12 августа 2012

Жоржи Амаду служил истине и праву

Владимир СОЛОВЕЙЧИК

Век тому назад, 10 августа 1912 года, в бразильском штате Баия, в городке Ильеусе, в семье мелкого плантатора родился писатель Жоржи Амаду

Век тому назад, 10 августа 1912 года, в бразильском штате Баия, в городке Ильеусе, в семье мелкого плантатора родился тот, кто прославит себя, свой штат и свою страну, став не просто классиком национальной словесности, но и войдя в узкую когорту признанных мастеров литературы мировой. Человек, произведения которого переведены почти на 50 языков народов мира, неоднократно экранизировались, легли в основу театральных постановок и радиоспектаклей, песен и комиксов. Писатель-коммунист Жоржи Амаду.

Амаду с юных лет познал все «прелести» капиталистического «рая», каковым была, да и во многом сейчас продолжает оставаться Бразилия: нищету бедняков, произвол власть и деньги имущих, коррумпированность больших и мелких чиновников. Осознание несправедливости такого общественного устройства и желание ликвидировать эту несправедливость привели его ещё совсем молодым человеком в ряды нелегальной Бразильской коммунистической партии (БКП). Но помимо политической активности, с юных же лет его очаровал мир Баии, её людей, их страстей и житейских историй. Дар слова, стремление описать всё увиденное и услышанное, запечатлеть, увековечить, донести до других сделали Амаду писателем. Пусть и не сразу, хотя писать Жоржи начал с 14-ти лет. Творчество он чередовал с работой в подполье в годы профашистского «Нового Государства» (1937–1945), был членом нелегального ЦК и политбюро ЦК БКП. Уже после падения диктатуры, в 1946 году, он был избран по списку компартии депутатом Национального Конгресса; двумя годами позже, после запрещения БКП, был выслан из страны. За последующие четыре года член Всемирного Совета Мира Жоржи Амаду объехал страны Западной и Восточной Европы, Азии и Африки, встречался с Пабло Пикассо, Полем Элюаром, Пабло Нерудой, дружил с Ильёй Эренбургом. По возвращении на родину в 1952 году всецело отдался литературному творчеству, став певцом родной Баии с её тропической экзотикой и ярко выраженным «смешанным» началом в культуре, близким африканским корням бывших рабов. Писатель, обладатель и Международной Сталинской премии за укрепление мира между народами, и французского ордена Почётного легиона, ушёл из жизни в Салвадоре, штат Баия, 6 августа 2001 года.

«Если кто-нибудь, — написал в своё время Фридрих Энгельс, — посвятил всю свою жизнь служению «истине и праву» (в хорошем понимании этих слов), то именно Дидро». Слова, сказанные о великом французском философе и писателе, ставшем одним из образцов для Амаду – в жизни, в творчестве, в эстетических пристрастиях – с полным основанием можно отнести и к деятельности самого известного в мире бразильского литератора. В годы, предшествовавшие грозным социальным катаклизмам, Амаду пришёл в лагерь тех, кто был ещё слаб и гоним; но это были носители общественного прогресса — и им, следовательно, принадлежало будущее. Он предпочёл идти вместе с теми, кто бросил вызов окостеневшему в ханжестве буржуазному миру, его мрачной идеологии наживы и отчуждённым от простого человека социальным институтам, лицемерным эстетическим нормам и далёким от правды жизни литературным вкусам. С юных лет он глубоко возненавидел общество бесправия и угнетения, с презрениям глядя (и впоследствии не раз сатирически описывая) на господствующие слои, их безумно роскошную жизнь, за шумом которой уже ясно различался отдалённый, но всё более нарастающий гул народного возмущения. Всё это нашло своё отражение уже в его первых произведениях (романы «Жубиаба», «Мёртвое море»), которые запрещала цензура, а тиражи конфисковывала полиция. Когда в Германии запылали костры из запрещённых нацистами книг, бразильские единомышленники Гитлера сожгли 2000 экземпляров книг Амаду на центральной площади его родного города. Это было в 1937 году…

Жоржи Амаду в восстанавливаемом Сталинграде

Будучи открытым всему новому и прогрессивному в политике, искусстве, литературе, Амаду был (в хорошем смысле слова) подлинным гражданином мира, оставаясь при этом настоящим патриотом своей страны, своей малой родины — бразильского штата Баия, столь блестяще и любовно им неоднократно описанного. Его постоянно интересовала тема борьбы угнетённых и эксплуатируемых – шла ли речь о восстании бедняков XIX века («Кастро Алвес») или героической борьбе современных ему бразильских коммунистов («Луис Карлос Престес»). Он всё время едко, но в то же время изящно высмеивал реалии бразильских военных диктатур, будь то полуфашистское «Новое Государство» 40-х годов («Мундир, академический китель, ночная рубашка») или «рыночная технократия» 70-х («Исчезновение святой»). От него доставалось не только тупым и самодовольным правителям, но и продажным журналистам, циничным епископам, некомпетентным бюрократам, вороватым нуворишам — то есть тому социальному слою, который в Бразилии, да и в любой другой стране, является опорой диктаторских режимов всех оттенков. Простые люди в романах и повестях Жоржи Амаду – это те, кто вопреки буржуазному обществу упрямо отстаивает свою доброту и щедрость, готовность придти друг к другу на помощь, свою неистощимую фантазию и умение радоваться жизни. Этим людям противостоит мир реакционных чиновников, бесстыдных политиканов от власти и «оппозиции», ушлых адвокатов, полицейских шпиков и их «деловых партнёров» — хозяев притонов, публичных домов, подпольной лотереи «жого до бишо»… С неподдельной симпатией изображались Амаду бескорыстие и способность к самопожертвованию бедняков, на стороне которых, по мнению писателя, правда жизни: «Для моего романа, как и для бразильского романа вообще, характерна вера в народ и его судьбу. Как и другие мои произведения, эта книга – за будущее и против прошлого».

Бразилия для Амаду – это, прежде всего, страна народа, в жилах которого смешалась кровь трёх наций – коренных обитателей сельвы, индейцев, белых конкистадоров и рабов-негров, и органичный сплав их черт, традиций, верований восхищает писателя

Бразилия для Амаду – это, прежде всего, страна народа, в жилах которого смешалась кровь трёх наций – коренных обитателей сельвы, индейцев, белых конкистадоров и рабов-негров, и органичный сплав их черт, традиций, верований восхищает писателя. Тема смешения и последующего синтеза разных наследий как основы новой оригинальной бразильской культуры, залога её жизнестойкости и развития – одна из излюбленных в творчестве Амаду. В поздних романах писателя его любимые герои – такие, как этнограф Педро Арканжо или поэт Антонио Бруно – отстаивают в борьбе с доморощенными и импортированными расистами творческую силу, достоинство и перспективу новой культуры смешанной бразильской нации. И ничего по сути дела не могут им возразить ни «бразильский Геббельс» времён диктатуры «Нового Государства» полковник Перейра, ни идеолог «арийства» Нило Артоло, ни те власть и деньги имущие, в интересах которых действуют эти персонажи.

Помимо социальных проблем в романах Амаду всё время присутствовала и тема любви, нежности, торжества чувственного начала, без которого не может жить ни один нормальный здоровый человек. Тема преодоления ханжества, неважно исходит ли оно от церковников, правящих буржуа или от закомплексованности самих героев, — одна из ключевых в его творчестве. Об этом — самые удачные его романы («Габриэла», «Дона Флор и два её мужа», «Тереза Батиста, уставшая воевать», «Исчезновение святой», «Лавка чудес»). Весьма любопытно и весьма показательно, что у Амаду реакционеры, фашисты, полицейские, богачи и их прихлебатели, как правило, лишены способности любить, им не помогают ни власть, ни авторитет должности, ни деньги, ни самые изощрённые технические приспособления. «Я хотел показать в этом романе издавна существующий контраст между жизнью народа – тяжёлой, страшной, поистине трагической, которую он, однако, переносит с мужеством, решимостью, упорством, настоящим героизмом, всегда веря в лучшее будущее, и нелепой, никчемной жизнью буржуазии, – написал сам автор в предисловии к роману «Дона Флор и два её мужа». — Эту ограниченность жизненных горизонтов, этот почти полный отказ от истинных ценностей жизни, эту деградацию мещанства я показал сквозь призму самого глубокого, благородного и бессмертного чувства – чувства любви. Я хотел также показать, что в буржуазной среде это чувство становится едва ли не преступным, и что в наше время лишь люди из народа умеют любить по-настоящему».

Любимая героиня автора, наиболее удававшийся ему из романа в роман женский тип — будь то мулатка Габриэла или Тереза Батиста, женщина из среднего класса Дона Флор или проститутка Оталия, подпольщица Мария Мануэла, актриса Мария Жоан или «мятежная дочь» маститого академика Пруденсия Лейте — «восстаёт против предрассудков, против всего, что угнетает и уродует любовь, делая её либо низменной, либо преступной, против всего, что мешает человеку любить». И побеждает все обстоятельства, людскую зависть и косность, ханжество и «власть тьмы».

Слева направо: Жоржи Амаду, Габриэль Гарсия Маркес, Филхо Жоржи Пантоха

…В своей последней книге — мемуарном томе «Каботажное плавание», увидевшем свет в 1992 году, – Амаду сказал, что ни о чём не жалеет, что его сердце по-прежнему бьётся слева, а симпатии отданы слабым и обездоленным, что капитализм не в состоянии решить никаких проблем и обязательно уступит место более справедливому и человечному строю. «Я родился в сорочке, “задницей к луне”, как говорят у нас в Баии, и удача мне сопутствовала всю жизнь: никогда не терзала меня зависть, никогда ничьи козни не тревожили меня, и к сглазу у меня оказался врождённый иммунитет. И получил от жизни больше, чем просил, желал и заслуживал. Я жил пламенно, горел, а не тлел, я не терял впустую ни одного дня, ни одного мига, хотя сомневаюсь, что всё делал так, как заповедано Богом… Я сражался за правое дело – за то, чтобы человек ел досыта и был свободен, чтобы ни власть, ни предрассудки не смели его угнетать. Я ходил по запретным дорогам, я совершал деяния предосудительные, я противоречил и перечил тому, что казалось священным и неоспоримым, поступал вразрез с каноном и догмой. Плакал и смеялся. Любил. Радовал глаз, тешил плоть… Спасибо за всё. Всех благодарю и дальше иду. Жизнь продолжается».

Книги Жоржи Амаду по-прежнему интересны. Их жизнь, а, тем самым, и жизнь человека, их сочинившего, продолжается и поныне.

Один комментарий на «“Жоржи Амаду служил истине и праву”»

  1. FIP:

    Прекрасный текст!
    Для меня Жоржи Амаду — это прежде всего «Капитаны песка»!
    Киига, вошедшая в 100 лучших книг всех времён!
    Ж.Амаду с беспощадной правдивостью описал жизнь беспризорных, но исключительно талантливых детей штата Баия.
    «….грязные, голодные они были настоящими хозяевами города: они знали его до конца, они любили его до конца, они были его поэтами» — таков авторский комментарий.
    У нас был очень популярен фильм» Генералы песчаных карьеров»(1971г).Великолепная музыка этого фильма(композитор Луис Оливейр)стала феноменально популярной!
    Вторая экранизация к 100- летию Жоржи Амаду была осуществлена внучкой Сесилией Амаду ( «Капитаны песка» 2011г).

Добавить комментарий