Sensus Novus

Новая пионерия выродится в очередной симулякр

Перед столетним юбилеем пионерской организации возобновились разговоры о необходимости её возрождения. В Государственной думе обсуждают законопроект о российском движении детей и молодёжи «Большая перемена». Свои рассуждения, нужна или нет новая пионерия, я начну издалека.

Последние лет 17 государство выделяло огромные деньги на патриотическое воспитание молодёжи. Но деньги эти были израсходованы непонятно на что. Точнее, понятно, что они были успешно освоены, ответственные лица написали отчёты, сделали презентации с красивыми картинками

На днях опубликовали опрос об отношении к российской военной операции на Украине в разных возрастных стратах населения. В страте от 18 до 29 лет против операции 40 с небольшим процентов, а в страте от 33 до 44 лет против 33,5 процента.

Недавно я, выступая на конференции, посвящённой 350-летию со дня рождения Петра Великого, указал на переклички между его временем и нашим. «Пётр взял крепость Азов, а сейчас наши воины в Мариуполе берут крепость с “Азовом” – с боевиками запрещённой в России организации», – заявил я. В зале сидели студентки одного из институтов, где в том числе готовят журналистов (не журфака СПбГУ). Так после того, как я провёл аналогию между взятием турецкого Азова и украинского, несколько девиц, фыркнув, демонстративно покинули конференцию.

Люди, которые поддерживают сегодня действия России на Украине, в молодёжной среде, как минимум – в столицах, воспринимаются как мужланы, жертвы телевизионной госпропаганды, «ватники» и «совки».

И это при том, что последние лет 17 государство выделяло огромные деньги на патриотическое воспитание молодёжи. Но деньги эти были израсходованы непонятно на что. Точнее, понятно, что они были успешно освоены, ответственные лица написали отчёты, сделали презентации с красивыми картинками. И всё.

Многие забыли, что с 2005-го по 2013 год в России существовало движение «Наши». А я вот помню это. Называлось оно «демократическим и антифашистским». У него были военизированные подразделения: добровольная молодёжная дружина, движение «Сталь». Движение создавалось для противодействия «цветным революциям» и для поддержки Владимира Путина.

Идеологи движения «Наши» расписались в своей полной профессиональной непригодности. Против цветных революций? Против фашизма? Ладно. Но за что? Какой образ будущей России они нарисовали для молодёжи? Никакой. Они даже не смогли толком объяснить, почему молодёжь должна поддерживать Путина. Вместо этого они просто обзывали оппозицию нацистами. В оппозиции той действительно было много неприятных людей и даже откровенных предателей, но не нацистов. Нацист – не синоним понятия «нехороший человек».

Вместо того, чтобы кропотливо, вдумчиво работать с юношеством и молодёжью, объясняя ей пагубность для России либерализма, «Наши» просто подкупали юношество и молодёжь, привлекая разными материальными благами, помощью в поступлении в высшие учебные заведения и дальнейшим продвижением по карьерной лестнице. Я об этом знаю не понаслышке: видел документы, где было, например, зафиксировано, сколько каждый из активистов петербургского отделения движения «Наши» получил денег на услуги мобильной связи, сколько за участие в митингах (умолчу, как я эти документы получил).

Наверное, в коррумпированном государстве и не могло появиться другого прогосударственного молодёжного движения, кроме как движения юных корыстолюбцев и карьеристов. Наиболее пронырливые из них получили неплохие синекуры и по сей день их занимают. Те, кто следит за повесткой, понимает, на кого я намекаю, но, учитывая, что время военное, фамилию этого человека я не называю. Вначале победа, потом разберёмся.

В итоге, когда надо было защищать режим, «Наши» сдулись. Их «активисты» (именно так – в кавычках) ничего не смогли поделать с участниками движения за «честные выборы» (2011-2012 годы). Единственно, кто вспоминается, и то лишь благодаря журналистам, так это Света из Иванова, которая заявила, что благодаря «Единой России» «мы стали более лучше одеваться». Были и другие молодёжные «прокремлёвские» движения, менее заметные и ещё более бестолковые. А ещё на митинги в поддержку «Единой России» студентов сгоняли по разнарядке – за зачёт.

Я не знаю, воевал ли кто-нибудь из бывших активистов движения «Наши» в рядах ополчений Донбасса, но те, с кем они боролись, те, на кого они натравливали футбольных хулиганов, те, кого они называли нацистами, воевали. Один из них – нацбол Евгений Павленко. Он погиб в боях за Дебальцево в февраля 2015 года.

Соцопрос показал, что в возрастной страте от 18 до 39 больше всего «пацифистов» и меньше всего сторонников главы нашего государства. А ведь именно с этой стратой, как минимум, с её верхними возрастами, должны были работать «Наши» и прочие бюджетные патриотические движения, клубы, ассоциации.

Молодёжь обычно плохо разбирается в политике ­– сложная сфера, но чувствует фальшь. Обманом патриотизм воспитать нельзя. А вот вызвать отторжение патриотизма можно. Что мы и получаем сегодня. Я об этом писал много раз, в том числе в тексте «Власть сделала патриотизм токсичным». Все эти показы патриотической моды и патриотические конкурсы красоты, балы Победы с танцами на шесте, которые устраивали все эти ваши-наши идиоты, ничего, кроме «испанского стыда» не вызывают.

Если новое детско-юношеское движение будет реинкарнацией «Наших» и прочих «молодых гвардий», то есть – очередной бюджетной кормушкой, ничего хорошего не выйдет. Наоборот, даже: патриотизм будет отвергать ещё больше российской молодёжи. Копировать пионерию глупо. Пионерия была одним из звеньев в коммунистической цепочке: октябрята, пионеры, комсомольцы, кандидаты в члены КПСС, полновесные члены КПСС. Не все проходили весь путь до конца, но очередность этапов соблюдалась: нельзя было стать коммунистом, минуя стадию комсомола. Сегодня в России нет государственной идеологии, в связи с чем непонятно, на какой идейной основе будет формироваться «новая пионерия». Точнее, понятно, что всё сведётся к профанации, имитации и симуляции.

Но я согласен с публицистом Ярославом Белоусовым, что «это не значит, что детей не надо вовлекать в патриотические формы деятельности». Он пишет, что в стране существует множество патриотических самодеятельных организаций для юношества и молодёжи, которым государство могло бы помочь. Белоусов приводит в пример кадетские организации, которые обращаются к традициям Российской империи. Я бы добавил отряды поисковиков. Они тоже держатся на голом энтузиазме и, в лучшем случае, на небольшой спонсорской поддержке. Я знаю два таких отряда. Один из них, «Пересвет», базируется в городе Ленинградской области Волхове. Из находок отряда создан музей, который власти переселяют из одного здания в другое. Второй отряд создан моим хорошим знакомым, убеждённым монархистом, называется он – «Цесаревич». Этот монархист, живя в Саблино под Петербургом, зарабатывает на жизнь тяжёлым крестьянским трудом – держит хозяйство, и тем не менее он не жалеет жертвовать свои деньги на поисковые работы.

А ещё бы я посоветовал развивать внутренний молодёжный туризм. В нашей стране множество красивых мест, памятников истории и архитектуры. Слово «Россия» в сознании юношей и девушек должно наполняться конкретным содержанием, конкретными образами: плато Путорана, Сахалин, крепость Орешек, московский Кремль, Кронштадт, Золотое кольцо, Санкт-Петербург, Изборск, река Чусовая, Вуокса… список огромный. А со временем в него, верю в это, благодаря нашим героическим солдатам, добавятся Чернигов, Путивль, днепровские пороги и Киев – мать городов русских. Однако, зная наше чиновничество, предполагаю, что мы получим убогий симулякр. Буду рад ошибиться.

Дмитрий Жвания

Текст опубликован на сайте “Родина на Неве” 19 мая 2022 года