15 сентября 2013

ФРАНЦИЯ: старый и новый Национальный Фронт

Александра МАХОВА, аспирантка Факультета Международных Отношений Санкт-Петербургского Государственного Университета

Эволюция крупнейшей крайне правой партии Европы после смены лидера

Юрист по образованию, Марин Ле Пен — образец успешной женщины. Она воплощает собой «новый правый радикализм» во Франции

Юрист по образованию, Марин Лё Пен — образец успешной женщины. Она воплощает собой «новый правый радикализм» во Франции

Французский национальный фронт — крупнейшая и самая успешная крайне правая партия Европы. Его старый лидер Жан-Мари Лё Пен добился большого успеха в 2002-м, выйдя во второй тур выборов президента, где он сразился с Жаком Шираком. Во втором туре лидер НФ получил 17, 79% голосов. 16 января 2011 года произошла смена лидера Национального фронта. Создателя партии Жана-Мари Лё Пена на посту председателя сменила его дочь — Марин Лё Пен, которая на выборах президента собрала 17, 90% голосов избирателей — лучший результат электоральный показатель за всю историю Национального фронта.

После смены лидера Национальный фронт претерпел некоторые изменения, в частности, в области партийной идеологии. Насколько они значительны? Юрист по образованию, Марин Лё Пен — образец успешной женщины. Она воплощает собой «новый правый радикализм» во Франции. Как и её отец, она считает себя внесистемным политиком — политиком, который объявляет войну традиционной элите страны. Внесистемность эта выражается в первую очередь в том, что госпожа Лё Пен не боится говорить на «неудобные» темы, которых избегают политики как левого, так и правого политического спектра. Это, прежде всего, иммиграция, преступность в среде иммигрантов, рост исламского фундаментализма и зависимость от евро.

В общем и целом можно сказать, что старые правые радикалы фокусируются на антииммиграционной политике, и их идеология имеет ксенофобский характер. В свою очередь новые крайне правые уделяют больше внимания явлению исламского фундаментализма и насаждению его традиций в западном обществе. Также они придают особое значение сохранению национального суверенитета в рамках европейских институтов и проблемам, которые возникают в связи с углублением европейской интеграции.

Эти два поворота в идеологии НФ связаны, во-первых, со стремлением нового лидера избавить партию от «ксенофобского» имиджа. Таким образом, госпожа Лё Пен стремиться сформировать собственный электорат и отказаться от репутации партии «протестного голосования». Второй поворот в идеологии НФ, очевидно, связан с объективными внешними условиями глубокого экономического кризиса во всей Европе. Однако в интервью телеканалу “EuroNews” Марин Лё Пен заявила, что не имеет намерения дистанцироваться от курса своего отца, поскольку ему удалось создать партию, которая защищает нацию и которая за 40 лет существования оказывалась всегда права всегда.

Как и её отец, госпожа Лё Пен обладает яркой личной харизмой. Однако её выступления более взвешенны и менее эмоциональны. Для её высказываний характерны чёткая аргументация и логика. Создаётся впечатление, что госпожа Ле Пен знает заранее ответ на любой вопрос. После её прихода на пост председателя НФ, наблюдается рост популярности партии. Такой вывод можно сделать, во-первых, по результатам региональных выборов 2011 года, на которых НФ получил 15,26% голосов избирателей (на прошлых выборах партия набрала 12%), во-вторых, по результатам президентских выборов 2012 года, на которых Марин Лё Пен набрала 17,9% голосов. Этот результат стал лучшим для лидера Национального Фронта за всю историю существования партии.

Этот успех крайне правого политика стал прямым следствием того, что госпожа Лё Пен называет вещи своими именами. Она описывает реальность теми терминами и словами, которые соответствуют действительности. Второй причиной поддержки госпожи Лё Пен служит тот факт, что ей абсолютно чужда принятая в кругах политической элиты леволиберальная риторика, которая не имеет ничего общего с реальной жизнью обычных обывателей. Например, если госпожа Лё Пен считает, что в иммигрантских районах уровень преступности выше, чем в среднем по стране, она говорит об этом прямо, не пытаясь облечь свои слова в мягкую политкорректную форму. И в этом она близка простым французам. Так называемая «внесистемность» лидера НФ не может не привлекать ту часть избирателей, которая утратила доверие к традиционным политическим силам Франции.

По мнению Марин Ле Пен, гражданами Французской республики могут стать люди любых расовых, этнических и даже религиозных групп, но возможно это только при условии становления их французами по духу и культуре

По мнению Марин Лё Пен, гражданами Французской республики могут стать люди любых расовых, этнических и даже религиозных групп, но возможно это только при условии становления их французами по духу и культуре

Актуальность этого аспекта ещё больше растет в условиях затянувшегося экономического кризиса, стагнации, безработицы. В ходе своей президентской кампании госпожа Лё Пен не раз заявляла о необходимости отказа от евро и возвращения к национальной валюте — франку. С её точки зрения, создание ЕС и единого валютного пространства привело к тому, что у наций забрали суверенитет, постепенно передавая его в руки европейским технократам, которые не только не прислушиваются к мнению населения, но и наносят вред простым гражданам своей политикой. По убеждению Марин Лё Пен, глобализация и ЕС как её проявление, изначально несут в себе конфликтный потенциал. Объясняет она это тем, что глобализация устанавливает в трудовой сфере жёсткие законы и условия жестокой конкуренции, требующие постоянного снижения издержек и изыскания новых ресурсов.

Вторым источником конфликта в условиях глобализации является, по мнению лидера НФ, неконтролируемая миграция населения. Как и её отец, Марин Лё Пен критикует в первую очередь не иммиграцию, как таковую, а иммиграционную и этнокультурную политику государства. По её мнению, принцип ассимиляции был заменен на интеграцию, а затем интеграцию вытеснило полное отсутствие требований к приезжим. Она подчеркивает, что нынешняя этнокультурная политика ведёт к распределению иммигрантов по гетто, где процветает преступность и наркоторговля. Что касается пребывания иммигрантов в стране, то здесь Марин Лё Пен, как и все руководство НФ, придерживается следующей позиции: натурализация возможно только в том случае, если кандидат на получение гражданства воспринимает духовные ценности, традиции и обычаи Франции, французский язык и принципы, которые являются базовой основой французской цивилизации.

При этом Марин Лё Пен гораздо более тактична в своих высказываниях, чем её отец. По её словам, она выступает не против мусульманских иммигрантов как таковых, а против радикальных проявлений ислама — исламского фундаментализма. Таким образом, в подходе Национального Фронта нет никакого расистского подтекста: гражданами Французской республики могут стать люди любых расовых, этнических и даже религиозных групп, но возможно это только при условии становления их французами по духу и культуре. При этом, по её мнению, на практике ислам не совместим с ценностями Франции, поэтому, чтобы стать гражданином республики, приезжим всё же придётся отказаться от своей религии.

Марин Лё Пен, заявляет, что Франция не должна превратиться в халифат. По убеждению руководства НФ, правительства должны неукоснительно соблюдать принцип светского государства. Именно поэтому, по мнению НФ, неприемлемо строительство мечетей за счёт государственной казны

Марин Лё Пен, заявляет, что Франция не должна превратиться в халифат,  строительство мечетей за счёт государственной казны неприемлемо, так как это противоречит светскому характеру Французской республики

Ядро проблемы с приезжими заключается, по мнению Марин Лё Пен, в том, что Франция, да и Европа в целом, создают такие благоприятные социальные условия, которые служат «насосом», притягивающим всё большее количество иммигрантов. Рецепт решения проблемы иммиграции прост: перекрыть «насосы» и проводить политику, сдерживающую приток иммигрантов. Неотъемлемым является условие, при котором каждый вновь прибывший иммигрант сможет рассчитывать только на собственные усилия и собственные доходы, а не на льготы и дотации, предоставляемые развитой социальной системой.

По мнению лидера НФ, сейчас во Франции к иностранцам относятся лучше, чем к коренным французам. Так, на работу скорее возьмут человека по имени Мухаммед, чем по имени Франсуа. Марин Лё Пен считает необходимым усиление контроля над границами, а также отмену двойного гражданства и автоматического получения гражданства для тех, кто родился во Франции (право почвы).

Госпожа Лё Пен обладает собственным рецептом решения проблемы иммиграции. По её мнению, нет смысла закрывать границы и сдерживать иммиграцию полицейскими мерами. Для того чтобы перекрыть «иммигрантский насос», необходимо инвестировать в страны Африки и Арабского Востока — помочь людям там решить свои социальные проблемы, создать хорошие рабочие места, дабы у них не возникало желания отправляться в Европу в поисках лучшей доли. Что касается положения в Европе, госпожа Лё Пен считает, что политика мультикультурализма ведёт к мультиконфликтам. В подтверждение этого тезиса она указывает на Косово.

Кстати, Марин Лё Пен стала первой, кто заговорил во Франции о существовании такого вида расизма, когда ущемлёнными в правах становятся коренные жители страны. Она не раз комментировала нынешнее положение коренных французов во Франции. С её точки зрения, из-за бездействия правительства и его отказа признать наличие во Франции «расизма против белых», страдают простые граждане, но эта проблема никак не решается. Лидер НФ замечает, что сегодня во Франции любой скепсис в отношении иммиграции называется расизмом. При этом о враждебном отношении многих иммигрантов к коренным жителям и их культуре либеральные политики предпочитают молчать. Госпожа Лё Пен не боится заявлять о существовании совпадения на карте зон повышенной преступности с иммигрантскими районами. По словам Марин Ле Пен, французы всё прекрасно понимают, но последние 30 лет либеральные политики внушали им чувство вины перед иммигрантами. В сознании людей укрепился либеральный шаблон: если ты против иммиграции — значит, ты расист. В результате во Франции леволиберальные взгляды в вопросах иммиграционной политики стали основой для всего политического класса — не только для левых, но и для правых.

жидается, что Марин Лё Пен сможет составить реальную конкуренцию основным кандидатам на пост президента страны на будущих выборах

жидается, что Марин Лё Пен сможет составить реальную конкуренцию основным кандидатам на пост президента страны на будущих выборах

Так же как и её отец, Марин Лё Пен выступает за ужесточение иммиграционного законодательства и заявляет, что Франция не должна превратиться в халифат. По убеждению руководства НФ, правительства должны неукоснительно соблюдать принцип светского государства. Именно поэтому, по мнению НФ, неприемлемо строительство мечетей за счёт государственной казны. При этом отмечается тенденция, при которой смягчение риторики начинает привлекать на сторону НФ некоторых иммигрантов, уже имеющих право голоса. Дело в том, что приезжие, которые уже успели, в той или иной степени, интегрироваться во французское общество, страдают от растущего числа иммигрантов даже больше, чем коренные французы, особенно это касается трудовой сферы.

Подводя итоги, можно сказать, что идеология французского Национального Фронта после смены лидера эволюционировала незначительно. В рамках своих выступлений, Марин Лё Пен уделяет внимание тем же проблемам, что и её отец. Принципиально трансформировалась только манера изложения идей: в отличие от высказываний её отца, речи Марин Лё Пен более деликатные и продуманные. Она менее эмоциональна и не прибегает к резким выражениям, рискующим выбросить её партию за борт либерально-политического контекста. И хотя смысл её высказываний противоречит либеральной риторике, она умеет облечь их в цивилизованную форму. Это не позволяет избежать осуждения со стороны либеральной политической элиты: как французской, так и мировой, но привлекает избирателей, поскольку она не боится открыто говорить на острые и насущные темы, при этом не шокируя электорат резкостью и эмоциональностью высказываний.

Немаловажным является и смещение акцентов в выступлениях нового лидера Национального Фронта. Это легко объясняется изменением объективных социально-экономических условий. Если ранее во главе угла стояла антииммиграционная риторика, то по мере усугубления экономического кризиса на первый план вышли проблемы экономического характера. А следовательно, и призывы о выходе из европейских институтов, поскольку именно они, по мнению руководства НФ, являются главными источниками экономического кризиса.

Вполне вероятно, что у Национального Фронта появился шанс стать одной из главных политических сил страны. Ожидается, что Марин Лё Пен сможет составить реальную конкуренцию основным кандидатам на пост президента страны на будущих выборах. Теперь в ряды сторонников партии могут вернуться те, кого в своё время отпугнула откровенно ксенофобская риторика ее бывшего лидера, а также те, кого разочаровала политика, проводимая голлистами и социалистами на протяжении послевоенных десятилетий.

Добавить комментарий