19 апреля 2017

Мобилизация ислама во Франции

За кого проголосуют французские мусульмане?

Игорь ГАШКОВ

Во Франции накануне выборов завершилось «Ежегодное собрание мусульман» — крупнейший исламский форум Западной Европы. В 2012 году именно мобилизация мусульман принесла победу кандидату от социалистов Франсуа Олланду. Хозяин форума, глава «Объединения исламских организаций Франции» (UOIF) Амар Ласфар призвал повысить явку и «спасти республику от крайне правой опасности». Со своей стороны националисты обещают в случае своей победы «всерьёз взяться за ислам».

Сегодня мусульмане во Франции не испытывают никакого воодушевления ни в отношении правых, ни социалистов и могут не дойти до избирательных участков

Сколько во Франции мусульман

В соответствии с законом 1978 года Франция запрещает этническую и конфессиональную статистику, включая официальные данные об общем числе приверженцев ислама. Строгое ограничение распространяется даже на уголовную хронику. Мусульманский фактор становится terra incognita — исследование этой темы затруднено.

Официально в страну каждый год въезжает 200 тысяч легальных мигрантов и неопределённое число нелегалов. До данных IFOP число мусульман во Франции оценивалось в шесть миллионов.

Опубликованные в 2016 году данные социологической службы IFOP свидетельствуют о четырёх миллионах мусульман в стране. Однако еще в 1996 году министр внутренних дел Франции Шарль Паскуа оценивал численность приверженцев ислама в пять миллионов. Появление новых данных привело к жарким спорам. Многие накануне выборов решили, что IFOP, занижая число мусульман, пробует «выпустить пар» протестного националистического голосования.

Притом что число мусульман во Франции едва ли могло снизиться, остаётся неясным, насколько оно возросло. Официально в страну каждый год въезжает 200 тысяч легальных мигрантов и неопределённое число нелегалов. До данных IFOP число мусульман во Франции оценивалось в шесть миллионов, но в действительности оно может быть и выше.

«Создать исламское общество во Франции»

Облик мусульманского избирателя во Франции определяется не только его многочисленностью (ислам — вторая религия в стране), но и воздействием исламистской пропаганды, ключевую роль в которой играют «Братья мусульмане». До недавнего времени в стране проповедовал имам Хани Рамадан, внук основателя этого движения Хасана Аль-Банны. Проповедник, обосновавшийся в Швейцарии, привлёк к себе внимание антисемитскими заявлениями и в конце концов лишился визы. Однако связи с «Братьями мусульманами» не были прерваны. Базой движения во Франции является UOIF, а та контролирует свыше ста мечетей на всей территории страны.

«Объединение исламских организаций Франции» (UOIF) выступает за создание «исламских зон» во Франции, где вместо общереспубликанских законов применялись бы религиозные.

Директор ассоциации Амар Ласфар определил её цели так: «В исламе отсутствует понятие гражданства. Вместо него речь ведётся об общинах. Мы работаем над тем, чтобы понятие общины было юридически признано республикой. Тогда мы сможем образовать нашу исламскую общину и вслед за тем применять свои собственные законы к нашему сообществу».

Де-факто Ласфар выступает за создание «исламских зон» во Франции, где вместо общереспубликанских законов применялись бы религиозные. С точки зрения исламской традиции, подобный подход подкрепляется опытом Арабского халифата, в котором христиане пользовались юридической автономией. Мусульмане просят у Европейского союза «ответной вежливости», которая, однако, с точки зрения современных правовых норм, выглядит неприемлемой.

«Национальный фронт» Марин Лё Пен и близкая к нему организация «Национальная идентичность» (Les identitaires) требует роcпуска UOIF и запрета проводимых ею «Ежегодных форумов мусульман». Однако практика государственного управления (включая премьерство Франсуа Фийона в 2007-2012 годах) показывает, что власти Пятой республики стремятся не обострять отношения с умеренными исламистами.

Вдруг мусульмане проголосуют за правых?

Вероятность неожиданного мусульманского голосования за кандидатов, не работавших с этой целевой аудиторией, сегодня оценивается низко. «Исламское сообщество традиционно поддерживает левых», — указывает Фатима Хемилла, докторант политологии в университете Экса, считающая, что речь идёт о глубокой связи. Действительно, в Сен-Дени, городе, который считается одним из самых исламских во Франции (северный пригород Парижа, который в 30-е годы был бастионом компартии, а затем Французской народной партии бывшего коммуниста Жака Дорио, который до мая 1937 года был мэром этого пригорода — прим. SN), мэром являет представитель компартии. Другие исламские анклавы выбирают социалистов.

«Исламское сообщество традиционно поддерживает левых», — указывает Фатима Хемилла, докторант политологии в университете Экса, считающая, что речь идёт о глубокой связи.

Однако в 2013 году, когда во Франции проходили митинги против признания гей-браков и легализации гомоусыновления, мусульмане выступили против левых. Сложившийся (и вскоре распавшийся) блок традиционных религий за отмену сексуальных реформ даже сегодня не забыт полностью. На волне консервативных манифестаций казалось, что часть мусульман может переориентироваться на правые партии. Произошедшие после теракты не позволили реализовать эту возможность.

Сегодня последействие событий 2013 года скорее отрицательное: мусульмане не испытывают никакого воодушевления ни в отношении правых, ни социалистов и могут не дойти до избирательных участков. В этой перспективе и стоит рассматривать усилия организаторов «Ежегодного исламского форума», сосредоточивших свои усилия не на антинационалистической пропаганде (в ней нет особенной надобности), а на попытках просто мобилизовать исламскую умму. Убедить мусульман, как и в 2012 году, снова решить судьбу Франции.

Источник