7 августа 2017

Уруапан — оплот Партии демократической революции

Продолжение цикла статей «Города розовые — города красные»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Уруапан оказался под испанским владычеством в 1522 году / Герб Урупана

Глубокий социально-политический кризис, в котором пребывает сейчас Мексика, обусловил заметное падение народной поддержки у ведущих политических сил страны — правящей социал-либеральной Институционно-революционной партии (ИРП) и у консерваторов — ведущей силы парламентской оппозиции. Однако на данный момент, несмотря на заметное оживление и подъём левой оппозиции, именно эти две ведущие партии контролируют основную часть законодательных собраний в штатах и муниципальных советов в крупных и средних городах мексиканского государства. Случай Мехико-Сити, самого многочисленного «левого города» планеты, конечно же, забывать не стоит, но для современной Мексики подобные случаи относятся к разряду «штучных».

Среди городов, которые контролируются левыми силами, можно выделить Уруапан. Это второй по численности и экономическому потенциалу город, расположенный в находящемся в западной части центра страны — в штате Мичоакан-де-Окампо. Конечно, этот город не относится к числу крупнейших по численности в Мексике. В границах муниципального совета проживают порядка 320 тысяч человек, а в «малом Уруапане» — и того меньше, примерно 270 тысяч жителей.

Уруапан — второй по численности и экономическому потенциалу город, расположенный в штате Мичоакан-де-Окампо

Уруапан оказался под испанским владычеством в 1522 году и в дальнейшем играл важную роль в период Войны за независимость и в годы французской интервенции в Мексику. Возможно, исторически патриотический настрой местных жителей предопределил и сегодняшнюю роль Уруапана как одного из бастионов третьей по влиянию партии страны — входящей в Социалистический Интернационал Партии демократической революции (ПДР).

Именно ПДР в союзе с рядом других левых партий является самой влиятельной силой в местном городском совете, а муниципальный совет возглавляет её представитель Виктор Мануэль Гонсалес. Считается, что в этом городе, по сравнению с другими городами страны, большое число трудящихся объединены в профсоюзы. Вероятно, это закономерно, если учесть, что ещё в XIX веке в Уруапане возникли текстильные фабрики, а производство одежды развито в городе до сих пор.

Возможно, исторически патриотический настрой местных жителей предопределил сегодняшнюю роль Уруапана как одного из бастионов третьей по влиянию партии страны — входящей в Социалистический Интернационал Партии демократической революции (ПДР).

Возможно, объективно в пользу левых и, в частности, ПДР играет тот факт, что в Уруапане и его окрестностях имеется немало депрессивных кварталов, где живут преимущественно бедные жители и маргиналы. Каждый восьмой уруапанец, согласно данным официальной статистики, живёт за чертой бедности. Так или иначе, но данный фактор также нельзя сбрасывать со счетов, рассуждая о сильных позициях ПДР в этом городе.

Муниципальная власть вынуждена работать в непростых условиях нехватки средств: город явно не относится к числу мексиканских мегаполисов-доноров. И говорить о профиците муниципального бюджета в случае с Уруапаном как-то не приходится. Но всё-таки социальная политика местной власти как раз и свидетельствует о её «левом профиле». За последние годы удалось снизить криминальные угрозы для горожан, хотя в Уруапане всё ещё сильны позиции организованных преступных группировок, наркомафии. Тысячи бедняков смогли улучшить жилищные условия, перебравшись в более пристойные жилища. Безработица тяжёлым бременем лежит на городе. Но всё же ряд специальных социальных программ помогают процессу «ресоциализации» местных горожан, потерявших работу не по своей вине.

В Уруапане и его окрестностях имеется немало депрессивных кварталов, где живут преимущественно бедные жители и маргиналы

У местной организации ПДР и её политических союзников по левому движению имеется свой план по улучшению качества среднего образования и социализации дошкольного воспитания в городе. На это тоже нужны деньги и — по местным меркам — не такие уж малые. Но тут важно заметить, что в Мексике, как и в других латиноамериканских странах, местные и региональные администрации часто находят добровольных спонсоров, готовых вложиться в том числе в реализацию социальных проектов.

Объективно большим плюсом Уруапана является то, что этот город способен потенциально привлекать к себе туристов, в том числе зарубежных. Внутри городского муниципалитета расположен парк Баранки дель Купатизио. Это второй по посещаемости во всей Мексике национальный природный парк, в котором гости могут познакомиться с самобытной местной флорой.

Безработица тяжёлым бременем лежит на Уруапане. Но всё же ряд специальных социальных программ помогают процессу «ресоциализации» местных горожан, потерявших работу не по своей вине.

Но и рукотворных достопримечательностей в этом городе тоже, что называется, хватает. Речь идёт о красивой и оригинальный центральной Площади мучеников Уруапана, Музее четырёх индейских народов, в котором посетители могут познакомиться со старинной культурой и этнографией коренных жителей страны, созданной орденом францисканцев церковью Санто-Энтьерро, построенным в 1992 году Культурном центре, в котором проводятся различные мероприятия и выставки.

Уруапан известен в округе и как «весёлый город», ведь там практически каждый сезон проходят народные карнавалы, посвящённые тому или иному католическому святому. В то же время в религиозном плане это достаточно толерантный и плюралистический город: в штате Мичоакан он считается одним из оплотов протестантизма.

Как отмечает глава муниципального совета, сеньор Гонсалес, «у Уруапана имеются шансы на счастливое будущее, но это зависит не только от местной власти». И он прав: Мексика — федеративное государство и, как бы то ни было, будущее любого города и штата тесно связано с будущим всей страны. А сегодня оно, мягко говоря, выглядит весьма туманно. Однако, если всё же левым, прогрессивным силам удастся добиться победы на федеративном уровне, можно предположить, что будущее таких «левых городов», как Уруапан, станет более ясным и предсказуемым.