилась в “деле Таламаса” и внесла своим упорством, дисциплиной и чётким планированием, а также бесцеремонностью и грубостью новую тональность в мятежную среду Quartier Latin (Латинского квартала)», — отмечает автор исследования «Фашизм в его эпохе» Эрнст Нольте.

«Комеди Франсэз» собирается поставить пьесу Анри Бернштейна «Израиль», в которой, по оценке критиков, «за борьбой, происходящей между двумя главными действующими лицами драмы, скрывается более глубокий антагонизм, конфликт между идеалами иудаизма и стремлениями французской католической аристократии, разложение которой обрисовано с удивительной яркостью и рельефностью». Но главное то, что Бернштейн был дезертиром. Поэтому взрослая организация Action française («Французское действие») насильственно препятствует постановке.

Параллельно повсюду во Франции разрушают или уродуют памятники известным дрейфусарам. Один официант, поддерживающий «Аксьон Франсэз», даёт на улице пощёчину президенту республики Арману Фальеру.

«Нельзя не заметить, что при всей несерьёзности и кажущейся безобидности такого поведения, в нём вполне отчётливо проступают основные черты фашистского насилия: оно не случайно, а организованно; его жестокость вовсе не происходит от диких страстей; оно стремится не просто устранить своего противника, но также физически запугать и морально опозорить его; оно прямо нападает даже на основы и святыни буржуазного образа жизни — правосудие, науку и искусство — если кажется, что они оспаривают более высокий интерес; оно всегда выступает postfestum, когда натиск противника уже теряет силу; оно не столько самоутверждение, сколько месть и “экспедиция наказания”; оно избегает серьёзного риска и происходит лишь при наличии некоторого благоволения государства и полиции», — отмечает автор исследования «Фашизм в его эпохе» Эрнст Нольте.

Когда в 1913 году была введена трёхлетняя военная служба, Ligue ’Action Françaisе и Camelots du Roi вышли на улицы и подавили в зародыше всякое деятельное сопротивление левых. Camelots храбро дрались в уличных схватках, и даже приписывали себе честь проведения этого закона. Во всяком случае, Пюжо стал теперь гордо именовать своих людей gendormes supplémentaires (дополнительные жандармы).

Ещё до возникновения Camelots в Action française уже было преклонение перед героями, с соответствующей магией крови. Так, с некоторого времени в одной из комнат редакции газеты хранился как драгоценная реликвия окровавленный носовой платок студента, раненного в драке с социалистами. Camelots же устроили себе целое собрание трофеев, и впоследствии украсили целый зал в новом здании Action française с захваченными флагами и эмблемами своих противников, вместе с другими сувенирами.

Camelots возникли вследствие их возмущения правосудием; они росли перед барьерами судебных залов, встречая свистом и воплями судебные приговоры. Поэтому они пели:

«Да здравствуют «Королевские молодчики», мама!
Да здравствуют «Королевские молодчики»!
Это люди, которым плевать на законы!
Да здравствуют «Королевские молодчики»!

В христианско-консервативной Европе того времени столь принципиальное отвержение закона могло встретиться разве что у анархистов. Но ни в какой песне социалистов или анархистов нельзя было бы найти такую дикую, бешеную ненависть к установленной форме правления, как в рефрене:

Et vive le Roi, à bas la République
et vive le Roi, la Gueuse on la pendra
«Да здравствует король! Долой республику!
Да здравствует король, а негодяйку повесят!»

В рассудительной довоенной Европе нигде не встречалась столь сильная личная ненависть к политическому противнику, как у «Королевских молодчиков», которые грозили утопить парламент в Сене:

«Бриан пусть плавает на свой лад;
Жорес опять напьётся
Его брюхо наполнится
А депутаты превратятся в дохлых собак».

В официальной «Боевой песне Camelots du Roi» враждебность к государству и властям весьма отчётливо уступает место безопасному и привлекательному антисемитизму. Её сочинили лидеры Action française Шарль Моррас и Морис Пюжо:

Еврей всё захватил
Всё разграбил в Париже
Говорит Франции:
«Ты принадлежишь нам одним! Повиновение! На колени!»

Припев:

«Нет, нет! Франция поднимается и вскипает
Нет, нет! Довольно измены!
Наглый еврей, замолчи
Вот идёт король…»

По словам Мориса Пюжо, из Camelots — объединения «студентов, мелких служащих, рабочих, соединившихся в своей великой задаче, возникло братство рыцарей без страха и упрёка».

Таким образом, Camelots рассматривали себя как некий орден, бесклассовый по происхождению, иерархический в поведении и солдатский по своей установке. Они составляли ядро насильственных действий так называемой «священной войны», которую Action française вело против республики: война эта состояла в срыве театральных спектаклей, разрушении статуй, нападениях на министерство юстиции. И нет оснований оспаривать вывод одного из исследователей: «В то время Camelots du Roi внушали большой страх, одно имя их вызывало испуг».

Когда в 1911 году слава «молодчиков» дошла до итальянской провинции, сердце молодого марксиста Бенито Муссолини наполнилось возмущением против Camelots du Roi и презрением к этим реакционерам. Количественно не столь многочисленное (в 1934 году, на пике успеха, оно насчитывало около 130 тысяч человек) движение брало дисциплинированностью и сплочённостью рядов, пополнявшихся талантливой молодёжью. По сути, Camelots du Roi стали не только первой радикальной молодёжной организацией, но и первым штурмовым отрядом.

Читайте также на эту тему:

Вольфганг ВИППЕРМАН: «Фашистские движения во Франции имели массовую базу»