27 декабря 2010

Химкинский лес срубит друг Путина

Алексей ДЬЯЧЕНКО

Президент Медведев одобрил строительство платной трассы Москва-Санкт-Петербург через Химкинский лес. Вслед за сделанным в эфире федеральных телеканалов заявлением первого лица стало известно, что совладельцем Северо-западной концессионной компании, строящей первый участок дороги, стал один из давних друзей Владимира Путина Аркадий Ротенберг.

 

Проект платной трассы приобрёл скандальную известность благодаря многочисленным протестам защитников природы и жителей Химок. Противостояние общественников и бизнеса достигло наибольшего накала летом 2010 года, когда начались массированные вырубки деревьев и активисты пытались останавливать строительную технику собственными телами. Помимо частных охранников и милиции в стычках с защитниками природы приняли участие организованные молодёжные группы: «акцию устрашения» против экологов провели парни, которые, предположительно, имеют отношение к футбольным фанатам. В ответ на это анархисты и антифашисты атаковали здание администрации города Химки.

В итоге в ситуацию вмешался президент Дмитрий Медведев. В конце августа он велел приостановить строительство трассы и  поручил главе кремлёвской администрации Сергею Нарышкину и премьеру Владимиру Путину разобраться с ситуацией и обсудить с общественностью планы по прокладке трассы. Когда в ноябре избили журналиста Олега Кашина, освещавшего противостояние в Химкинском лесу, многие решили, что это — месть со стороны тех, кто чьи бизнес-интересы оказались под угрозой из-за приостановки строительства шоссе.

Защитники Химкинского леса пытались помешать вырубке леса

Вскоре в прессу просочилась информация, что местные власти Химок обязали бюджетников города подписаться под обращением в защиту проекта строительства через лес. Проведённые вскоре общественные слушания вызвали множество нареканий: якобы в зал нагнали массовку, в задачу которой входило выражать одобрение проекта.

23 июля на лагерь экологов напали молодые люди с закрытыми лицами

В середине декабря правительственная комиссия во главе с вице-премьером Сергеем Ивановым доложила Медведеву, что новая скоростная автотрасса Москва — Санкт-Петербург должна проходить по ранее выбранному маршруту — через Химкинский лес. После чего Медведев  заявил, что проект строительства трассы уже вышел на ту стадию, когда остановить его практически невозможно. По мнению президента, «на  выбор трассы повлияла неконструктивная позиция прежних московских властей, так как один из альтернативных проектов не был реализован из-за бизнес-проектов структур, близких к московскому правительству». Ранее сообщалось, что участки земли, по которым мог пройти альтернативный вариант трассы, были приобретены компанией «Интеко», принадлежащей Елене Батуриной, супруге экс-мэра Москвы Юрия Лужкова. Однако эти участки кампания «Интеко» продала ещё до того, как был утвержден план строительства через Химкинский лес.

Акция антифашистов в Химках

Сообщение о  том, что совладельцем Северо-западной концессионной компании (СЗКК), строящей первый участок автотрассы, стал друг премьер-министра Владимира Путина Аркадий Ротенберг, акционер СПМ-банка, заставляют усомниться в версии, по которой Химкинский лес рубят из-за «бизнес-проектов структур, близких к московскому правительству».

Ещё в августе газета «Ведомости» пришла к заключению, что покровительство компании, которая проводит строительство автотрассы через этот лес, оказывает лично премьер-министр Владимир Путин. По данным издания, в прошлом году Росавтодор заключил соглашение о строительстве первого участка трассы с Северо-Западной концессионной компанией. Компания не публиковала  никаких отчётностей, однако стало известно, что в её совет директоров входит Георгий Коряшкин, который также является гендиректором компании «ЭнПиВи инжиниринг» и состоит в совете директоров Новороссийского морского торгового порта. Газета отмечала, что обе эти структуры находятся под контролем Аркадия Ротенберга, давнего друга Владимира Путина.

За строительство первого участка платной трассы Северо-Западная концессионная компания получит 66 млрд рублей, сообщало «Эхо Москвы». «Ведомости» предположили, что в компании, заполучившей столь доходный проект, интересы Ротенберга представляет Коряшкин. Однако представители Ротенберга заявили, что он к строительству трассы Москва-Петербург отношения не имеет, а Коряшкин входит в совет директоров компании в качестве независимого директора.  Сегодня понятно, что «представители Ротенберга» были искренними.

Акция защитников Химкинского леса

Повлияли ли бизнес-интересы одного из друзей премьер-министра на мнение главы государства, Артель аналитиков решила выяснить у политиков и экспертов.

Сергей Соловьёв, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга (фракция «Справедливая Россия»): «У нас в стране очень любят притягивать за уши».


— Политическое решение о строительстве трассы через Химкинский лес было принято в результате широкого обсуждения. Проект рассматривался с участием общественности, с привлечением экспертов. Понятно, что должна строиться современная трасса с современной инфраструктурой, и я это решение поддерживаю. Что касается отношений Владимира Путина и Аркадия Ротенберга, то у нас в стране очень любят притягивать за уши: близкий к тому, близкий к этому. Понятно, что на разных этапах своей карьеры руководители проходят через различные ступени и сложно говорить об их взаимоотношениях с теми или иными людьми. Я не работаю в правительстве, поэтому мне сложно оценить, насколько одобрение строительства через Химкинский лес связано с интересами бизнеса Ротенберга.

Владимир Башкирёв, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга (фракция «Справедливая Россия»): «В ближайшее или более отдаленное время это все равно бы произошло».


 

— Мне сложно комментировать такие экономические темы, так как не сильно в них погружен. Считаю, что личные взаимоотношения между людьми у нас часто проецируются на их служебные дела. Я не стал бы связывать одобрение строительства через лес с вхождением Аркадия Ротенберга в число совладельцев Северо-западной концессионной компании (СЗКК). Знаю, что данные планы строительства трассы существовали и разрабатывались достаточно давно. Думаю, в ближайшее или более отдаленное время это всё равно бы произошло.

Игорь Риммер, депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга (фракция «Единая Россия»): «Мне кажется, там был достигнут компромисс с общественностью».



— То, что Аркадий Ротенберг и Владимир Путин находятся в хороших отношениях и связаны по занятиям дзюдо, думаю, ни для кого не секрет. Не моя область — достаточно опасные догадки о том, кто и какой пакет акций получил. По поводу этих слухов боюсь что-либо комментировать. В истории с Химкинским лесом было мощное давление «зелёных» и этой девочки, которая максимально мощно там работала. (Видимо, Игорь Риммер имеет в виду лидера Движения в защиту Химкинского леса Евгению Чирикову, которую 22 декабря задержали за организацию несанкционированной акции экологов на Славянской площади в Москве.)  Но были и интересы государства. Мне кажется, там был достигнут компромисс с общественностью. Первоначально планировалась санитарная зона в 3 километра, но её вроде бы сократили до 100 метров. У нас долго было принято, чтобы государство говорило: «Мы примем решение и вам сообщим». А теперь оно устами президента сообщило: «Мы готовы на диалог». Это же иллюстрируют и принятые в Петербурге решения об отказе от строительства «Охта центра» на Охтинском мысу и предложение Юлии Минутиной стать заместителем главы КГИОП. Всё это говорит о понимании государством необходимости диалога в сложной ситуации.

Михаил Крейндлин, руководитель проектов по особо охраняемым природным территориям Гринпис России: «Заинтересованность Аркадия Ротенберга могла повлиять на принятие решения президента».



— Безусловно, заинтересованность Аркадия Ротенберга могла повлиять на принятие решения президента по Химкинскому лесу. О планах вхождения в проект было известно достаточно давно, и понятно, что они могли повлиять… Правда, фактов и доказательств, понятно, у нас нет. Моё мнение: без лоббистских структур в интересах Ротенберга здесь не обошлось. Думаю, эти структуры довольно значительно повлияли на принятие решения, хотя, безусловно, влияло очень многое.
Мы надежды не теряем. Уже бывали похожие ситуации, например, планы строительства ВСТО по берегу Байкала. Тогда тоже было решение президента о строительстве, но потом, в том числе и под давлением общественности, удалось повернуть его вспять. Президент тогда был вынужден своё решение изменить.

Добавить комментарий