2 июня 2019

«Комсомол имени Летова» как средство от очарования

Автор рецензии — Михаил Пулин

С автором книги «Комсомол имени Летова» я познакомился в далекой середине нулевых. То была другая политическая эпоха, реалии которой тяжело даже представить нынешнему протестному поколению. Ещё витали в воздухе остатки свободы лихих 90-х, а репрессивная вертикаль власти только начинала свой победный марш по стране.

На книгу есть уже немало отзывов и рецензий, однако объединяет всех их одно: написаны они представителями левого лагеря. Отсюда и некоторая субъективность, ведь «всякий кулик своё болото хвалит», как говорит нам русская пословица.

Зная многих героев книги лично, я всегда сохранял с ними некоторую дистанцию, как и подобало соратнику ныне запрещённой и несуществующей НБП. Что греха таить, с отдельными персонажами произведения Василия Кузьмина и конфликты случались, но к автору я все годы относился с самым искренним уважением, несмотря на идейные разногласия.

Время действия — середина нулевых. Либералы, недавно заседавшие в Думе, не представляют заметной уличной силы и только отходят от шока после того, как   их выгнали из властных кабинетов. Националисты ещё только делают первые попытки вылезти из маргинальщины и заняться политической работой. То же запрещённое ныне ДПНИ (Движение против нелегальной иммиграции) — первая современная организация правых националистов постсоветской России — была основана в 2002 году, а раскрутилась лишь несколько лет спустя. В целом же националисты были представлены многочисленными группировками наци-скинхедов, игнорирующими политику и делающими акцент на уличном насилии. Яркими акциями прямого действия пробивала себе дорогу в политику ныне запрещённая НБП, но это отдельный политический феномен той, ушедшей эпохи.

Не стоит ждать от книги Василия Кузьмина особых художественных достоинств. Её ценность совсем не в этом

Но поговорим о левых. Это сейчас левое движение в нашей стране ослаблено как никогда, а тогда оно представляло собой весьма заметное явление, имевшее даже свое боевое крыло. Левые той эпохи совершали экспроприации, взрывали памятники и минировали ФСБ, а в соседней Украине даже пытались создать эдакий революционный аналог пропутинских ДНР и ЛНР — Причерноморскую Советскую Социалистическую Республику.

Прочитав «Комсомол имени Летова», вы точно не разочаруетесь в будущей революции. Ведь разочаровывается только тот, кто чем-то очаровался.

Во многом благодаря инерции распада Советского Союза, на почве красного реваншизма образовалось несчётное количество левых и коммунистических организаций. Однако многие из них несли на себе родовое проклятие советского бюрократизма, в связи с чем и были обречены на неудачу. Их эстетика выглядела донельзя архаично, лозунги были унылы, да и от большинства подобных движений несло за версту нафталином. Нелепо и карикатурно выглядели все эти попытки копировать КПСС худших позднебрежневских времён.

Автора книги бог миловал потерять лучшие годы среди маразматиков от марксизма, и он примкнул к, пожалуй, единственной левой организации, оказавшейся способной в те годы идти в ногу со временем, — Авангарду красной молодёжи. АКМ многие нацболы критиковали в те времена за кражу стиля и идей акций прямого действия, но я лично ничего дурного в подобном «плагиате» не вижу. Почему бы не «украсть», т.е. взять на вооружение то, что успешно, проверено и хорошо работает на ниве партийного строительства?

Василий Кузьмин на презентации своей книги

Буду объективен. Не стоит ждать от книги особых художественных достоинств. Её ценность совсем не в этом. Увы, но большинство текстов, написанных сегодня о политических движениях современности, создаются совсем не практиками и часто даже не теоретиками, имеющими связь с движениями, занимающимися реальной работой «в поле». Самовлюбленные, напыщенные павлины, ни дня не проработавшие в живых политических структурах, но почему-то считающие себя кем-то там, по факту, даже не знают порой, о чем пишут. В отличие от автора книги.

Можно быть левым, националистом, либералом. Кем угодно. Но технологии партстроительства, работы с людьми, менеджмента политической организации одинаковы для любых политических взглядов. В книге Василия Кузьмина описан огромный политический опыт движения, представлявшего в своё время весьма заметное явление. Описан без прикрас, со всеми ошибками и досадными недоразумениями, которые, в принципе, сопровождают любое дело. Эта книга далеко не для всех. Не думаю, что её будет интересно читать обывателям. Скорей она проходит по разряду специальной профессиональной литературы. И вот здесь ей мало равных, ведь текстов, так точно и непредвзято описывающих бытность и повседневную жизнь политических организаций современной России, днём с огнем не найдешь.

В книге Василия Кузьмина описан огромный политический опыт движения, представлявшего в своё время весьма заметное явление. Описан без прикрас, со всеми ошибками и досадными недоразумениями, которые, в принципе, сопровождают любое дело.

Поэтому «Комсомол имени Летова» стоит прочитать каждому офицеру любого движения, хотя бы затем, чтобы понять «как оно было», сравнить с сегодняшним днём и, естественно, сделать выводы. Кстати, помимо офицерского состава, под которыми я подразумеваю партийных командиров среднего звена, книга будет интересна и подыскивающим себе движение по душе неофитам.

Дело в том, что горячим молодым сердцам, только начинающим заниматься нашим революционным делом, свойственно очаровываться движением, идеализировать и смотреть на него сквозь розовые очки. Увы, но сталкиваясь с нашими революционерами в жизни, к новичкам часто приходит разочарование. Оно и неудивительно. Один пьянствует, другой морально разлагается, третий — так вообще наркоман… Не стыкуются революционеры из жизни со светлыми пропагандистскими образами. Ничего не поделаешь — такова жизнь. Нужно над этим работать, но важно и понимать, что делают наше дело не розовые пони и голубые единороги, а живые люди со свойственными им пороками и недостатками. Поэтому, прочитав «Комсомол имени Летова», вы точно не разочаруетесь в будущей революции. Ведь разочаровывается только тот, кто чем-то очаровался.