10 октября 2015

Как погибала русская республика — Великий Новгород

Дмитрий КАРАСЁВ

9 октября 1477 года Иван III двинул войска в на Новгород. Война закончилась уничтожением наиболее яркого примера русского самоуправления — Новгородского вече, и подчинением Москве Новгородской республики.

К. В. Лебедев. «Марфа Посадница. Уничтожение новгородского веча»

К. В. Лебедев. «Марфа Посадница. Уничтожение новгородского веча»

Итак: вторая половина XV века… Московия, сама ещё находясь в зависимости от Золотой Орды, пытается подчинить себе остальные русские земли. Первым на этом пути стал Новгород.

Москва усилила давление на Новгородскую республику. В 1456 году произошла первая скоротечная война, возникшая из за того, что Новгород дал убежище князю Дмитрию Шемяке (начало XV века — 17 июля 1453), продолжателю дела Дмитрия Донского (1350-1389). Шемяка пытался дать отпор татарам, привезенными на Русь Василием II Тёмным (1415-1462) в 1445 году. Войну Новгород проиграл, и новгородцы, пытаясь отстоять свою независимость, пригласили на княжение литовского князя Михаила Олельковича (умер в 1481) и вели переговоры с польским королём Казимиром IV (1427-1492) о взаимной поддержке на случай войны с Иваном III.

Иван III пытался повлиять на Новгород через представителей церкви. Митрополит упрекал новгородцев в предательстве и требовал отказаться от «латинского государства», но вмешательство церкви только усилило разногласия и политическую борьбу в Новгороде, в котором победила группа бояр во главе с Марфой Борецкой («Марфой Посадницей»), женой новгородского посадник Исаака Борецкого. Действия новгородцев были расценены в Москве как «измена православию».

В 1471 году Иван III объявил «Крестовый поход» против Новгорода, обвинив новгородцев в вероотступничестве. По словам профессора Руслана Скрынникова, «в глазах московских книжников только монархические порядки были естественными и законными, тогда как вечевая демократия представлялась дьявольской прелестью. Решение Новгорода отстаивать свою независимость любой ценой они постарались изобразить как заговор бояр Борецких, нанявших “шильников” и привлекших на свою сторону чернь. Само вече, под пером московского писателя, превратилось в беззаконное скопище “злых смердов” и “безыменитых мужиков”».

Московские войска превратили поход в карательную операцию, учинив настоящую резню. Парадокс заключается в том, что помимо Москвы в крестовый поход отправились… татары-мусульмане! Впрочем, Московские князья (кроме Дмитрия Донского ) никогда не чурались татарской поддержки в войнах против русского народа. Такой вот странный «крестовый поход» вместе с мусульманами против христиан.

А. Д. Кившенко. «Отправка Марфы Посадницы и вечевого колокола в Москву»

А. Д. Кившенко. «Отправка Марфы Посадницы и вечевого колокола в Москву»

Поляки на помощь новгородцам не пришли, так как Казимир IV, занятый борьбой за чешский престол, так и не подписал договор с ними, а князя Михаила Олельковича новгородцы прогнали — и тот в отместку по дороге в Киев разграбил Старую Руссу. Другие русские княжества не оказали помощи новгородцам. Наоборот, к московским войскам присоединились полки союзного Великого княжества Тверского и Пскова. С задержкой новгородцам всё же удалось организовать Новгородское ополчение, во главе которого встали Василий Казимир и Дмитрий Борецкий, сын Марфы. Несмотря на численное превосходство новгородского войска, 14 июля 1471 года московиты выиграли битву на реке Шелони. Дмитрий Борецкий в сражении погиб.

Поражение при Шелони сделало неизбежным конец независимости Новгородской земли и конец Новгородской республики. После окончания войны был заключён Коростынский мир между Иваном III и Новгородом Великим и бояре присягнули на верность Москве.

В 1477 году послы, посланные в Москву новгородскими боярами-предателями, признали Ивана своим государём. Новгородское же вече отказалось признавать его в этом качестве: «Кланяемся тебе, Господину нашему, Великому Князю; а Государем не зовём. Суд твоим Наместникам будет на Городище по старине; но твоего суда, ни твоих Тиунов у нас не будет. Дворища Ярославля не даём. Хотим жить по договору, клятвенно утверждённому на Коростыне тобою и нами (в 1471 году). Кто же предлагал тебе быть Государем Новогородским, тех сам знаешь и казни за обман; мы здесь также казним сих лживых предателей. А тебе, Господин, челом бьём, чтобы ты держал нас в старине, по крестному целованию»….

Ивану III было всё равно на его собственное крёстное целование. 9 октября 1477 года московские войска выступили в направлении Новгорода. Новгородское войско не вышло из города, решив организовать защиту города изнутри. Сопротивление новгородцев возглавила Марфа Борецкая, к тому времени ставшая вдовой, несмотря на то, что де-юре новгородским посадником был Фома Курятник.

Вскоре новгородцы стали просить Ивана о мире, пытались идти на переговоры. Посланники Новгорода были готовы признать Ивана III, но при этом пытались хотя бы некоторые вольности. Но государь Московии, понимания, что сила за ним, на компромисс идти не хотел. «Знайте же, что в Новгороде не быть ни вечевому колоколу, ни посаднику, а будет одна власть государева, как в стране московской», — ответил он новгородским посланцам.

Тем временем в сам Новгород из-за свирепого голода произошёл раскол: одни жители Новгорода были готовы защищать его от москвичей, а другие — отказывались участвовать в отражениях атак московских воинов. Поняв, что московский государь настроен решительно, новгородцы в конце концов сдались. 13 января они объявили о подчинении Новгорода Великому князю, а 15 января московские войска во главе с Иваном III вступили в город. Вечевой колокол московиты увезли к себе в Москву… Существовавшая на протяжении трёх веков русская республика была ликвидирована.

Но на этом сопротивление не закончилось. Почти через два года, в октябре 1479 года, новгородцы восстали: они не пускали Ивана III в город. Войска князя, ворвались в Новгород, приступили к массовым расправам над горожанами. Из Новгорода в Москву было выслано 7000 семейств. Их везли зимой, и многие новгородцы погибли от холода. Марфа-посадница в 1479 году была увезена из Новгорода вместе с внуком, а затем пострижена в монахини. Иван III приказал конфисковать земли, принадлежавшие Марфе Борецкой, а также вотчины новгородского епископа и шести крупных монастырей. В 1488 году по обвинению в покушение на Якова Захарьина, новгородского наместника Ивана III, из Новгорода было выслано ещё 8000 именитых граждан.

Княжества, не оказавшие помощи Новгороду, вскоре горько пожалели об этом. Иван III поочередно, вместо благодарности, завоевал и большинство остальных княжеств. В 1485-м- Тверь, в 1489-м — пала Вятская республика…

Дух вольного города не давал покоя Москве. И в 1569 году Иван IV Грозный (1530-1584) и его опричники устроили в Новгороде настоящий геноцид, убив от 5 до 15 тысяч человек (население города насчитывало тогда 30тысяч). Иван велел обливать новгородцев зажигательной смесью и затем, обгорелых и ещё живых, сбрасывать в Волхов; иных перед утоплением волочили за санями; «а жён их, мужеск и женск пол младенцы» он повелел «взяху за руце и за нозе опако назад, младенцев к матерем своим и вязаху, и с великия высоты повеле государь метати их в воду» («Повесть о разгроме Великого Новгорода»).

 

Добавить комментарий