23 марта 2017

Каталония: левое большинство, которое не может с собой разобраться

Серия статей «Пиренейские левые: и союз, и борьба»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Часть 3. Каталония

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор

Не первый раз замечаю: и Каталония в целом, и её столица прекрасный и неповторимый город Барселона являются для иностранных туристов весьма дорогими. К слову, общественный транспорт и музеи в Барселоне в целом будут подороже, чем в Париже, который занимает пятое место в рейтинге самых дорогих городов мира. Тем не менее, если говорить о политических предпочтениях, и Барселону можно отнести к левым городам, и Каталонию в целом, без сомнения, к левым регионам.

Пример единства левых

Трудности и сложности испанской левой имеют в каталонском регионе свою ещё большую «узловатость». Разумеется, приправленную региональной специфичностью. Результаты последних парламентских выборов в Испании, состоявшихся в июне 2016 года, как я уже отмечал, не принесли испанским левым новых прорывов. Зато в богатой Каталонии, создающей около 20% национального валового внутреннего продукта, где уровень доходов домохозяйств повыше среднеиспанского, левые добились одного из лучших по стране результатов. Первые три места в первенствовавшем списке заняли именно левые силы — коалиция радикальных левых во главе с Адой Колау, Республиканские левые Каталонии (РЛК) и местные социалисты. В целом по каталонскому сообществу за партии левого фланга отдали голоса более 59,5% избирателей!

Каталонский «лево-мелодраматический сериал» весьма далёк от завершения. Пожалуй, закрутка сюжета уже произошла, но до «финальной части» явно пока не дошли

Как отмечает мой знакомый депутат каталонского парламента Серджи Саладие от крайне левого объединений «Кандидатура народного единства» (КНЕ), «каталонская ментальность во многом левая, социальная… Не удивительно, что здесь так много кооперативов, социальных структур и организаций». Это в самом деле так. Даже в дорогой Барселоне я посетил, благодаря Сусане Сеговии Санчес, члену Исполнительного совета движения «Барселона совместно», поддерживающего деятельность Колау, один объект, расположенный в достаточно фешенебельном районе города. В здании благодаря барселонскому муниципалитету представлены самые разные социальные субъекты — есть там и школа искусств для детей, спортивные залы, действует хор для пенсионеров, я видел и кооперативные структуры по пошиву одежды… Как отметила в разговоре со мной Санчес, «социализм можно создать только снизу, только привлекая к движению самые широкие круги населения».

Сегодня левые управляют Барселоной. Команда Ады Колау, которая включает себя местные организации «Подемос» (в Каталонии называется «Подем») и «Объединённых левых» (ОЛ), а также партию «Инициатива для Каталонии / Зелёные» (ИКЗ), руководит городом не сама по себе. В коалицию с ней на столичном уровне входят также РЛК, барселонская организация Социалистической партии Каталонии (СПК — составная часть ИСРП); коалицию поддерживает и КНЕ. Впрочем, барселонский пример единства левых, при всей его важности и значимости — далеко не только для Каталонии и даже для Испании — на уровне автономии не действует. И виноват в этом во многом пресловутый национальный вопрос или, точнее, вопрос об отношении каталонских левых к независимости.

Как отмечает один из лидеров РЛК Ллуис Сальвадо, «сегодня в Каталонии левые силы разделены минимум на три фундаментальных лагеря относительно идеи индепендентизма». В понимании Сальвадо, речь идёт о сторонниках независимости, приверженцах испанского единства и о «третьем», так сказать альтернативном, направлении. И это разделение, очевидно, делает ситуацию внутри каталонской левой крайне сложной, напряжённой.

Индепендентизм

Сторонники независимости имеют давнюю историю в Каталонском сообществе. Сегодня они входят в региональное парламентское большинство. В правительстве (Женералитете) Каталонии, формируемом с конца 2015 года широкой индепендентистской коалицией «Вместе за да» участвуют представители левых республиканцев и отколовшегося от соцпартии Левого движения. Всего около трети членов правительства относятся к левым. Как отмечал в беседе со мной Ллуис Сальвадо, заместитель второго человека в Женералитете, лидера РЛК Ориоля Юнкераса, «мы вошли в систему исполнительной власти не ради тёплых министерских кресел; наша цель – продвинуть, в соответствии с программой РЛК, Каталонию к государственной независимости».

Всеиспанские выборы показали, что РЛК явно превратились в самую популярную на индепендентистском поле политическую силу, оставив позади партию каталонских «европейских» демократов (бывшую Демократическую конвергенцию Каталонии) — либерал-сепаратистов. Таким образом, можно сказать, что именно левые всё сильнее и громче определяют линию сепаратистского движения. Тем более, что Женералитат в своём нынешнем виде не мог бы нормально работать без парламентской поддержки извне со стороны крайне левой «Кандидатуры народного единства», получившей на выборах 2015 года 8,5% голосов.

Серджи Саладие, сам учитель по профессии и активист многих социальных объединений, подчёркивает, что стратегическая цель его движения, не заключается лишь в техническом достижении независимости. Он отмечает, что для «Кандидатуры» «конечная цель видится в создании условий для подлинно суверенной и социалистической Каталонии». Сегодня именно КНЕ и РЛК более активно и энергично «подталкивают» региональные власти к проведению (даже в случае вето со стороны Мадрида) референдума о независимости, намеченного сепаратистами на сентябрь.

Очевидно, что и в политическом, и в социальном плане профиль движения за независимость Каталонского общества является далеко не однородным. Но то, что левая составляющая там крайне сильна, это признают сегодня все. Не зря же некоторое время назад премьер-министр Испании Мариано Рахой, заявляя, что готов сесть за стол переговоров с каталонскими индепендентистами, тут же, прозрачно намекая на КНЕ и РЛК, уточнил, что «каталонский индепендентизм находится в руках экстремистов».

Социалистический «эспаньолизм»

Традиционно сторонников сохранения испанского единства внутри каталонской левой представляют социалисты. Но «эспаньолизм» СПК весьма оригинален. Да, каталонские социалисты в принципе считают, что в интересах жителей региона сохранить общее государство. Но, как отмечает член Исполнительной комиссии СПК Марибель Гарсиа, «нужно переделать саму Испанию, превратить её в реально федеративное сообщество, расширяя политические, экономические и юридические прерогативы самой Каталонии».

Многие десятилетия после краха франкизма соцпартия являлась главенствующим субъектом в левом движении каталонской автономии, но сегодня чаша весов явно на стороне левых республиканцев. Однако на региональных выборах в сентябре 2015 года СПК получила 12,8% голосов, проведя в автономный парламент 16 представителей. Под влиянием социалистов остаётся немало муниципалитетов, партия продолжает играть весомую роль в социальном движении. В рамках ИСРП каталонских социалистов относят обычно к левому крылу. Региональная структура ИСРП до последнего отстаивала необходимость сказать «нет» переутвержданию Рахоя премьер-министром королевства. А в актуальной кампании по избранию Генерального секретаря ИСРП основная часть лидеров каталонских социалистов определённо поддерживает кандидатуру Педро Санчеса, фактически свергнутого осенью 2016 года партийной «олигархией».

Отметим также, что выступая за новый «федеративный договор» между Мадридом и Барселоной, СПК (и в этом заключается её отличие от господствующего в рамках ИСРП подхода) выступает в пользу организации легитимного плебисцита о независимости в Каталонии. Этот пункт, пожалуй, один из немногих, которые разделяются всеми левыми силами Каталонии. Как отмечает Сусана Сеговия Санчес, «нельзя отказывать людям в их праве решить, какой путь будущего развития они хотят взять».

Что они могут?

На региональных выборах 2015 года левосоциалистическая коалиция «Каталония. Да, мы можем», вобравшая в себя сторонников Колау, местные организации, ассоциированные с ОЛ и «Подемос», а также ИКЗ, получила поддержку менее 9% избирателей. Но затем, на двух выборах в испанский парламент в 2016 году аналогичное объединение под названием «Сообща мы можем — левые завоюют изменение» всякий раз одерживало победу, получая в каталонском регионе около четверти голосов.

Это говорит о том, что избиратели Каталонии (как и Страны басков), вероятно, устали, лобового противостояния «индепендентистов» и «эспаньолистов». А коалиция, признанным лидером которой является популярная и энергичная мэр Барселоны Ада Колау, предлагает иную альтернативу. Она делает упор на социальной проблематике и предлагает антикапиталистическую программу, уходя при этом от вопроса — стоит ли Каталонии быть в Испании, или вне её. Это и плюс, и минус для сторонников Колау. Но сегодня всем очевидно, что без данного фланга представить каталонскую политическую палитру не возможно. Собственно, как признался в разговоре со мной Ллуис Сальвадо, очевидно, что именно избиратели и сторонники «Сообща мы можем…», в конечном счёте, и способны переломить чашу весов в пользу суверенитета или сохранения испанского подданства.

Вот почему с коалицией Колау сегодня, как с богатой и красивой невестой, пытаются «закрутить роман» и РЛК, и СПК, и КНЕ. При этом в ход идут и щедрые потенциальные предложения, и уговоры… Между тем, сама Колау предпочитает пока играть в собственную игру. На федеральном уровне она сотрудничает с «Подемос» (именно в ассоциации с ним и были выиграны дважды выборы в 2016 году), но при этом никак не откликается на идею Пабло Иглесиаса о создании единой и общей радикальной левой партии.

Каталонский «лево-мелодраматический сериал» весьма далёк от завершения. Пожалуй, закрутка сюжета уже произошла, но до «финальной части» явно пока не дошли. Интриг и загадок хватит ещё на долго…

Санкт-Петербург-Лиссабон-Мадрид-Барселона-Санкт-Петербург