16 октября 2016

«Грузинская мечта» ещё не испарилась

Полная версия статьи. Сокращённый вариант опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

8 октября в Грузии состоялись парламентские выборы. Правящая коалиция «Грузинская мечта» (ГМ) сохранила в парламенте господствующие позиции.

Напряжённая кампания

В последнюю неделю перед законодательными выборами ситуация в южнокавказской республике накалилась. Наблюдатели за выборами фиксировали факты подкупа избирателей, взаимные угрозы, драки между кандидатами и активистами (свидетелями которых в режиме «он-лайн» нередко выступала широкая телевизионная аудитория, поскольку до столкновений доходило и во время теледебатов в прямом эфире). За четыре дня до голосования в столице был взорван автомобиль одного из лидеров оппозиционного Единого национального движения (ЕНД) Гиви Таргамадзе.

Безоговорочную же победу на выборах одержала центристская коалиция «Грузинская мечта», ведомая действующим премьер-министром Грузии Георгием Квирикашвили

Безоговорочную же победу на выборах одержала центристская коалиция «Грузинская мечта», ведомая действующим премьер-министром Грузии Георгием Квирикашвили

Напряжённость предвыборной кампании придавали и регулярно поступавшие слухи о том, что чуть ли не на следующий день после голосования в страну с другого берега Чёрного моря готов вернуться экс-президент и основатель ЕНД Михаил Саакашвили. Служба национальной безопасности, в свою очередь, возбудила дело о заговоре с целью свержения или захвата власти как раз в связи с распространённой в Интернете аудиозаписью беседы Саакашвили с другими лидерами ЕНД, в которой обсуждались далеко не легитимные сценарии послевыборного «отъёма власти». В конце сентября было объявлено о том, что полицией найдены схроны с оружием и взрывчатыми материалами, сооружённые ещё в период нахождения у власти «националов».

Даже если результат «мечтателей»не дотягивает до показателей прошлых выборов 2012 года (тогда их поддержали 55% избирателей, сегодня 48,6%), такой результат, очевидно, вновь даст депутатам от ГМ абсолютное большинство парламентских мандатов.

Бывший премьер-министр страны Бидзина Иванишвили, считающийся и сегодня фактическим лидером «Грузинской мечты», пообещал экс-президенту «благоустроенную камеру в тюрьме». Всё это, конечно же, не способствовало мирному и бесконфликтному течению  предвыборной кампании. В свою очередь, «Миша-одессит» также из-за моря грозил нынешним хозяевам Грузии, обещая не только вернуться, но и восстановить в стране демократию, свободы и настоящий порядок.

Однако результаты выборов в 150-местный однопалатный парламент показывают, что, даже если правое и националистическое ЕНД продолжает оставаться влиятельной политической силой (по спискам за партию Саакашвили отдали голоса более 27% избирателей), то всё же число сторонников прежней власти в Грузии явно падает. Безоговорочную же победу на выборах одержала центристская коалиция «Грузинская мечта», ведомая действующим премьер-министром Грузии Георгием Квирикашвили. Даже если результат «мечтателей»не дотягивает до показателей прошлых выборов 2012 года (тогда их поддержали 55% избирателей, сегодня 48,6%), такой результат, очевидно, вновь даст депутатам от ГМ абсолютное большинство парламентских мандатов.

Судя по предварительным данным (вскоре в Грузии должен пройти ещё один тур, где депутаты в ряде одномандатных округов не были избраны в субботу), новоизбранный парламент Грузии будет самое большее трёхпартийным. Занявший третье место евроскептический Альянс патриотов может максимум рассчитывать на  прохождение пятипроцентного барьера.

Другое дело, что даже президент Грузии, беспартийный, разругавшийся в своё время с командой Иванишвили, Георгий Маргвелашвили открыто признал, что в ходе выборов имели место серьёзные нарушения. Ясно, что намёк тут явно сделан на «коалицию власти». И с учётом настроенности правой оппозиции на провокации, можно не сомневаться, что ЕНД не откажется в данной ситуации от тактики уличного давления.

В правильном направлении

Через четверть века после распада СССР вряд ли существует хоть одно постсоветское государство, о котором можно сказать, что оно не имеет серьёзных социальных или экономических проблем. Данная аксиома вполне относится и к современной Грузии.

Предвыборные опросы общественного мнения в южнокавказской стране показывали, что граждан волнуют такие проблемы, как социальная неустроенность, скромные доходы, размер зарплат, покупательная способность, высокие коммунальные платежи и т. д. Многие из этих проблем корнями уходят в период восстановления грузинской государственности (то есть началу 1990-х годов). В период же нахождения у власти Саакашвили они лишь обострились…

Грузинское государство сумело более или менее достойно выйти из системного кризиса. Мы наблюдаем стабильный экономический рост (в прошлом году валовой внутренний продукт, ВВП, вырос на 6% и совокупно составил 13,7 миллиарда долларов). В отличие от периода господства правых сил приостановился процесс закрытия промышленных предприятий.

Было бы неправильно сказать о том, что за четыре года парламентского большинства ГМ прежние проблемы были преодолены. Но если посмотреть на реальные факты, то следует сделать вывод о том, что грузинское государство сумело более или менее достойно выйти из системного кризиса. Мы наблюдаем стабильный экономический рост (в прошлом году валовой внутренний продукт, ВВП, вырос на 6% и совокупно составил 13,7 миллиарда долларов). В отличие от периода господства правых сил приостановился процесс закрытия промышленных предприятий. Инфляция в 2015 года составила всего 3%. Бизнес в Грузии в целом освобождён от «политической опеки», тогда как налоговая политика даёт возможность малым и средним предприятиям нормально функционировать.

Определённые плюсы есть у действующей исполнительной власти и на «социальном фронте». В сфере здравоохранения в последние годы была проведена вполне успешная реформа, которая ввела систему всеобщего медицинского страхования. Если при ЕНД медицина зачастую была, что называется, «для богатых», сегодня на государственную медицинскую помощь в Грузии может рассчитывать каждый. Размер пенсий и социальных пособий был несколько увеличен. Кроме того, власти не допустили бурного роста коммунальных платежей.

В целом подобную социально-экономическую политику можно назвать социал-либеральной. Не случайно в этой связи то, что коалиция «Грузинская мечта — Демократическая Грузия» участвует в деятельности недавно созданного левоцентристского международного объединения Прогрессивный альянс и является наблюдателем в Партии европейских социалистов.В коалицию входят такая левоцентристская партия, как Социал-демократы за развитие Грузии.

Философия политики «Грузинской мечты» изложена в реализуемой правительством стратегии социально-экономического развития «Грузия-2020», в которой говорится в частности: «Экономическая политика должна быть основана на защите и уважении экономической свободы и прав собственности. В то же время государство будет играть роль гаранта защиты справедливости в этих процессах».

Указанная стратегия ориентируется на рост конкурентоспособности частного сектора, упрощение и доступность для населения финансовой системы, увеличение инвестиций, развитие инфраструктуры, максимальное использование транзитного потенциала, усовершенствование системы социального обеспечения. Очевидно, что и в дальнейшем стратегия «Грузия-2020» будет продолжать выполняться.

Внешняя политика: преемственность сохранится

Судя по предварительным итогам голосования, сохранится и внешнеполитический курс Грузии. Как верно подметил в недавней статье директор Кавказского института региональной безопасности Александр Русецкий, в Грузии «политический спектр легальных партий декларирует в большей степени прозападную позицию…» Эта тенденция заявила о себе с самых первых лет грузинской государственности, она заняла господствующие позиции в период управления ЕНД, но сохраняет своё влияние и поныне.

Глава грузинского правительства считает, что грузино-американские отношения служат «спинным хребтом региональной стабильности, экономического развития и демократизации».

Как отмечал в сентябрьском выступлении на Генеральной Ассамблее ООН премьер-министр Георгий Квирикашвили, главной целью Грузии является достижение максимального сближения с Соединёнными Штатами и Евросоюзом. Глава грузинского правительства считает, что грузино-американские отношения служат «спинным хребтом региональной стабильности, экономического развития и демократизации». В июле этого года Грузия стала де-юре ассоциированной страной ЕС; грузинское законодательство продолжает реформироваться под «евростандарт». Одновременно Тбилиси выстраивает свои отношения с НАТО на основе всеобъемлющего партнёрства, а действующая власть, как ранее ЕНД, не скрывает своего желания добиться для Грузии полноправного членства в Североатлантическом альянсе.

Но нужно признать, что внешняя политика Тбилиси при ГМ стала явно менее политизированной и более прагматичной, чем во время Саакашвили. Очень большое внимание уделяется развитию взаимоотношений со странами-соседями, выступающими сегодня ключевыми торговыми партнёрами Грузии  — с Азербайджаном и Турцией. Конечно, высокий уровень политических отношений с этими государствами крайне важен для Тбилиси, но думается, в основе здесь всё же лежат прежде всего экономические причины. Как бы то ни было, но для грузинского государства очень важны такие совместные проекты, как нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан, трубопровод Баку-Тбилиси-Эрзерум или железнодорожная ветка Баку-Тбилиси-Карс.

О том, что внешняя политика Тбилиси при «мечтателях» стала гораздо менее идеологизированной, чем в прежние времена, свидетельствует и тот факт, что за последние четыре года резко выросло влияние китайского капитала на грузинском рынке. На КНР сегодня приходится почти 8% внешнеторгового оборота Грузии. Грузинские власти чётко настроены на заключение между Тбилиси и Пекином соглашения о свободной торговле и при этом открыто поддерживают стратегический для коммунистического Китая проект «Шёлкового пути». В связи с этим, кстати, и встал вопрос о модернизации железнодорожного пути по линии Баку-Тбилиси-Карс.

Грузия пытается развивать активное внешнеторговое, да и политическое взаимодействие со странами постсоветского пространства — от Беларуси и Украины до Казахстана и Узбекистана.

 Тбилиси — Москва: отношения «выходят из заморозки»

С учётом вышесказанного, может лишь вызывать глубокое сожаление отсутствие полноценных дипломатических отношений между Россией и Грузией, имеющих не только общую историю, но и являющихся соседними по отношению друг к другу государствами. Разумеется,  провальная ситуация в двухсторонних отношениях досталась «Грузинской мечте», так сказать, в наследие от «националов». И надо сказать, что сегодня российско-грузинские отношения сдвинулись с мёртвой точки, отойдя от того нетерпимого состояния, в котором они пребывали на уровне 2012-2013 годов. Данную точку зрения разделяет и российский министр иностранных дел Сергей Лавров, недавно признавший, что отношения наших стран «выходят из стадии глубокой заморозки».

В российских СМИ практически никогда не поднимается вопрос о судьбе почти 250 тысяч грузин — беженцев из Абхазии и Южной Осетии. А для нашего южного соседа это очень непростой и тяжёлый вопрос…

Безусловно, самой тяжёлой темой, как Домоклов меч висящей над российско-грузинскими взаимоотношениями, является вопрос о статусе Абхазии и Южной Осетии. Как отмечает МИД Грузии, «пока нарушена территориальная целостность Грузии, восстановление дипломатических отношений невозможно». В то же время, и это является явно позитивным по отношению к прежнему периоду моментом, нынешняя власть Грузии чётко заявляет, что урегулирование конфликтов в Абхазии и Цхинвальском регионе должно происходить сугубо мирным путём.

Нам в России нужно учитывать, что до сих пор, кроме Москвы, государственность Абхазии и Южной Осетии признали всего-то три государства, тогда как для подавляющего большинства стран планеты обе эти территории — неотъемлемые части грузинского государства. Кроме того, в российских СМИ практически никогда не поднимается вопрос о судьбе почти 250 тысяч грузин — беженцев из Абхазии и Южной Осетии. А для нашего южного соседа это очень непростой и тяжёлый вопрос…

Но всё-таки, несмотря на объективно имеющиеся политические препятствия, в последние четыре года, когда грузинские «мечтатели» находись у власти, в двухсторонних отношениях между Грузией и Россией проявились позитивные тенденции. В целом большего объёма достиг взаимный товарооборот, в 2015 году он превысил показатель в 950 миллионов долларов. На российских прилавках вновь появились вина, минеральные воды и фрукты из Грузии, тогда как в Грузию наша страна поставляет в основном нефть, минеральное топливо и злаки.

Заметно активизировалось культурное сотрудничество, с двух сторон возрос туристический поток. Хотя если Грузия принимает российских туристов (их количество в соседней стране в 2015 году возросло на треть) без виз, наша страна пока что не пошла на аналогичный шаг.

Так или иначе, с нынешней властью в Тбилиси можно не только конструктивно разговаривать, но и взаимодействовать — практика последних четырёх лет это только подтверждает. Будем надеяться на то, что российско-грузинские отношения, несмотря на все сложности, в последующем продолжат нормализоваться.

Читайте также:

Малхаз ЖВАНИЯ: «Грузия пока не нашла свою нишу в мире»

Алексей ЛАПШИН. В Кремле серьёзно опасаются процесса в Гааге

Дмитрий ЖВАНИЯ. Грузия: 11 лет спустя

Дмитрий ЖВАНИЯ. Возвращаясь в Россию, попадаешь в театр абсурда