4 марта 2017

Испанские левые — серьёзная, но разрозненная сила

Серия статей «Пиренейские левые: и союз, и борьба»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Часть 2. Испания

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор СПбГУ

Не долго добираться из Португалии в Испанию. Самолёт из Лиссабона в Мадрид долетает примерно за полтора часа. Но как же отличается уровень взаимоотношений между левыми партиями (как и внутри них!) в Испании от соседней республики! Не зря мой давний приятель французский сенатор Давид Ассулин ещё раньше предупреждал меня о том, что внутри испанской левой можно отыскать большое количество интриг и внутренних противоречий…

Обрушение биполярной системы

Испанская «закрученность» и головоломка вовсе не распространяется лишь на левый спектр политических сил. Если в былые времена общественно-политическая ситуация в королевстве была в общем-то достаточно простой и «крутилась» вокруг конкуренции двух больших партий — консервативной Народной партии (НП) и социал-реформистской Испанской социалистической рабочей партии (ИСРП), то, как верно подмечает парижский эксперт по Испании и Латинской Америки Жан-Жак Курляндски, «на фоне глобального кризиса, жёстко задевшего испанское государство, произошло обрушение биполярной политической системы». В итоге как следствие этой ситуации — многомесячный парламентский кризис, завершившийся в Испании в прошлом октябре с переутверждением действующего премьер-министра и председателя НП Мариано Рахоя.

Так вот: формальное завершение этого кризиса не означает окончание противостояния — как в парламенте, так и вне его. Более того, все без исключения общенациональные парламентские кризисы имеют серьёзные внутрипартийные проблемы, что говорит, собственно, не только о кризисе испанской политической системы, но и о кризисе самих её субъектов.

Левый спектр представляет в испанском обществе весьма серьёзную, хотя и весьма разрозненную силу: на парламентских выборах в июне 2016 года в целом по стране за партии левого и левоцентристского спектра отдали голоса около 48% избирателей

Но вернёмся всё-таки к левому спектру, представляющему в испанском обществе весьма серьёзную, хотя и весьма разрозненную силу. Как бы то ни было, но даже на выигранных «народниками» парламентских выборах в июне 2016 года в целом по стране за партии левого и левоцентристского спектра отдали голоса около 48% избирателей. Как говорится, нам и не снилось…

Как отмечал в разговоре со мной мадридский профессор политических наук и представитель радикального крыла партии «Подемос» («Мы можем») Хайме Пастор, «испанское общество глубоко расколото — экономически, социально, политически, территориально… Стоит ли удивляться тогда, что и испанская левая внутренне далека от гомогенности?»

«Рабочие социалисты» и их «бароны»

Выборы в Генеральные кортесы в декабре 2015 года и в июне 2016 года показали, что эпоха доминирования ИСРП на левом фланге испанской политики прошла. Даже четырёхлетнее нахождение социалистов в оппозиции и признание новым руководством партии ошибок, допущенных прежним социалистическим кабинетом Хосе Луиса Сапатеро (кстати, в отличие от португальского случая), не вернули ИСРП избирателей. Наоборот, на фоне мощнейшей конкуренции со стороны «Подемос» «рабочие социалисты» потеряли ещё значительную часть сторонников. Да, ИСРП осталась первой по влиянию левой партией королевства, но получив на последних выборах всего 22,7% голосов, сумела провести в Палату депутатов лишь 85 представителей. Ни разу ещё в постфранскистский период социалисты не были представлены в нижней палате парламента столь скромно.

Против Педро Санчеса был организован (не без поддержки Филипе Гонсалеса) заговор, в результате чего Федеральный комитет ИСРП выразил ему в начале октября 2016 года вотум недоверия

Но дело не только в том, что испанская социал-демократия ослабла политически, хотя мои знакомые из ИСРП, действительно, с ностальгией вспоминают времена Фелипе Гонсаласа. Как говорит, например, сотрудник Фонда Пабло Иглесиаса Даниель Ятес Деус, «электоральные отступления ускорили центробежные тенденции в самой партии». В ИСРП традиционно значимую роль играют так называемые бароны — главы автономных сообществ, мэры крупных городов, руководители крупных региональных объединений ИСРП. Как правило, в политическом плане они располагаются на правом фланге испанской социал-демократии.

Выборы в Генеральные кортесы в декабре 2015 года и в июне 2016 года показали, что эпоха доминирования ИСРП на левом фланге испанской политики прошла.

Но после неудачи ИСРП в 2011 году члены партии избрали Генеральным секретарём депутата Педро Санчеса, талантливого экономиста, не связанного с партийной «номенклатурой». Как лидер партии, Санчес до конца противился «соучастию» социалистов в переутверждении Рахоя премьер-министром, желая создать широкую левоцентристскую коалицию с участием как «Подемос», так и центристской партии «Сьюдаданос» («Граждане»). После летних выборов Санчес встал даже на путь союза с радикальными левыми (партией «Подемос» и её союзниками), допуская поддержку со стороны баскских и каталонских левых сепаратистов. Вот это ему и не простили «бароны». Как отмечал в беседе со мной в Мадриде член временного руководства ИСРП Франсиско Хавьер Окон, «курс Санчеса рисковал привести нас к отказу от эспаньолизма — от приверженности национально-территориальному единству Испании».

Лидер андалузских социалистов и главы андалузского сообщества Сусана Диас (в центре) — тяжеловес из лагеря «социалистических баронов»

Так или иначе, против Санчеса был организован (не без поддержки Филипе Гонсалеса) заговор, в результате чего Федеральный комитет ИСРП выразил ему в начале октября 2016 года вотум недоверия. Временным лидером партии стал глава администрации Астурии Хавьер Фернандес. Но острая внутрипартийная борьба в ИСРП продолжается. В мае должны пройти выборы нового генсека, на июнь назначен не раз переносившийся партийный съезд. Объективно на лидерство претендуют сейчас, пожалуй, все основные партийные течения. Готов взять реванш у «баронов» Педро Санчес, которого поддерживают радикальные социалисты. «Центр» ИСРП делает ставку на бывшего главу баскской автономии и экс-председателя Конгресса депутатов Испании Патхи Лопеса. Эти два политика уже объявили об участии в выборах. Также наблюдатели ожидают со дня на день выдвижение «тяжеловеса от баронов» — лидера андалузских социалистов и главы андалузского сообщества Сусаны Диас, сыгравшей, пожалуй, ключевую роль в «партийном перевороте» прошлой осени.

Как горько отмечает Жан-Жак Курляндски, «социалистическая партия в Испании походит сейчас на разобранный механизм». Но, надо сказать, что в этом определении она далеко не одинока внутри испанской левой!

Что может «Мы можем»?

Объективно далёк от единства и главный конкурент «рабочих социалистов» — «Подемос». Вплоть до декабря 2015 года эта молодая амбициозная партия шла, что называется, полным ходом. Итоги выборов в парламент в конце 2015 года показали, что именно «Подемос» занял господствующие позиции на радикальном левом фланге общественной жизни королевства. Но они показали также и то, что впервые в истории демократической постфранкистской Испании силы, находящиеся слева от ИСРП, по числу полученных голосов опередили соцпартию.

Пабло Иглесиас придерживается радикальной линии: фронтальная борьба с «политической кастой», курс на жёсткую конфронтацию с ИСРП, принципиальный союз с «Объединёнными левыми» и т. д.

Это обстоятельство привело к тому, что лидеры «Подемос» выступили инициаторами объединения радикальных левых в новую, более широкую коалицию, получившую название «Объединённый Подемос». Основу союза составили сам «Подемос» и «Объединённые левые» (ОЛ) — коалиция антикапиталистических левых сил, главенствующую роль в которой играет Коммунистическая партия Испании (КПИ). Кроме того, в это объединение вошла левоэкологическая партия «Экуо», а также региональные радикальные левые партии, движения и группы, действующие в Каталонии, Галисии и Валенсианском сообществе.

Однако неожиданно для многих радикальных левых, «сложение слагаемых» не сыграло. И «Объединённый Подемос» на досрочных выборах в июне набрал меньше, чем «Подемос» и ОЛ получили в декабре 2015 года, а именно 21,1% голосов, что принесло коалиции в «общем зачёте» третье место с 71 депутатом, преимущественно представляющим цвета собственно «Подемос». Иными словами, «Подемос», даже вместе с разными союзниками, сохранил статус третьей политической силы Испании.

Несмотря на малый возраст (только в минувшем январе партии исполнилось три года), лидерам «Подемос» не занимать интриганства.

Результат июньских выборов ускорил внутрифракционную конфронтацию в самом «Подемос». Оказалось, что, несмотря на малый возраст (только в минувшем январе партии исполнилось три года), лидерам «Подемос» не занимать интриганства. В какой-то мере, ситуация напоминает то, что имеет место в ИСРП, хотя, конечно, до «мастерства» социалистических «бонз» руководителям «Подемос» ещё далеко.

Главной интригой недавно прошедшего съезда «Подемос» стала борьба тенденций двух лидеров партии — Генерального секретаря Пабло Иглесиаса (полного тёзки основателя ИСРП) и «второго номера» партии Иньиго Эррехона. Первый представляет более радикальное видение ситуации: фронтальная борьба с «политической кастой», курс на жёсткую конфронтацию с ИСРП, принципиальный союз с ОЛ и т. д. В свою очередь, Эррехон (кстати, как и Иглесиас, политолог по образованию, в своей докторской диссертации Эррехон изучал «Движение к социализму» в Боливии) относится к левопопулистскому направлению. Он выступает за возможность «пунктирной» кооперации с социалистами и заявляет, что плотное единение с прокоммунистическими «Объединёнными левыми» не принесло «Подемос» электоральных дивидендов.

Иньиго Эррехон выступает за возможность «пунктирной» кооперации с социалистами и заявляет, что плотное единение с прокоммунистическими «Объединёнными левыми» не принесло «Подемос» электоральных дивидендов

Хайме Пастор, один из лидеров выросшей из троцкистской традиции тенденции «Антикапиталисты» — третьей по влиянию в партии «Подемос, отмечает: «Мы решили выступить с собственным проектом потому, что в идеологическом плане разделяем скорее точку зрения Иглесиаса о приоритетности внепарламентской работы, но при этом считаем, что ему симпатична излишне вертикалистская схема для “Подемос”, тогда как Эррехон в большей степени согласен на внутрипартийную демократию».

Когда в начале февраля я находился в Испании, в «Подемос» шли острые дебаты. В итоге на втором съезде Иглесиас был переизбран генсеком с 89% голосов и его сторонники в новом руководстве обладают примерно 60% мест. Вторым человеком в партии стала более лояльная Иглесиасу активистка депутат Ирен Морено.

Безусловно, дискуссии в «Подемос» далеко не завершены. Но, по крайней мере, на этот момент можно сказать, что большая часть руководства и партактива настроена на «радикальный обгон» ИСРП. И опросы общественного мнения показывают, что, будь выборы в условное «следующее воскресенье», коалиция «Объединённый Подемос» может набрать на два пункта больше, чем социалисты.

Скорее всего, в ближайшее время эта коалиция сохранится, хотя некоторые «национальные» партнёры «Подемос» явно «болели» больше за Эррехона, поскольку видение Иглесиаса будущего Испании представляется несколько более «централизованным», чем его главного оппонента в партии. А вот в ОЛ очень радовались победе линии Иглесиаса. Как говорил мне Фран Перес, отвечающий в этом объединении за международные отношения, «мы на стороне Пабло, так как он понимает, что без “Объединённых левых” не удастся сохранить боеспособность всего радикального фланга».

В общем, испанские левые во всей их совокупности представляют крайне интересный объект для изучения. Когда я покидал Мадрид, прощаясь с Пересом, я передал ему слова своего французского товарища о высоком уровне интриг у испанских левых. Он согласился, но, зная, что я еду в Барселону, хитро улыбнувшись, сказал мне на прощание: «Ничего, вскоре, в Каталонии, ты увидишь настоящих корифеев интриг!» И представитель «Объединённых левых» не ошибся!..

Санкт-Петербург-Лиссабон-Мадрид-Барселона-Санкт-Петербург

Продолжение следует