26 января 2017

Расизм в жанре noir

Притесняют ли белых во Франции и как эта тема используется в политической борьбе?

Михаил КУРАКИН

За несколько месяцев до президентских выборов во Франции участники кампании ищут разнообразные варианты привлечения избирателей на свою сторону. Одной из тем дискуссии снова стал антибелый расизм. По мнению правых, проблема существует давно, а в последнее время, в связи с наплывом беженцев, она лишь обострилась. Левые считают, что миграционный кризис тут вообще ни при чём и случаи дискриминации белых в стране — единичны. По данным социологических опросов, французское общество раскололось практически пополам: 47% признают проблему важной, 53% — нет. 

Документально зафиксированных случаев проявлений антибелого расизма во Франции не так уж и много, а до суда доходит и того меньше. Тем не менее каждый подобный инцидент бурно обсуждается / Надпись на стене: «Смерть белым»

В начале 2013 года один из видных лидеров правых Жан-Франсуа Копэ (бывший лидер партии «Союз за народное движение», преобразованной в партию «Республиканцы», покинувший свой пост в результате финансового скандала, родился в еврейской семье — прим. ред. Sensus novus) выпустил книгу «Манифест правых без комплексов», собрав в ней ряд примеров дискриминации белых граждан со стороны цветного населения Франции. В частности, Копэ рассказал историю матери-одиночки из города Мо с весьма скромным уровнем доходов. Она обещала подарить сыну электронную игру, откладывала на покупку деньги несколько месяцев. Получив подарок, мальчишка умчался на улицу, чтобы похвастаться перед товарищами. Однако радость его была недолгой — игрушку отобрал смуглый соседский паренёк. Когда женщина явилась к его родителям, чтобы потребовать вещь обратно, её вытолкали из квартиры, бросив презрительно вслед: «Если тебе что-то не нравится, то убирайся к своим галлам!»

«Проблема в том, что по французским законам выражение типа “черномазый” считается оскорблением, а принадлежащее к той же семантической группе “грязный белый” — нет», — говорит политолог Стефан Франсуа.

Копэ приводит ещё несколько похожих историй и приходит к выводу: расизм против белых распространяется по французским городам, где местные жители, «презирают коренных французов, только потому, что у них иная религия, цвет кожи и культура»*. После выхода книги в одном из публичных выступлений Копэ сказал: «Можно понять отчаяние некоторых наших соотечественников, отцов и матерей семейств, когда они, возвращаясь вечером с работы, узнают, что хулиганы выбили из рук их сына круассан с шоколадом, заявив, что люди в Рамадан не едят».

У всех на виду

Документально зафиксированных случаев проявлений антибелого расизма** во Франции не так уж и много, а до суда доходит и того меньше. Тем не менее каждый подобный инцидент бурно обсуждается. Так, немало шума наделал процесс, завершившийся в апреле прошлого года. В одной из пригородных электричек контролёр попытался оштрафовать за безбилетный проезд троих молодых арабов. Они принялись скандалить, отказываясь платить. На помощь сотруднику железной дороги пришёл пассажир. В его адрес понеслись оскорбления: «Грязный белый!», «Грязный французишко!». Одного из участников конфликта, 22-летнего Хакана О., судили по административной статье, а расизм расценили как отягчающее обстоятельство. Приговор: три месяца тюрьмы и штрафы на общую сумму в две тысячи евро. Адвокат потерпевшего счёл наказание адекватным, но отметил, что такой вердикт — редкий случай.

Карикатура на левые и правозащитные организации: на кресте распято пародийное тело Марианны — символа Французской республики. Тот, кто «вливает» в неё через воронку иммигрантов, вопиет: «Она расистка!», другой, нарисованный в виде крысы, с табличкой Sos Racisme, кричит: «Держите её! Она ещё двигается!»

«Проблема в том, что по французским законам выражение типа “черномазый” считается оскорблением, а принадлежащее к той же семантической группе “грязный белый” — нет», — пояснил политолог Стефан Франсуа. Это позволяет судам не квалифицировать расистские выходки против коренного населения, чтобы не вносить дополнительного напряжения в общество. Иначе любое преступление, совершенное небелым французом в отношении белого, пришлось бы связать с расовой ненавистью.

Латентный расизм

Столкнуться с проявлениями бытового антибелого расизма можно где угодно. В разных городах на стенах домов появляются надписи «Смерть белым!», «Сдохни, белая свинья!» и тому подобные. Судя по сообщениям в прессе и соцсетях, коренных французов постоянно оскорбляют в транспорте, в магазинах, на улицах, провоцируют и избивают. Но всё это остаётся вне поля зрения правоохранительных органов.

Полицейские, и без того перегруженные работой, предпочитают не заниматься такой ерундой, а свидетели просто помалкивают — им в этом районе ещё жить. Переехать из неблагополучных кварталов тоже целая проблема — продать жильё здесь практически невозможно.

В итоге белые семьи с детьми вынуждены терпеть унижения, оскорбления и издевательства. Хорошо известен случай, когда в одном из лицеев в пригороде Парижа одноклассники устроили настоящую травлю девочки по имени Бланш (Белая) только из-за того, что её так зовут. Жертва пыталась оправдаться, дескать, её дед тоже был иммигрантом, правда, итальянцем. «Лучше бы мой дед был африканцем», — сокрушалась она.

В общем, у внушительной части населения Франции сложилось стойкое ощущение того, что его просто-напросто обманули и бросили на произвол судьбы. Социалистов уже обвинили в «государственном расизме» из-за того, что правящая партия оставляет белых сограждан один на один с проблемой, которую власти не могут или не хотят решить.

Левые контратакуют

Сторонники правящей в стране Социалистической партии говорят, что выделять антибелый расизм как отдельную проблему — неправильно, а бороться нужно с любой дискриминацией по цвету кожи или религиозному признаку. Правительство приняло специальную программу и провело агитационную кампанию, запустив по телевидению серию из шести роликов под общим названием «Победим ненависть вместе». Но авторы тут же подверглись критике с правого фланга за отсутствие в клипах упоминаний о необходимости борьбы с антибелым расизмом и антихристианскими выходками. «Белых избивают только за то, что они белые. Разве кто-то о них вспомнил?» — возмутился в одном из интервью адвокат Жиль-Вильям Гольднадель.

Гурия Бутельджи, возглавляющая Ассоциацию местного населения республики, поддерживающую заселение Франции иностранцами (на фото — третья слева, в платке на голове), заявляет, что иммигранты не могут быть расистами по определению, так как они всегда находились в «подвластном положении». На фото: «Марш за достоинство против расизма»

После этого в левой французской прессе вышла серия публикаций, призванных убедить общество, что все разговоры о проблеме расизма в отношении белых безосновательны и ведутся правыми ради дискредитации оппонентов***. В частности, шишки посыпались на ультраправый Национальный фронт во главе с Марин Лё Пен. Ей и её соратникам приписали желание посеять межнациональную и межрелигиозную рознь во Франции и использовать страх избирателей в своих политических целях. Глава парламентского комитета по обороне Патрик Кальвар заявил, что ультраправые хотят расколоть общество. «Ещё один или два теракта, и они его (раскол) получат», — добавил депутат.

Однако публицист Иван Риуфоль в книге «Грядущая гражданская война» утверждает, что причина зреющего конфликта — именно бездействие властей. По его мнению, когда исламисты достаточно окрепнут, они смогут поднять иммигрантские гетто на открытый мятеж против государства. Это, по убеждению автора, произойдёт из-за «так называемых французских гуманистов, которые игнорируют антисемитизм пригородов и распространяющуюся там ненависть к белым».

Политический расклад

Так или иначе, но тема противостояния белых и цветных во Франции обязательно прозвучит в президентской избирательной кампании. Кандидат от Национального фронта Марин Лё Пен со свойственной ей прямотой уже неоднократно заявляла о необходимости принятия специального закона, защищающего интересы коренного населения.

Кандидат от партии «Республиканцы» Франсуа Фийон не столь категоричен. Однако и он игнорировать проблему не намерен. Фийон позиционирует себя как хранитель традиционных для страны ценностей и поведёт президентскую кампанию под лозунгами борьбы за возврат к белой, католической, «старой доброй Франции». В своей предвыборной брошюре он уже предупредил об опасности, исходящей от «арабо-исламских хулиганов».

Наконец, социалисты, которые ещё не определились со своим кандидатом, постараются записать себе в актив ту самую антирасистскую кампанию, которая уже вызвала критику оппонентов. А учитывая, что большого успеха она не имела, как и большая часть инициатив социалистов за последние годы, рассчитывать на дополнительные голоса избирателей им вряд ли приходится.

Оригинал

Примечания:

*В настоящее время арабское и африканское население составляет свыше 5 миллионов человек и постоянно увеличивается, в то время как численность всех жителей страны не превышает 60 миллионов.

** Впервые термин «антибелый расизм» использовал Паскаль Брюкнер в своём эссе 1983 года «Рыдания белого человека», где говорилось о необходимости для Франции избавиться от чувства вины за колониальное прошлое.

*** В частности, Гурия Бутельджи, имеющая алжирское происхождение и возглавляющая Ассоциацию местного населения республики, поддерживающую заселение Франции иностранцами и сотрудничающую с Институтом арабского мира, неоднократно заявляла, что арабо-африканские иммигранты не могут быть расистами по определению, так как они всегда находились в «подвластном положении». При этом Бутельджи делает и антиизраильские заявления. Так, на своей странице в Facebook она выложила фото, на котором она держит антивоенный плакат с надписью «Сионистов в ГУЛАГ».

Активисты крайне правой организации «Блок идэнтитэр» уличают Бутельджи в антибелом расизме: якобы она имеет привычку называть белых французов «полукровками», «дворняжками», «теми, кто хуже собак».

Читайте также на эту тему:

В Германии число преступлений, совершаемых мигрантами, за год возросло вдвое

Дмитрий ЖВАНИЯ. В России сужается пространство для ассимиляции иммигрантов

Дмитрий ЖВАНИЯ. Европе нужен новый смысл

Дмитрий ЖВАНИЯ. Привет, иммигранты в свободный Париж

Дмитрий ЖВАНИЯ. О выборочном пацифизме либералов и новой реконкисте

Дмитрий ЖВАНИЯ. Иммигранты в мире одичания

Дмитрий ЖВАНИЯ. Антифашизм как болезнь

Дмитрий ЖВАНИЯ. Марсель — это будущее Европы

Дмитрий ЖВАНИЯ. Иммиграция как оборотная сторона мира спекуляции

Жерар ФИЛОШ: «Неудача в иммиграционной политике грозит республиканским ценностям»

Жан РАСПЕЛЬ: «Натурализация на бумаге не является натурализацией сердца»