14 июля 2016

Борис ГРОЙС: «Советская индустриализация была попыткой превращения труда в творчество»

Советская индустриализация 30-х годов была попыткой превратить индустриальный труд в творческий процесс по созданию нового общества, новой страны

Советская индустриализация 30-х годов была попыткой превратить индустриальный труд в творческий процесс по созданию нового общества, новой страны

— Индустриальная эпоха началась не в советский период, а ещё в XVIII веке. Для этой эпохи характерна проблема соотношения индустриального труда — как сказал бы Маркс, отчуждённого труда, когда рабочий отделён или отчуждён от результатов своей деятельности, а его креативные возможности остаются нереализованными — и идеала художника, находящего в труде выход для своего творческого потенциала. Этот дуализм труда был центральной темой общественной дискуссии на протяжении всего XIX и XX века. А марксизм призывал превратить труд отчуждённый в труд художественный, творческий. Маркс хотел, чтобы каждый рабочий стал художником, творцом новой жизни, что не сильно отличается, например, от знаменитого требования, выдвинутого Йозефом Бойсом (немецкий художник, один из теоретиков постмодернизма — прим. SN): каждый рабочий должен стать художником.

Советская индустриализация 30-х годов была попыткой превратить индустриальный труд в творческий процесс по созданию нового общества, новой страны. Люди работали не  традиционно — чтобы получить зарплату и потом пропить или в лучшем случае прокормить семью, — а для того, чтобы построить новое общество. Они понимали себя как часть коллективного художественного проекта. Коммунизм ведь был в принципе художественным проектом.

Источник

Читайте также:

Дмитрий ЖВАНИЯ. Манифест рабочего социализма

Дмитрий ЖВАНИЯ. Мир работы и последствия его сокращения

Дмитрий ЖВАНИЯ. Разрушение индустрии оборачивается вырождением человечества

Дмитрий ЖВАНИЯ. Новая индустриализация как идея рабочего протеста

  • http://vk.com/id211635605 Анна Комарова


    В том же глянцевом бюллетене Экспоцентра, где рассказано, как раскручивалась со стартового капитала $500 тыс. и завоёвывала мировой рынок китайская компания TDC Cutting Tools (годовой объём пр-ва 300 МЛН ШТУК), в статье под названием «Россия наращивает производство станков» сообщается, что в РФ «в 2015 г.резьбонарезных станков было произведено 4 шт. (в 2014 г. – 3 шт.)» Это не опечатка, именно ШТУКИ … Количество производимых в течение года в РФ станков оценивается как «около трёх тысяч». Это уже не поточное производство, а штучная ручная сборка. По данным бюллетеня выставки «Металлообработка-2016» «deMetallo.daily» №3, 25 мая 2016 г. «объём производства гибочных, кромкогибочных, правильных, пробивных и вырубных машин, а также механических ножниц БЕЗ ПРОГРАММНОГО УПРАВЛЕНИЯ вырос на 99,6%, до1609 шт., а С ПРОГРАММНЫМ УПРАВЛЕНИЕМ снизился на 64%, до 67 штук. На пространстве от Калининграда до Камчатки. Между тем классический станок одной функции – токарный, фрезерный, сверлильный и т.п. сегодня уже архаика. Многоосевые обрабатывающие центры предельно сокращают потери времени на переустановку деталей и оснастки, производят несколько операций одновременно. К этому прокладывали путь в 30-40-е гг. советские рационализаторы Борткевич, Быков, Миронов, Бушев, Белов, Патутин и др. Так вот, данные по успехам РФ в собственном производстве металлообрабатывающей техники сегодняшнего дня следовало бы засекретить как главную гостайну, а не сообщать бесстыже в открытом источнике, что «производство обрабатывающих центров, агрегатных и многооперационных станков в 2015 г. ВЫРОСЛО НА 101,2%, ДО 169 ШТУК». При этом, спасибо за #КРЫМНАШ и санкции, ещё и импорт по данной позиции сократился на 65,8%, до 1849 штук…
    … Пространство, где на несколько миллионов населения производится по одному устаревшему станку в год, не может считаться государством.