10 сентября 2016

Маракайбо — «любимый город солнца»

Продолжение цикла статей «Города розовые — города красные»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Похоже, социально-политическая борьба в Боливарианской Республике Венесуэле входит в свою решающую стадию. Но отдавая себе отчёт в том, что в этой южноамериканской стране имеет место жесточайшее противостояние двух лагерей (условно — чавизма и объединённой оппозиции), было бы совершенно неверно рассматривать эти лагеря (особенно «демократическую оппозицию») как некие гомогенные субъекты — и в политическом, и, так сказать, социально-классовом смыслах.

Позиции «Новой эры» особенно сильны в расположенном на северо-востоке страны, у колумбийской границы, штате Сулии, административным центром которого является город Маракайбо

Позиции «Новой эры» особенно сильны в расположенном на северо-востоке страны, у колумбийской границы, штате Сулии, административным центром которого является город Маракайбо

Людям же левых взглядов, с симпатией, как и автор этих строк, относящимся к «социализму XXI века», я бы не рекомендовал вслед за официальным дискурсом правящих в Венесуэле объединённых социалистов «одним цветом» записывать всех оппозиционеров в «контрреволюционеры», «фашисты» и «агенты империализма». Современная венесуэльская оппозиция крайне многообразна, включает она в себя и достаточно мощный левоцентристский сектор, что само по себе свидетельствует о драматичном расколе венесуэльской левой.

Современная венесуэльская оппозиция крайне многообразна, включает она в себя и достаточно мощный левоцентристский сектор, что само по себе свидетельствует о драматичном расколе венесуэльской левой.

К данному сектору относится, в частности, и партия «Новая эра», насчитывающая сейчас 18 парламентариев и участвующая общеоппозиционном движении. «Новая эра» входит в Социалистический интернационал с февраля 2013 года на правах консультативного члена. Позиции этой партии особенно сильны в расположенном на северо-востоке страны, у колумбийской границы, штате Сулии, административным центром которого является город Маракайбо.

Это второй по численности город венесуэльского государства, население которого примерно насчитывает полутора миллиона человек. А в одноимённой агломерации Маракайбо живут и вовсе свыше 2 миллионов человек. С 2010 года алькальдом (мэром) второго венесуэльского города является представительница «Новой эры» Эвелинг Трехо Росалес, супруг которой — также представитель этой же политической силы Мануэль Росалес, экс-губернатор Сулии и кандидат в президенты в 2006 году.

С 2010 года алькальдом (мэром) второго венесуэльского города является представительница «Новой эры» Эвелинг Трехо Альварес, супруг которой - также представитель этой же политической силы Мануэль Альварес, экс-губернатор Сулии и кандидат в президенты в 2006 году

С 2010 года алькальдом (мэром) второго венесуэльского города является представительница «Новой эры» Эвелинг Трехо Альварес, супруг которой — также представитель этой же политической силы Мануэль Альварес, экс-губернатор Сулии и кандидат в президенты в 2006 году

Индейские поселения на месте нынешнего Маракайбо существовали, естественно, ещё до конкистадоров, но как город Маракайбо появился на картах в XVI веке. В дальнейшем он не раз подвергался опустошительным нападениями английских и голландских корсаров, среди которых история выделила особенно Генри Моргана. Но всё-таки ключевым моментом в новой истории Маракайбо историки выделяют не эти «романтические» моменты. Важнее тот факт, что в силу географической отдалённости Сулии и её столицы от остальной Венесуэлы здесь сформировалось достаточно замкнутое сообщество и хозяйство.

«Новая эра» входит в Социалистический интернационал с февраля 2013 года на правах консультативного члена. Позиции этой партии особенно сильны в расположенном на северо-востоке страны, у колумбийской границы, штате Сулии, административным центром которого является город Маракайбо.

Кроме того, Сулия почти три века была сильно удалена от «центров силы» Венесуэлы в транспортном плане. Расположенный на берегах Венесуэльского залива Карибского моря Маракайбо, по сути дела, не имел нормального транспортного соединения с основной частью страны вплоть до середины ХХ века, когда государственные власти, наконец, соорудили большой мост и ликвидировали тем самым эту транспортную изоляции второго по значению города Венесуэлы.

То, что в центре штата Сулии оппозиция выдвинула именно представителя левоцентристов — закономерно. Маркайбо явно не относится к числу элитарных городов. Его основное население — это наёмные трудящиеся и служащие. И то, что на выборах алькальда в 2013 года Э. Т. Росалес сумела победить претендента от чавистского Патриотического полюса с разницей всего в 30 тысяч голосов, получив всего 51,8% голосов, лишний раз оказывает, что по настроениям электората Маракайбо вполне можно отнести к категории «левых» латиноамериканских городов.

Мануэль Альварес, экс-губернатор Сулии и кандидат в президенты в 2006 году

Мануэль Альварес, экс-губернатор Сулии и кандидат в президенты в 2006 году

Понятно, что политическая окраска главы муниципальной власти не способствует слишком добрым контактам с центральной властью. В Венесуэле мы наблюдаем глубокий политический кризис, страдают от которого прежде всего рядовые люди. В этой ситуации власти Маракайбо пытаются развивать свои муниципальные социальные миссии, не допускать массовых увольнений, по возможности бороться с криминальным разгулом, который, пусть и не в масштабах Каракаса, «гуляет» и в Северо-Западной Венесуэле.

Штат Сулия — не самый бедный в стране. Там производится нефтедобыча, выращивается кофе. Но опять же в силу объективной территориальной удалённости Маракайбо вряд ли можно отнести к числу успешных коммерческих центров. Да и туризм там и в былые, более спокойные для Венесуэлы, времена не был особо развит. Посему город сегодня, действительно, атакуют самые разные социальные проблемы. Но местная власть по мере сил пытается дать на них свой «левоцентристский» ответ.

В Венесуэле мы наблюдаем глубокий политический кризис, страдают от которого прежде всего рядовые люди. В этой ситуации власти Маракайбо пытаются развивать свои муниципальные социальные миссии, не допускать массовых увольнений, по возможности бороться с криминальным разгулом.

Даже в нынешние нелёгкие времена и власти штата, в администрация собственно Маракайбо пытаются не допустить уменьшения финансирования культурных программ. Это не случайно — ведь в Маракайбо вполне приличное по южноамериканским меркам среднее и высшее образование, в рамках Университета Сулии успешно функционируют факультеты и школы, выпускающие медиков, юристов и инженеров. В Университете Рафаэля Урданеты сформировалась сильная психологическая школа.

В Маракайбо также действуют несколько относительно крупных музеев, причём в основном они посвящены изобразительному искусству. Можно сказать, что этот город вполне может считаться столицей венесуэльской живописи.

Также власти пытаются «разгрести» транспортные проблемы, что очень трудно сделать в нынешних финансовых условиях как Венесуэлы в целом, так и отдельно взятых штатов и городов. Очевидцы, однако, убеждены, что в плане транспортной логистики, да и безопасности, ситуация в Маракайбо получше, чем в Каракасе, где, к слову, тоже командует оппозиция.

На одном из индейских языков Маракайбо означает «любимый город солнца». Там, действительно, немало солнечных дней. Но сегодня над всей Венесуэлой стоит невесёлая, явно пасмурная в политическом плане погода. Можно только пожелать, чтобы «любимый город солнца» не превратился в открытую арену политического противостояния, в котором одни сторонники социализма будут сражаться с лагерем тех, кто также, но по-своему, верит в идеалы социальной демократии, а главное пытается их реализовать…

Тексты цикла «Города красные — города розовые»:

Руслан КОСТЮК. В «маленьком Париже» правят социал-демократы
Руслан КОСТЮК. Мексиканская Гвадалахара — «город будущего» не только для богатых
Руслан КОСТЮК. Город переворотов жаждет спокойствия
Руслан КОСТЮК. Давао-сити — трамплин для левого президента
Руслан КОСТЮК. Барселона готова к социальным экспериментам
Руслан КОСТЮК. Бразилиа: город чиновников и… социалистов
Руслан КОСТЮК.Возвращение «Шинн Фейн» в Дублин
Руслан КОСТЮК. Кингстон — город победившего мультикультурализма
Руслан КОСТЮК. Окленд — лейбористский город парусов в краю вулканов
Руслан КОСТЮК. Контрасты Луанды под властью МПЛА
Руслан КОСТЮК. Студенческая столица Норвегии — бастион Рабочей партии
Руслан КОСТЮК. «Бразильская Венеция»: для граждан и для бизнеса
Руслан КОСТЮК. Бремен: красно-зелёные симфонии вольного города
Руслан КОСТЮК. «Колыбель французской Америки» под властью «розовых» сепаратистов.
Руслан КОСТЮК. «Балканский Иерусалим» преодолевает национализм
Руслан КОСТЮК. Киншаса — самый многочисленный город Африки под властью левых
Руслан КОСТЮК. Дели в руках простого человека
Руслан КОСТЮК. Ла-Пас: розовый город с красным оттенком

Руслан КОСТЮК. В Тихуане стреляют меньше
Руслан КОСТЮК. Веллингтон — левая столица края земли
Руслан КОСТЮК. «Жилище смирившихся» под властью Революционной партии
Руслан КОСТЮК. Измир — светская столица Турции
Руслан КОСТЮК. Город-праздник остался за левыми
Руслан КОСТЮК. Сантьяго под властью левой Моралес
Руслан КОСТЮК. Рижский замок социал-демократии
Руслан КОСТЮК. ГВАДАЛАХАРА — мексиканский город будущего
Руслан КОСТЮК. ЙОХАННЕСБУРГ — город, где жил Мандела

Руслан КОСТЮК. Красная Вена жива и процветает
Руслан КОСТЮК. ПОРТУ-АЛЕГРИ — столица демократии участия
Руслан КОСТЮК. КРАКОВ — польская аномалия
Руслан КОСТЮК. МАНАГУА — бастион сандинизма
Руслан КОСТЮК. Браззавиль — розовый город с красными отблесками
Руслан КОСТЮК. Нагоя: работотехника, ремёсла и зелёный мэр
Руслан КОСТЮК. Мэр Неаполя левеет, освобождая город от каморры
Руслан КОСТЮК. Родной город Че и Месси – модель прямой демократии
Руслан КОСТЮК, Ирина ПОДМАРЬКОВА. Брюссель: противоречия «столицы Европы»
Руслан КОСТЮК. Ванкувер – зелёная столица Канады в розовой рамке
Руслан КОСТЮК. Дакар — красная точка Чёрного континента
Руслан КОСТЮК. Колката: между трущобами и высокими технологиями
Руслан КОСТЮК. Копенгаген и социал-демократия: сто лет вместе
Руслан КОСТЮК. «Футбольная столица» мира выбирает левых
Моника ФЕЙН: «Это непросто – одновременно оппонировать неолиберализму и популизму»
Руслан КОСТЮК. Берлин – столица, обращённая в будущее
Виктор ХЕЙФЕЦ: «По уровню ВВП Мехико находится на седьмом месте среди городов мира»