4 апреля 2020

Алчность и коррупция уничтожают природу России

Экологический активист Марина Паркина о том, как вред окружающей среде наносит погоня за прибылью любой ценой

Автор — активист-эколог Марина Паркина

Порт в Приморске? Сегодня нужно говорить от имени всего Карельского перешейка. От имени Первомайского, Зеленогорска и Сестрорецка, которых ждёт свалка вместо особо охраняемых природных территорий (ООПТ), от имени задыхающегося от запаха нефти и угольной пыли Высоцка, от имени приморчан и ермиловцев, которых уже отравляет «Транснефть», от имени Петербурга, который будут травить четыре мусоросжигающих заводов, от имени Тосненского и Кировского районов, где в реки сливают фекалии, от имени Всеволожского района, где Северная Самарка не будет, видимо, рекультивирована до тех пор, пока не сравняется по высоте с «Лахта-Центром», от имени всей Ленобласти со всеми её проблемами, от имени Канонерского острова, где разгружают ядерные отходы из Германии.

Я восхищаюсь стойкостью и силой духа поморцев, которые стоят за свою землю и Шиес, я скорблю о калужской области и Михалях, где собираются разбить самый большой в России мусорный полигон, я думаю, что вся страна с ужасном наблюдала за пожарами в Сибири, весь мир наблюдал за гибелью лесов в Австралии и т.д. И всё это показывает наглядно — человечество идёт по пути самоуничтожения.

Чтобы добиваться создания национального парка, заказника, памятника природы, нужна любовь к родной земле, понимание её невероятной ценности. Чтобы высасывать из страны соки, чтобы думать только о сиюминутной прибыли.

И сейчас на примере Ленобласти можно увидеть, что конкретно надо сделать, чтобы не идти по пути исчезновения людей. Способ очень простой. Я из Санкт-Петербурга, папа и мама родились здесь. В нашем роду были блокадники. Кольцо блокады разрывали бойцы Ленинградского, Волховского фронтов, герои Невского пятачка, те, кто стоял за Ораниенбаум, они были из разных уголков СССР, но объединяло их одно — любовь к своей земле. Рядом с Северной Самаркой формировались отряды для отправки на Невский пятачок, а сейчас там расширяют свалку. Возле посёлка Балтийское, между Приморском и Ермилово по батареям Первой и Второй мировых войн ездят бульдозеры во время лесоповала. Что это, если не прямое поругание памяти павших за свою землю…

А людей, которые превращают святую землю Ленинградской области в промзону и свалку, тоже кое-что объединяет — корысть, алчность, жадность и беспринципность. Чтобы добиваться создания национального парка, ООПТ, заказника, памятника природы, нужна любовь к родной земле, понимание её невероятной ценности. Чтобы высасывать из страны соки, чтобы думать только о сиюминутной прибыли, никакой любви к Родине не нужно, достаточно жажды наживы.

Сырьевая экономика — это отсталая экономика. Не делается ничего для того, чтобы мы восхищались страной. Как можно гордиться мусорными полигонами, свалками?

Я обвиняю власти Санкт-Петербурга и власти Ленобласти в том, что за последние 10-15 лет сделано ничтожно мало для стратегии zero waste («Ноль отходов» — прекращение отправки любого мусора на свалки – прим. ред.) и перехода на раздельный сбор отходов. Я обвиняю власти всей страны, что за последние 20 лет ни сделано вообще ничего для диверсификации экономики, ничего для перехода на экономику замкнутого цикла, ничего для отказа от сырьевой зависимости». Россия продолжает носить ярлык «страны-бензоколонки».

Побережье Финского залива превращено в перевалочный пункт для угля, нефти и других природных богатств в цивилизованные страны. Потому что сырьевая экономика — это отсталая экономика. Не делается ничего для того, чтобы мы восхищались страной. Как можно гордиться мусорными полигонами, свалками? Гордиться можно научными достижениями. Величие страны — это сытые старики, которые ездят отдыхать на море каждый год, величие страны — это притяжение в неё лучших умов со всего света.

Нашей власти очень выгодно, чтобы мы были нездоровы и выживали. Потому что здоровый, активный, сильный, богатый человек будет требовать чистого воздуха, чистой воды, полезной еды, свободы слова, решительных действий, безопасной среды.

Величие страны — это никак не прибранные олигархатом «тёплые должности», криминальные авторитеты, перегоняющие сырьё на Запад, или объемы мусорных свалок. Нашей власти очень выгодно, чтобы мы были нездоровы и выживали. Потому что здоровый, активный, сильный, богатый человек будет требовать чистого воздуха, чистой воды, полезной еды, свободы слова, решительных действий, безопасной среды. Он не потерпит вырубку сквера для имитации благоустройства к выборам. Он не потерпит поругание памяти павших за Ленинград устройством мусорного полигона или промзоны «на костях». И вообще, такой человек крайне неудобен для тех, кому надо максимально выжать ресурсы страны, а после нас хоть потоп.

И вот эта мифическая гонка с Западом — фальшивая идеологическая обёртка, в которую обёрнуто только одно — желание украсть, пока есть, что украсть. Приморск достался на поругание жадному олигархату. На каком основании губернатор Ленобласти Александр Дрозденко уверяет, что порт безопасен и экологичен, если ни у одного министерства нет результатов изысканий? Нефть и уголь не совместимы друг с другом. Это взрывоопасно. Нагрузка на Финский залив от «Транснефти» уже запредельная. Никакой самый безопасный-перебезопасный промышленный объект не стоит уничтоженной на такой площади и в таком месте природы.

Невозможно немедленно прекратить промышленный рост, но необходимо сдерживать нерациональный рост использования ресурсов окружающей среды. Но в России это особенно трудно осуществить из-за растущей конкуренции, «кумовства» в бизнесе, коррумпированности чиновников…

Там не нужен НИКАКОЙ порт и никакие рабочие места такой ценой (Госкомпания «Транснефть» дала Приморску 30 мест уборщиц и швартовщиков.) Невозможно немедленно прекратить промышленный рост, но необходимо сдерживать нерациональный рост использования ресурсов окружающей среды. Но в России это особенно трудно осуществить из-за растущей конкуренции, «кумовства» в бизнесе, коррумпированности чиновников… тот же Дрозденко яркий тому пример. Наши чиновники вообще на природу смотрят, как на одноразовое бумажное полотенце.

По сути, это просто как при крепостном праве. Баре решили строить порт, экономически это никак не обоснованно, стратегически тоже — это их личный делёж денег, не более. А вы, холопы, кушайте что дают, и ещё поблагодарите.

У нас, как по Оруэллу, ведомство, ответственное за охрану природы — Министерство природных ресурсов. То есть вода, лес, животные, воздух — это лишь ресурсы, лишь сырьё для добычи прибыли, для пополнения коллекции часов фирмы «Брегет».

Пока в России главенствуют алчность и коррупция, уничтожение природы будет продолжаться. Любят ли Дрозденко и Беглов животных, птиц, рыб, леса, растения? Любят ли они людей на подведомственной ему земле? Или они любят только то, что приносит ему доход?