12 сентября 2017

Даниеле ФАРИНА: «Итальянская левая вступила в новый исторический цикл»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Член Палаты депутатов итальянского парламента от партии «Итальянские левые» Даниеле Фарина

Наш сегодняшний собеседник — член Палаты депутатов итальянского парламента от партии «Итальянские левые» Даниеле Фарина. Мы беседуем с ним о «броуновском» состоянии современной итальянской политики.

Руслан КОСТЮК. Уважаемый Даниеле, похоже, вариант с досрочными парламентскими выборами в вашей стране не прошёл. Это может помочь главной правительственной партии, я имею в виду Демократическую партию (ДП) остаться у власти?

Даниеле ФАРИНА. Я думаю, ещё возможны разные варианты, но да, скорее всего парламентские выборы в Италии состоятся в свой срок — в 2018 году. После провала конституционного референдума и личного унижения Маттео Ренци казалось, что будущее ДП очень туманно. Однако вскоре после этого синьор Ренци вновь навязал себя как лидера и вновь стал секретарём Демократической партии. Он сегодня не входит в Совет Министров, но все знают — ничего во внутренней и внешней политики правительства не решается без Маттео Ренци.

ДП, это надо знать, имеет мощные возможности для управления. Это самая крупная депутатская группа, эта партия возглавляет администрации 14 регионов Италии из двадцати, это 450 тысяч зафиксированных членов. Но эта институциональная сила демократов не должна скрывать их слабости и уязвимости. На последних региональных и муниципальных административных выборах левый центр, особенно ДП, понёс серьёзные потери в голосах. Маттео Ренци и контролируемые им министры уже не воспринимаются большинством итальянцем как «патентованные спасители» общества и национальной экономики.

Даниеле Фарина: «Мы находимся в твёрдой оппозиции социал-либерализму. В «Итальянской левой» понимают потенциальную опасность политической победы правых и готовы к сотрудничать со всеми демократическими и прогрессивными силами, чтобы поставить заслон такой перспективе»

Я снова скажу, что политический потенциал ДП ещё очень высок. Но этот исходящий от доминирующей группы Ренци социальный либерализм (даже с учётом «фактора Макрона», добравшегося и до нашей страны) имеет свои лимиты. Если Италия не упала в пропасть годы нахождения гетерогенной коалиции во главе с демократами, то избиратели не забудут и другого: громадного общественного долга, слома социальных завоеваний трудового законодательства, неэффективной политики власти перед лицом миграционных вызовов, туманного отношения европейских партнёров к идеям Рима по реформированию Европейского Союза. Всё это ставит возможную в следующем году победу ДП под законный вопрос.

Сегодня уже нельзя говорить о безальтернативном доминировании Демократической партии в левом центре итальянской политики…

По сравнению с другими субъектами, отстаивающими левоцентристскую идеологию (хотя все мы знаем, что Ренци не является социалистом, это политик скорее либерально-демохристианской традиции), ДП пока что чувствует себя лучше всех. Однако, Вы правы. Открытая либеральная линия Ренци, его уступки правительственным партнёрам из либерального лагеря и правого центра, его персоналистская манера навязывать свои решения партии вызывали на протяжении последних двух лет череду отколов от ДП и расколов этой правительственной партии «номер один».

По сравнению с другими субъектами, отстаивающими левоцентристскую идеологию, Демократическая партия пока что чувствует себя лучше всех.

Один из примеров такого откола — это случай с инициативой Стефано Фассины, пытавшегося создать демократическую социалистическую партию «Будущее слева», сегодня они участвуют в унитарном левом процессе. Но наибольший «удар слева» по ДП нанесла когорта бывших высших руководителей «Левых демократов» и, соответственно, в совсем давнем прошлом — Итальянской компартии (ИКП). Они проиграли борьбу за лидерство либеральной линии в лице Ренци, но, имея сильные позиции на региональном уровне и в парламентских кругах, не смирились с этим поражением.

Бывший секретарь Демократической партии Пьер-Луижи Берсано, относящийся к тенденции, как называют их у нас, посткоммунистов, после долгой закулисной борьбы порвал с ДП и в начале текущего года появился новый политический субъект — Демократическое и прогрессивное движение. Они уже успели ассоциироваться с Партией европейских социалистов, несмотря на помехи со стороны демократов. На данный момент этот раскол существенно ослабил позиции ДП в обеих палатах парламента, более сорока депутатов примкнули к этому движению. Но сумеет ли оно в будущем составить серьёзную электоральную конкуренцию ДП — это надлежит увидеть.

Нынешний год важен также с точки зрения унитарных процессов на левом фланге итальянской политической жизни.

Когда мы задумывали проект федеративной левой структуры «Левые Экология Свобода» (ЛЭС), совершивший скромный, но осязаемый прорыв на прошлых законодательных выборах, мы ещё тогда исходили из понимания, что левая антилиберальная и антиконсервативная традиция в Италии, хоть она имеет глубокую историю, корни и потенциал, оказалась в жестоком кризисе. Это может показаться немного нелепым, но операция «Чистые руки», убив Христианско-демократическую партию (ХДП) и Социалистическую партию, вместе с тем, пускай не сама по себе, но принесла и серьёзные проблемы для левых сил.

Можно ли представить себе в Италии силу, способную бороться за гегемонию в левом движении, как греческая СИРИЗА или испанский «Подемос»? Даже если сегодня это кажется иллюзией, всё зависит от нас, от нашей решимости.

К сожалению, Партия коммунистического возрождения, в которой я сам участвовал на протяжении многих лет, в итоге оказалась поглощена глубоким кризисом. Она сегодня существует, пытается играть самостоятельную роль, однако, я так думаю, итальянское общество нуждается в более унитарной и плюралистической динамике на левом фланге. ЛЭС пыталась на поступающие вызовы ответить, но её основатель и лидер Ничи Виндола протянул руку другим фрагментам итальянской левой, в результате чего в 2015 году мы встали на путь создания вначале конфедеративного субъекта, затем общей, но децентрализованной и плюралистической партии «Итальянские левые» (ИЛ). Как полноправная партия мы действуем с февраля этого года.

На сегодня ИЛ, безусловно, является самой серьёзной силой внутри радикального левого спектра. Мы не гонимся за численностью, в партии зарегистрировано более 19 тысяч членов. Среди членов «Итальянских левых» 20 парламентариев из обеих палат парламента, два члена Европейского парламента. Тут есть бывшие коммунисты, экс-демократы, активисты, пришедшие вместе с Фассиной или из движения «Возможное».

На местных выборах в минувшем июне вместе с партией «Возможное» ИЛ получили семь процентов голосов. Для начала это позитивный результат и хороший задел на будущее. Сегодня можно смело констатировать: левое крыло итальянской политики вступило в новый исторический цикл. Перед нами стоят много проблем и много вызовов, которые необходимо будет решить. Можно ли представить себе в Италии силу, способную бороться за гегемонию в левом движении, как греческая СИРИЗА или испанский «Подемос»? Даже если сегодня это кажется иллюзией, всё зависит от нас, от нашей решимости.

Но всё-таки сегодня самую реальную опасность для ДП представляет скорее правая оппозиция или Движение «Пять звёзд»!

«Пять звёзд», даже в потрескавшемся состоянии, ещё способно на сюрпризы. Итальянцы устали от традиционных политиков, от коррупции, от политических махинаций. Беппе Грилло сумел создать очень неоднородное движение, на своём пике оно поддерживалось третью избирателей. Некоторые социальные лозунги там пересекались с консервативными, если не националистическими принципами. Но люди видят: Движение «Пять звёзд» умеет звонко ругать, бить всех, но плохо может управлять. Можно посмотреть на Рим, где они взяли муниципальную власть. Ситуация в столице ухудшилась. Летнее голосование показало спад избирательной поддержки этой силы. Кроме того, там, где нет идеологии, нет элементарной дисциплины: группы этого движения в Палате депутатов и Сенате всё время живут в состоянии лихорадки, их регулярно покидают «диссиденты».

Движение «Пять звёзд» умеет звонко ругать, бить всех, но плохо может управлять. 

Что касается итальянской правой, то, безусловно, электоральный потенциал у неё есть, и он с 2015 года нарастал. Я слабо верю в возможности «новых христианских демократов», участвующих сейчас в правительственном большинстве. Гораздо большая опасность исходит из переформотированного движения «Вперёд, Италия!» и от Лиги Севера. Их идеология — это не «мягкая правая» типа германского Христианско-демократического союза. Это смесь консерватизма, популизма, евроскептицизма и национализма. Они ближе к крайне правым кругам в ЕС, чем правому центру.

Мы находимся в твёрдой оппозиции социал-либерализму. В «Итальянской левой» понимают потенциальную опасность политической победы правых и готовы к сотрудничать со всеми демократическими и прогрессивными силами, чтобы поставить заслон такой перспективе. В то же время я бы подчеркнул ещё такой аспект: сегодня в правом движении Италии царит анархия, идёт борьба за влияние и фрагментация там ничуть не уступает той, что имеет место в левом центре.

  • http://kripta.ee/rosenfeld/2017/06/01/xi-levaya-alternativa-krizisu-sovremennogo-obshhestva-v-evrope-stranax-postkommunizma-i-mire-v-celom/ Третий марксизм. Глава XI. Левая альтернатива кризису современного общества. Левые Европы и мира в начале XXI века. | Игорь Розенфельд

    […] левая вступила в новый исторический цикл». 12.09.2017, http://www.sensusnovus.ru/policy/2017/09/12/25476.html […]