14 января 2011

Высшее образование: за что люди платят

Вадим СЕМЕНКОВ, социолог, кандидат философских наук

 

Платные (коммерческие) отделения в вузах России официально существуют с 1992 года. В середине 90-х появились и первые негосударственные вузы. Сегодня, почти 20 лет спустя, ситуация на рынке образовательных услуг не стала прозрачнее и понятнее для потребителя. Очевидно, что покупатель рыночной услуги хотел бы понимать, за что он платит деньги. Тем более, что плата за обучение в вузах разной категории отличается в разы.

Стоимость обучения на дневном отделении юридического факультета  (бакалавриат) Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) в 2010-2011 учебном году составляет 106 000 рублей, а дневное обучение на отделении «Международные отношения» (бакалавриат) в МГИМО стоит 274 000 рублей. В свою очередь программы бакалавриата в Российском государственном педагогическом университете имени Герцена стоят от 33 000 («художественное образование») до 72 000 («филологическое образование по профилю «иностранный язык») рублей в год. Почему существует такой ценовой  разброс? И за что же платят деньги родители студентов?

Спрос на высшее образование обусловлен самыми разными мотивами. Все многообразие потребительских (родительских, ибо, как правило, они платят за высшее образование своих детей) ожиданий представляется возможным свести к трём видам.

Вуз как площадка молодняка

Не особенно щепетильные родители видят в вузе продолжение школы — площадку, обеспечивающую завершение фазы первичной социализации. Они надеются, что к концу пребывания в вузе их ребенок окончательно подготовится к вступлению во взрослую жизнь. От самого вуза они требуют только выполнение функции социализации и призрения (то есть надзора), а формирование какой-либо профессиональной компетентности их чада – откладывают на поствузовский период.

При таком подходе вуз понимается в одном ряду с такими институтами, как армия или тюрьма, потому что рассматривается как школа жизни, только в значительно более гуманном режиме. При таком подходе предполагается, что вуз должен создавать условия и предоставлять время для того чтобы студент определился со своим будущим. Только это и ожидается от вуза и только в этом видится смысл платы за образование.

На такие вузы спрос предъявляют домохозяйства (домохозяйство — обособленная ячейка общества, в рамках которой происходило производство общественного продукта, его потребление, а также воспроизводство рабочей силы, т.е. самого человека)  с утилитарной жизненной идеологией и урезанным набором потребительских интересов до сугубо материальных. Их семейный капитал образован за сравнительно короткий срок и не столько за счёт профессиональной компетенции, сколько за счёт спекуляций (в основном благодаря доступу к различным ресурсам).

Клиентская база таких вузов достаточно широкая, и учатся в таких вузах те, кого условно можно назвать «детьми гаишников». Ни родители, ни дети в этих вузах не только не знают, что взять от образования, но и мало этим озабочены. Поэтому и появляются публикации, о том, что студенты платных отделений выбирают вузы второго сорта. Речь идет о тех, кто осознано снижает планку своих требований к вузу и ориентируется на рынке образовательных услуг только указанным критерием: вуз как место для вступления во взрослую жизнь.

Реализация родительских амбиций

Вторая группа родительских ожиданий связана с классово ангажированными домохозяйствами. В этом случае от вуза ожидаются или наделение студента и всего домохозяйства символами классового статуса («Моя дочь – выпускница МГУ»), или обретение потенциально перспективными связями на будущее. В качестве возможного варианта следует учитывать и стремление к получению такого образования, которое дает и домохозяйству, и выпускнику особый внешний лоск. В последнем случае, это, как правило, гуманитарное образование с какой-то изюминкой.

Общим знаменателем всех этих ожиданий является надежда на обретение некоего капитала, будь-то капитал символический, указывающий на окончание престижного вуза, или социальный капитал, дающий социальные связи для будущей карьеры. На рынке образовательных услуг для таких домохозяйств решающим является критерий престижа. И какой бы конкретный вуз такие домохозяйства не выбирали, свой выбор они соотносят с вузом, идеально отвечающим таким требованиям – МГИМО. Все, у кого хватает связей и ресурсов, ориентируются именно на него, все остальные – на его подобие.

В таких вузах можно встретить «детей гаишников», но это такие «гаишники», которые ориентированы на интеграцию в доминирующий класс. Мы можем сказать, что разные вузы работают на разные амплуа. Мало того, один и тот же вуз за свою историю меняет несколько амплуа. Тот же юрфак СПбГУ на наших глазах из вуза (факультета), выдающего гарантийные сертификаты профессиональной карьеры, становится вузом, выдающим символы классового статуса. Таким, как МГИМО (Московский государственный институт международных отношений), РУДН (Российский университет дружбы народов) и др.

Вуз как место подготовки профессионалов

Это уже третья группа родительских ожиданий, они напрямую связанны с полноценным прохождением вторичной социализации — получением профессионального высшего образования. При этом совсем не обязательно поствузовская карьера ребёнка  в этой группе рассматривается как непременное пребывание в рамках той профессии, которой овладевал вчерашний студент. Межпрофессиональная мобильность тут так же имеет место быть, как и в предыдущих группах. Но в этом  случае диплом о получении высшего образования выполняет сигнальную функцию, но уже не для домохозяйства и его социального окружения, а для работодателя.  Это статусный диплом уважаемого в данной профессиональной нише вуза. В разных профессиональных нишах предпочтения различны.

Так, известно, что на математико-механический факультет СПбГУ поступить тяжело, да и учиться там могут немногие. В этом случае для целого ряда работодателей диплом выпускника матмеха СПбГУ является гарантийным сертификатом того, что нанимаемый работник оправдает ожидания. Логика тут такова: если он матмех закончил, то и в моей фирме сможет работать. Даже если эта фирма никакого отношения не имеет к тому, чему учат на матмехе. Поэтому-то появление в маркетинговых отделах ГАЗПРОМа выпускников матмеха СПбГУ – отнюдь не случайность. Но конечно, здесь тоже ожидается обретение перспективных социальных связей и формирование компетенций и навыков.

В такие вузы имеет смысл поступать тогда, когда в рамках той или иной профессии уже сформировалась профессиональное сообщество и в свои ряды они принимают исключительно тех, кто закончил соответствующие вузы и факультеты. Например, если вы хотите, чтобы ваш ребенок стал врачом, то ему прямой путь в Первый медицинский институт. И наоборот, профессиональное сообщество менеджеров ещё только формируется, и можно закончить любой вуз крупного города и успешно работать в данном направлении.

В таких вузах тоже можно встретить «детей гаишников», но они являются членами таких домохозяйств, которые уже осознали ограниченность своего социального положения. Данные домохозяйства так же ориентированы на восходящую мобильность, но уже не просто через получение престижного образования, а через овладение той профессии, которая даст и статус, и перспективу на будущее не только их ребёнку, но им самим.

Конечно, таким домохозяйствам не всегда ясен рыночный рейтинг тех или иных профессий. Хорошим критерием востребованности профессии является востребованность носителя этой профессии на рынке женихов и невест. А компетенцией рынка женихов и невест, домохозяйства, ориентированные на профессиональную карьеру своего ребенка, как правило, обладают.

Но одной только оценки профессий через призму рынка женихов и невест явно недостаточно. И для домохозяйства не всегда очевидно, действительно ли конкретный вуз (факультет) формирует те компетенции, которые в данном профессиональном сообществе востребованы? Здесь домохозяйство стоит пред проблемой экспертного консультирования по вопросу, а какой вуз, какой факультет структурирует данное профессиональное сообщество, диплом какого вуза обозначает требуемое качество в данной профессии?

Возможные подводные камни

Помимо проблематичности перспективы карьеры в рамках профессии из-за неясности статуса профессии, неясности её востребованности на рынке труда, необходимо иметь в виду ещё одно обстоятельство. Рынок труда явным или неявным образом предъявляет требования перманентного постдипломного профессионального роста. Это выражается в инфляции диплома о высшем образовании и требования наличия документов о постдипломном образовании. Очень чётко это требование видно на рынке образовательных услуг, где обладатель только диплома вуза имеет мало перспектив. Если в ряде профессий для профессионального старта достаточно только диплома, то на рынке образовательных услуг существенно повышен порог требований — необходима ученая степень. Уверенно можно сказать, что с переходом на систему бакалавриат + магистратура сразу же будут обозначены места, недоступные для тех, кто закончил только бакалавриат. Прежде всего, это коснется государственной службы.

Помимо того, что вуз, хоть и медленно, но меняет своё амплуа, конкретная семья так же может расширить репертуар ожиданий от периода обучения в вузе. И это ставит то или иное домохозяйство перед необходимостью комбинировать как имеющиеся у него ресурсы, так и возможности использования тех или иных жизненных шансов, связанных с получением высшего образования. Это означает, что каждое современное домохозяйство, располагая одним и тем же набором предложений со стороны вузов, обречено самостоятельно выстраивать нужную именно ему комбинацию.

Можно сказать, что ни один вуз полностью всех запросов и ожиданий покрыть не может, поэтому всё чаще мы видим случаи сочетания обучения в разных структурах и институциях. Человек, получая образование в том или ином вузе, начинает интенсивно учиться на стороне, изучая дополнительные иностранные языки или посещая курсы ораторского мастерства, или, скажем, занимаясь во Французском университетском колледже, и т.д. Такое стремление к получению дополнительных навыков связано с тем, что студент (иногда родители студента) начинают видеть тот набор компетенций, знаний, возможностей, которые пригодятся именно выпускнику вуза для вхождения на рынок труда.

Образование и обучение

Сегодня мы входим в ситуацию, когда для многих людей понятие образования и обучения все более расходятся. Точнее люди начинают эти понятия все лучше различать: понимая, когда они платят за формальную сторону дела, получая диплом нужного им образца, и когда платят за содержательную сторону – за компетенции, связи, возможности.

Те, кто получение образования сводит к формально-институциональной стороне дела, а под платой за обучение понимает исключительно денежную форму, проигрывают во многом, и прежде всего во времени. Такие люди, получив диплом, очень часто понимают, что они ничего не получили, ничему не научились, отдав пять лет юности. И осознав это, они принимают решение получать второе высшее образование.