9 февраля 2017

Автономия курдской Рожавы под немецкой лупой

Впервые в России вышла книга на русском языке о сирийских курдах

Анастасия ПИЩУГИНА

На шестой год сирийской гражданской войны в России, наконец, вышло сверхактуальное издание о сирийских курдах «Курдистан. Реальная демократия в условиях войны и блокады» (издательство «Радикальная теория и практика»). Три автора — экоактивист-курд Эркан Айбога, немецкие учёные — этнолог Аня Флах и историк Михаэль Кнапп — рассказали, как курды в условиях хаоса отважились на самый радикальный для феодального Ближнего Востока и неолиберального мира социальный эксперимент.

Курды пошли «третьим путём», начав строительство демократической автономии Рожавы на севере Сирии в составе «недемократичной» арабской республики (на карте территория покрашена жёлтым цветом)

Не поддержав ни режим Асада, ни исламистов, ни умеренную оппозицию, курды пошли «третьим путём», начав строительство демократической автономии Рожавы на севере Сирии в составе «недемократичной» арабской республики.

Теперь они по заветам Апо* на практике создают систему самоуправляемой низовой демократии, пытаются построить кооперативную экономику и, не скатившись в курдский национализм, учесть интересы всех этно-религиозных групп, населяющих регион. Каждому вопросу посвящена отдельная глава.

Авторы застали настоящую революцию, и репортажи с места событий полны восторженных впечатлений, в первую очередь — от эмансипирующегося общества. Женщины уходят в революцию…

Материал этот был собран в ходе месячной поездки авторов в один из трёх самоуправляемых кантонов автономии — Джазиру — которая состоялась ещё в мае 2014 года, поэтому примем во внимание, что все описанное авторами — лишь снимок ситуации двухгодичной давности, не претендующий на абсолютную беспристрастность. А ряд событий в регионе, в том числе и военная поддержка Рожавы США (или вмешательство в дела Рожавы), не могла не сказаться на радикальности изменений, происходящих в кантонах.

Тем не менее на тот момент авторы застали настоящую революцию, и репортажи с места событий полны восторженных впечатлений, в первую очередь — от эмансипирующегося общества. Женщины уходят в революцию. Их всё больше — в школах, муниципальных учреждениях, сельском хозяйстве. Занимаются они и общественной работой, идут в ополчение. В советах и судах начинает действовать принцип двойного лидерства — руководство отныне поручают двум людям, один из которых — женщина. Но и тут не всё гладко: женщина сталкивается с давлением в семье, патриархальным мышлением своих мужчин, привыкших доминировать во всех сферах.

Глава, посвящённая женщинам, одна из самых живых и, вероятно, является наиболее волнующей авторов темой. Но на фоне «жён игила» и даже турецких курдиянок положение женщины в Рожаве действительно одно из самых прогрессивных в регионе.

В советах и судах начинает действовать принцип двойного лидерства — руководство отныне поручают двум людям, один из которых — женщина.

Раскрываются в издании также вопросы организации здравоохранения, образования в условиях эмбарго и дефицита. Пишут о независимой судебной системе, основой которой стали комитеты мира и согласия, действующие на уровне совета района. Рассказывают и о системе народной самообороны, благодаря которой жители Рожавы не только отстояли свою территорию, но и оказались одними из самых боеспособных в войне с «Исламским государство» (террористическая организация, запрещенная в России). В образовании главным прорывом стало открытое изучение курдского языка (необязательное), литературы, истории, наряду с арабским языком и культурой. В районах, населённых ассирийцами, началось преподавание арамейского. Организовано продлённое образование: учитель с учениками помимо учебы совместно занимаются хозяйственными делами, проводят досуг.

Но, пожалуй, главное достоинство книги — всеохватность, энциклопедичность содержания. Это не просто снимок ситуации на май 2014 года, это собранный с немецкой дотошностью обширный фактологический материал по истории края с древнейших времён до наших дней. Особое внимание авторы уделили истории установления границы между Сирией и тогдашней османской Турцией, постколониальной эпохе, возникновению панарабизма, развитию курдско-арабских отношений.

На фоне «жён игила» и даже турецких курдиянок положение женщины в Рожаве действительно одно из самых прогрессивных в регионе.

Проанализирован и неолиберальный курс социально-экономической политики Башара Асада, приведшей в конечном счёте к восстанию 2011 года, а в дальнейшем — и к гражданской войне. Как происходила милитаризация и исламизация восстания, какую роль сыграли внешние силы, как курдские организации фактически бескровно взяли под свой контроль север Сирии, вдохновляющая история Алеппской коммуны (курдский район в Алеппо) — словом, все те темы, на которых так легко спекулировать российским медиа, за неимением каких бы то ни было достоверных сведений о происходящем в регионе.  Подробно описаны и основные этнические группы, населяющие север страны.

Читать о сирийских курдах необходимо всем. Чем бы он не закончился этот новейший социальный эксперимент, он войдёт в историю, чтобы оказаться в том же ряду, что и Парижская коммуна.

Примечания:

* Абдулла Оджалан, курдский политический и военный деятель, теоретик демократического конфедерализма. 

Читайте также на эту тему:

Илья ПОЛОНСКИЙ. Под красным знаменем против Эрдогана и ИГ

Бермал ЧИКМЕТ: «Исламисты боятся быть убитыми женщинами»

Игаль ЛЕВИН: «Курды стоят насмерть, как античные греки перед ордами персов»

Игаль ЛЕВИН: «Курды — единственные, кто даёт отпор ИГИЛ»