17 февраля 2014

Александр СЕКАЦКИЙ: «Спорт противоречит политкорректности»

Сергей КНЯЗЕВ

Александр Секацкий

Александр Секацкий

Религия тяготеет к элитарности; между тем, спорт стал выполнять ту же — духовную — функцию, что и Церковь, завоевав массы. Преимущество спорта перед религией в том, что он менее сложен. Так считает философ Александр Секацкий.

— Александр Куприянович, в юности вы были чемпионом Киргизии по прыжкам в высоту. Сегодня вы кандидат философских наук, преподаватель Санкт-Петербургского государственного университета. Отличается ли ваше восприятие спорта — тогда и сейчас?

— Хочу уточнить, я был чемпионом Киргизии среди юниоров. Своих главных успехов как легкоатлет я достиг в 17 лет, потом энергия ушла в другом направлении. Но я и сейчас думаю, как тогда: спорт притягателен прежде всего идеей чистой состязательности по заранее заданным параметрам. Всем известен анекдот про полковничьего сына, которому не стать генералом — потому что у генерала есть свой сын.

Согласитесь, в основе всевозможных достижений различных культур и цивилизаций стоит агональность, то есть состязательность. Возможность не просто продиктовать свою волю природе или победить врага, но и оказаться первым среди своих. Две самые яркие цивилизации — древнегреческая и англосаксонская — в этом отношении чрезвычайно похожи. Сколько бы мы ни адресовали претензий современному спорту, часто заслуженных — есть ведь некоторая объективность и несомненность победителя. Спорт — это производство шансов. Все прочие сферы человеческой деятельности могут этому только завидовать. Понятно, что если бы в политической состязательности всё решалось так же, как в спорте, мы имели бы дело с колоссальным расцветом политического измерения.

— Спорт нельзя назвать территорией, абсолютно свободной от коррупции и всяческих махинаций…

— И вместе с тем никакая взятка не заставит вас отдать место Роналду или Месси в основном составе родственнику очень нужного человека и убедить всех, что тот играет лучше них.

"Спорт хранит великую состязательность, великое стремление стать первым, преодоление логики повседневности: бросить вызов, бороться до конца, честно принять и победу, и поражение… Некоторая степень безжалостности должна сохраняться в нашей жизни, иначе произойдёт полная остановка экзистенциального реактора" / На фото: шествие ленинградских боксёров

«Спорт хранит великую состязательность, великое стремление стать первым, преодоление логики повседневности: бросить вызов, бороться до конца, честно принять и победу, и поражение… Некоторая степень безжалостности должна сохраняться в нашей жизни, иначе произойдёт полная остановка экзистенциального реактора» / На фото: шествие ленинградских боксёров

— Открытие Олимпиады в Сочи, по некоторым оценкам, посмотрели порядка 3 млрд человек. Чем помимо чистой состязательности спорт так притягателен?

— Тут много параметров совпало. Во-первых, высокая степень демократичности. Будущему чемпиону не обязательно рождаться в семье герцога, магната или сильного мира сего. Никакая сфера деятельности с этим не может сравниться. Второе — доступность и понятность правил, что подразумевает лёгкость переноса. Одно дело — проекции на фигуру полководца, императора, музыканта: они в принципе не такие, как я, а спортсмены — такие же. Кроме того, современный спорт, будучи моделирующей системой самой жизни, представляет нам не только чистую состязательность, но и самовозрастающий архив. Все эти рекорды, набранные медали, забитые мячи — это саморасширяющееся знание. Ты не только соприсутствующий — ты ещё и знающий.

— Сегодня гонорары многих спортсменов не имеют никакого экономического обоснования. Игроки — особенно в некоторых командных видах спорта — получают миллионы долларов, даже если не выходят на поле, а годами полируют скамейку запасных. И это не вызывает особенного возмущения у публики: никто не восстаёт против этого, не выходит на Болотную, не устраивает Майдан… Почему с этим так легко мирится обыватель?

— Спорт — это самое близкое всем нам трансцендентное. Это очевидно выходящее за пределы функциональности поприще. Сколько мы слышали юмористов-сатириков: дескать, надо всем этим дрыгающим ногами динамо-машину прикрутить к конечностям… Уже само то, что эта энергия направлена не на сиюминутное, а на то, что не имеет утилитарной практической ценности, делает спорт явлением духовным, как ни странно. А это важное измерение человеческой жизни.

Глядя на спортсменов, мы видим, что мы сами нужны — себе, обществу, мирозданию — не только как инструменты, но и как преодолевающие собственные границы, контуры собственного тела. «Человек — это то, что должно быть преодолено». Человек не исчерпывается сугубой функциональностью: производительностью труда, профессионализмом и прочим. Обществу нужна духовность — религия, скажем. Но мы видим, что религия тяготеет к элитарности, её ритуалы часто сложны и непонятны, да и в современном христианстве чрезвычайно велика степень подделки, фальсификации, рутины. А спорт каким-то странным образом выполняет более-менее ту же функцию. Вспомните Церковь Марадоны, где разработаны ритуалы, аналогичные христианским…

Я был не так давно в Барселоне и посетил знаменитый стадион «Камп ноу». В тот день не было матча, но люди туда шли — и не только туристы, но и местные. А в храмы никто не идет, храмы пустуют. Та духовность, которая выплеснулась из церквей, оказалась на стадионе. Там на наших глазах совершается аскеза. Ведь для того, чтобы получать такие деньги, нужны самоограничения, ежедневные тренировки, преодоление себя. Это то, чем 600-700 лет назад занимались монахи — преображением телесности не ради сиюминутных задач.

Ни одно государство не может обойтись чистой функциональностью. Только что Украина объявила, что повышает премии победителям игр в Сочи на четверть по сравнению с лондонской Олимпиадой — хотя, казалось бы, до того ли им сейчас? Две трети стран-участниц Олимпиады учредили вознаграждения своим олимпийцам, и Россия здесь не на первом месте.

"Спорт - это самое близкое всем нам трансцендентное. Это очевидно выходящее за пределы функциональности поприще" / Картина Александра Дейнека "Бег"

«Спорт — это самое близкое всем нам трансцендентное. Это очевидно выходящее за пределы функциональности поприще» / Картина Александра Дейнека «Бег»

— Не обязательно строить стадионы за миллиарды и платить выступающим на них миллионы — есть менее затратные способы выйти в трансцендентное: музыка, театр, скульптура. Тут тебе и состязательность, и проявление таланта.

— В искусстве нет той объективности и запредельной агональности (состязательности), как в спорте. Каждый может сказать, что его собственный уникальный коридор символического лучше прочих. Как говорит один поэт: «Я лучше всех пишу свои стихи». И с этим не поспоришь. Но нельзя же сказать: «Я лучше всех играю в свой футбол». Футбол один на всех — будь добр, играй в него по общим правилам.

— Одна из главных претензий к спорту — уж очень он жесток. И в буквальном смысле: травмоопасен, особенно в контактных видах. И в символическом: второе место от первого отделяет порой сотая доля секунды — но победитель получает всё, это же несправедливо.

— Что касается жестокости — это смотря с чем сравнивать. Сравните жестокость и аскезу спорта не с нашим повседневным существованием, а с войной. Война ведь пожёстче будет, правда?

Да, чемпион получает всё, и именно он остаётся в людской памяти. Это несправедливо по отношению к малым сим. Но ведь что-то должно противоречить прогрессирующей политкорректности, когда каждый достоин тёплого слова, когда не нужно отличать одного перед другим, всем этим заклинаниям в духе взаимно безвредных гомункулов. Спорт хранит великую состязательность, великое стремление стать первым, преодоление логики повседневности: бросить вызов, бороться до конца, честно принять и победу, и поражение… Некоторая степень безжалостности должна сохраняться в нашей жизни, иначе произойдёт полная остановка экзистенциального реактора.

Источник — «Мой район».