27 ноября 2016

Город-мученик Диярбакыр не сдаётся

Продолжение цикла статей «Города розовые — города красные»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Возможно, из всех более или менее известных «левых городов» на широком евразийском пространстве сегодня в самом драматическом, трагическом состоянии пребывает турецкий Диярбакыр (Диярбакир). Этот город, расположенный в восточной части Турции, является одним из оплотов левых сил Турции.

Диярбакыр (Диярбакир) - город, расположенный в восточной части Турции, является одним из оплотов левых сил Турции

Диярбакыр (Диярбакир) — город, расположенный в восточной части Турции, является одним из оплотов левых сил Турции

Конечно, кто-то из историков может заметить, что у Диярбакыра, возможно, «соответствующая карма»: основанный ещё в XIII веке до нашей эры, этот город не раз подвергался опустошению, а его жители страдали от войн, конфликтов и пожаров. Диярбакыр был в своё время центром одного из армянских королевств. Его стены помнят древних ассирийцев.

В 1915 году в том числе в районе Диярбакыра разыгралась драма армянского геноцида: многие жители города из числа армян и айсоров были убиты, около 150 тысяч человек, проживавших в самом городе и окрестностях — депортированы.

Диярбакыр сегодня страдает от проявлений государственного терроризма со стороны турецкой власти.

С тех пор, уже в рамках Турецкой Республики, сильно изменилась «этническая карта» города, ведущей общиной в Диярбакыре стали курды. Но, как известно, турецкое государство, что при Ататюрке, что при военных режимах, при власти левоцентристов или буржуазных партий, как и сегодня при правлении Партии справедливости и развития (ПСР) в упор не признают этническое многообразие своей страны.

Эта националистическая политика и вызвала в 1980-е годы вооружённую борьбу со стороны маоистской в те времена Курдской рабочей партии (КРП). И именно на юго-востоке Турции вооружённая борьба КРП против властей достигла своего пика, а в районе Диярбакыра у повстанцев сформировалась сильная база поддержки.

Ведущей общиной в Диярбакыре являются курды

Ведущей общиной в Диярбакыре являются курды

Как бы не действовало в дальнейшем турецкое государство, используя, среди прочего, тактику «выжженной земли», переселяя курдских крестьян, заподозренных в симпатиях к революционерам, в иные районы страны, регулярно практикуя насилие по отношению к политзаключённым, левые симпатии местного населения оставались прежние. Так, сегодня в Турции за очень редким исключением почти не найти более-менее крупных городов, муниципальные советы в которых контролировались бы левыми силами. Диярбакыр, население которого достигает 930 тысячи человек, как раз и является таким исключением. Здесь избиратели поддерживают левую Партию демократии народов (ПДН), выступающую за светский, демократический и парламентский путь развития турецкого государства и одновременно в поддержку широкой автономии для Турецкого Курдистана.

Для турецких исламо-консерваторов страшна сама мысль о том, что где-то, пусть на местном уровне, пытаются отстаивать нормы светскости, расширять права женщин, содействовать деятельности социальных кооперативов.

Как известно, после неудачной попытки военного переворота в июле этого года, правящие исламо-консерваторы в Турции, что называется, с цепи сорвались, а вернее будет сказать — показали, наконец, своё истинное «правое» и по-настоящему реакционное лицо. Уже какой месяц в стране идут произвольные чистки в госаппарате, десятки тысяч человек уволены из госсектора, судебные инстанции творят произвол, нарушается свобода слова…

Было бы странно, чтобы в этой обстановке обскурантистской вакханалии ПСР и её лидер Реджеп Тайип Эрдоган не попытались бы заткнуть рот свободолюбивым курдским муниципалитетам. Дело ведь не только в том, что в Диярбакыре и близких к нему городах с 2015 года активизировались ячейки подпольной КРП. Для турецких исламо-консерваторов страшна сама мысль о том, что где-то, пусть на местном уровне, пытаются отстаивать нормы светскости, расширять права женщин, содействовать деятельности социальных кооперативов (а именно этим и занималась последние годы мэрия города при поддержке ПДН).

Диярбакыр был в своё время центром одного из армянских королевств. Его стены помнят древних ассирийцев

Диярбакыр был в своё время центром одного из армянских королевств. Его стены помнят древних ассирийцев

Эрдогановская власть пытается свести на нет «политическое поле» для ПДН и других локальных левых организаций, отстаивающих права курдской общины, обвиняя курдскую левую в сепаратизме и в связях с терроризмом. Вместе с тем, как отмечал избранный мэр Диярбакыра Фират Анли, «у курдов сейчас нет проекта независимого Курдистана. Уже более десяти лет речь идёт только об автономии».

Но в ответ на демократическую борьбу ПДН и других прогрессивных организаций в Турецком Курдистане власть произвольно арестовывает левых политиков, включая национальных депутатов (возьмём для примера задержание сопредседателя ПДН Селахаттина Демирташа в его доме в Диярбакыре), отстраняет от управления курдских мэров (недавно эта участь постигла и главу диярбакырского муниципалитета), блокирует деятельность оппозиционных муниципальных советов.

Левые в Диярбакыре держатся. Потому что там их дом, их родная земля, им некуда отступать. Им противостоит мощнейшая сила, лишённая, как мы видим, моральных комплексов.

Одновременно дан «зелёный свет» вооружённым силам на проведение боевых операций, жертвами которых становится преимущественно местное население. Как верно заявлял Фират Анли, «армия сражается не с боевиками, а с жителями». Только за полгода военных действий в Суре (одна из частей Диярбакыра) десятки тысяч человек были вынуждены бежать из родных мест, тысячи человек погибли или были ранены.

Диярбакыр сегодня страдает от проявлений государственного терроризма со стороны турецкой власти. И если в силу актуальной конъюнктуры российские горлопаны-патриоты «вдруг» забыли о курдском вопросе в Турции, то европейские демократы всё время говорят о городе-мученике. В Европарламенте и в ПАСЕ за последние месяцы было принято несколько резолюций (благодаря голосам левых, социалистов, экологистов и либералов), осуждающих бессмысленную жесткость турецкого государства и его репрессивных сил против части своего народа.

Но левые в Диярбакыре держатся. Потому что там их дом, их родная земля, им некуда отступать. Им противостоит мощнейшая сила, лишённая, как мы видим, моральных комплексов. Тем в большей степени нуждается сегодня Диярбакыр в солидарности и поддержке со стороны всех левых сил Европы.

Тексты цикла «Города красные — города розовые»:

Руслан КОСТЮК. Мюнхен — красная столица консервативной земли
Руслан КОСТЮК. Маракайбо — «любимый город солнца»
Руслан КОСТЮК. В «маленьком Париже» правят социал-демократы
Руслан КОСТЮК. Мексиканская Гвадалахара — «город будущего» не только для богатых
Руслан КОСТЮК. Город переворотов жаждет спокойствия
Руслан КОСТЮК. Давао-сити — трамплин для левого президента
Руслан КОСТЮК. Барселона готова к социальным экспериментам
Руслан КОСТЮК. Бразилиа: город чиновников и… социалистов
Руслан КОСТЮК.Возвращение «Шинн Фейн» в Дублин
Руслан КОСТЮК. Кингстон — город победившего мультикультурализма
Руслан КОСТЮК. Окленд — лейбористский город парусов в краю вулканов
Руслан КОСТЮК. Контрасты Луанды под властью МПЛА
Руслан КОСТЮК. Студенческая столица Норвегии — бастион Рабочей партии
Руслан КОСТЮК. «Бразильская Венеция»: для граждан и для бизнеса
Руслан КОСТЮК. Бремен: красно-зелёные симфонии вольного города
Руслан КОСТЮК. «Колыбель французской Америки» под властью «розовых» сепаратистов.
Руслан КОСТЮК. «Балканский Иерусалим» преодолевает национализм
Руслан КОСТЮК. Киншаса — самый многочисленный город Африки под властью левых
Руслан КОСТЮК. Дели в руках простого человека
Руслан КОСТЮК. Ла-Пас: розовый город с красным оттенком

Руслан КОСТЮК. В Тихуане стреляют меньше
Руслан КОСТЮК. Веллингтон — левая столица края земли
Руслан КОСТЮК. «Жилище смирившихся» под властью Революционной партии
Руслан КОСТЮК. Измир — светская столица Турции
Руслан КОСТЮК. Город-праздник остался за левыми
Руслан КОСТЮК. Сантьяго под властью левой Моралес
Руслан КОСТЮК. Рижский замок социал-демократии
Руслан КОСТЮК. ГВАДАЛАХАРА — мексиканский город будущего
Руслан КОСТЮК. ЙОХАННЕСБУРГ — город, где жил Мандела

Руслан КОСТЮК. Красная Вена жива и процветает
Руслан КОСТЮК. ПОРТУ-АЛЕГРИ — столица демократии участия
Руслан КОСТЮК. КРАКОВ — польская аномалия
Руслан КОСТЮК. МАНАГУА — бастион сандинизма
Руслан КОСТЮК. Браззавиль — розовый город с красными отблесками
Руслан КОСТЮК. Нагоя: работотехника, ремёсла и зелёный мэр
Руслан КОСТЮК. Мэр Неаполя левеет, освобождая город от каморры
Руслан КОСТЮК. Родной город Че и Месси – модель прямой демократии
Руслан КОСТЮК, Ирина ПОДМАРЬКОВА. Брюссель: противоречия «столицы Европы»
Руслан КОСТЮК. Ванкувер – зелёная столица Канады в розовой рамке
Руслан КОСТЮК. Дакар — красная точка Чёрного континента
Руслан КОСТЮК. Колката: между трущобами и высокими технологиями
Руслан КОСТЮК. Копенгаген и социал-демократия: сто лет вместе
Руслан КОСТЮК. «Футбольная столица» мира выбирает левых
Моника ФЕЙН: «Это непросто – одновременно оппонировать неолиберализму и популизму»
Руслан КОСТЮК. Берлин – столица, обращённая в будущее
Виктор ХЕЙФЕЦ: «По уровню ВВП Мехико находится на седьмом месте среди городов мира»