25 августа 2016

Во главе Филиппин встал странный левый — Дутерте

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений

Всё больше и больше достаточно противоречивых и странных вестей приходит с Филиппин. Информагентства сообщают, например, что всего лишь за один месяц со дня вступления в должность нового главы государства от 1000 до 1800 преступников погибли на филиппинских островах, что называется, без суда и следствия. Или что сам новоизбранный президент Родриго Дутерте всерьёз обещает подумать над тем, не вывести ли свою страну из ООН.

71-летний Родриго Дутерте, многие годы проработавший на посту мэра города Давао (он расположен на острове Минданао) - довольно нетипичная для традиционной левой политической культуры фигура / REUTERS/Erik De Castro

71-летний Родриго Дутерте, многие годы проработавший на посту мэра города Давао (он расположен на острове Минданао) — довольно нетипичная для традиционной левой политической культуры фигура / REUTERS/Erik De Castro

Родриго Дутерте — первый в истории Филиппин левый глава государства, его избрали на всеобщих выборах 9 мая 2016 года. Он получил 39 процентов голосов, представляя Филиппинскую демократическую партию (ФДП)-Лабан, являющуюся по своим позициям леводемократической и социалистической силой.

Как и во многих других странах азиатского континента, капиталистический порядок на Филиппинах «работает» прежде всего на интересы олигархических семейств, объединённых давними кровнородственными связями.

Но сам 71-летний Дутерте, многие годы проработавший на посту мэра города Давао (он расположен на острове Минданао) — довольно нетипичная для традиционной левой политической культуры фигура. Впрочем, вероятно, только такой политик-популист, как Р. Дутерте, и мог одержать на современных Филиппинах победу на президентских выборах!

Как и во многих других странах азиатского континента, капиталистический порядок на Филиппинах «работает» прежде всего на интересы олигархических семейств, объединённых давними кровнородственными связями. Как отмечает политолог Альфред МакКой, «отношения патрон-клиент сделались становым хребтом филиппинской политики». Таким образом, для любого влиятельного политика на этом островном государстве тесные связи с «сильными фамилиями» — императив, если данный деятель желает вырваться за границы своего локального места.

Р. Дутерте первый раз был избран мэром полуторамиллионного Давао-Сити в 1988 году. В итоге в конце ХХ — начале XXI века Р. Дутерте возглавлял Давао более 20 лет, и за этот период его политическая карьера неоднократно совершала рывки верх благодаря местной олигархии. Но всё же Р. Дутерте и сам приложил руку к взлёту своей популярности на провинциальном, а затем и национальном уровнях.

Как отмечает политолог Альфред МакКой, «отношения патрон-клиент сделались становым хребтом филиппинской политики».

Здесь речь идёт о том, что «хозяин» Давао приобрёл большую популярность в разных стратах филиппинского общества благодаря своей, скажем так, специфичной и как-то совсем не «левой» политике в области обеспечения безопасности. Да, сегодня Давао-Сити имеет неофициальный титул «самого безопасного города Юго-Восточной Азии». Но это произошло прежде всего благодаря внесудебным расправам «эскадронов смерти», поощряемых местной властью, с наркодельцами, боевиками уличных банд, малолетними хулиганами. Имеются данные о том, что в 2000-е годы, например, в Давао в результате подобных внесудебных рейдов погибли свыше 800 человек, связанных с преступным миром.

Всё это создало известную «секуритарную» славу самому Р. Дутерте, как по всем Филиппинам, так и в разных слоях общества. В результате его победа 9 мая была обеспечена поддержкой не только самых бедных классов общества, но также и значительного числа филиппинцев среднего достатка и даже богачей, надеющихся на то, что новый президент обеспечит порядок и безопасность.

Для любого влиятельного политика на этом островном государстве тесные связи с «сильными фамилиями» — императив, если данный деятель желает вырваться за границы своего локального места.

Р. Дутерте победил своих либеральных и консервативных соперников не столько благодаря выдвижению от ФДП-Лабан (об этом свидетельствует хотя бы такой факт, что сама эта левая партия на законодательных выборах сумела провести… лишь двух депутатов и одного сенатора) и наличию левой программы, сколько именно благодаря тому ореолу «сильного человека», который он заработал во время руководства Давао.

Что же касается программы, то она изначально была очень противоречивой и эклектичной, что с самого начала предопределило популистскую суть президентства «мужика из Давао».

Так, Р. Дутерте предлагает демократизировать филиппинское общество, усилив парламентаризм и превратив Филиппины в истинно в федеративное государство. И одновременно  в своей кампании кандидат и его сторонники в совсем «неправовом» духе призывали истреблять наркоторговцев и другие антиобщественные элементы. Выступая за легализацию однополых пар и гражданские права для гомосексуалистов, Дутерте в то же время решительно настроен против абортов. Новый глава филиппинского государства решительно критикует либерализацию трудового законодательства, требует реиндустриализации и создания рабочих мест, аграрной реформы и увеличения налогов для богачей. Но при этом он же обещал создавать для частных иностранных предприятий на Филиппинах специальные экономические зоны, сократив с них налоги.

Победа Родриго Дутерте была обеспечена поддержкой не только самых бедных классов общества, но также и значительного числа филиппинцев среднего достатка и даже богачей, надеющихся на то, что новый президент обеспечит порядок и безопасность.

Схожие нестыковки мы видим и во внешнеполитическом плане. Р. Дутерте обещал избирателям отказаться от прежних «отношений подчинения» с Соединёнными Штатами и покончить с территориальным конфликтом с КНР. Но тут же заявил, что спорные с Китаем острова в Южно-Китайском море являются филиппинскими, и что он сам лично готов установить филиппинское знамя на удалённых и необитаемых атоллах!

Разумеется, Р. Дутерте не мог не взять за основу программу выдвинувшей его политической силы, что в конечном счёте вышло так, что «лабановцы» согласились с платформой своего кандидата.

С учётом того, что в филиппинском Конгрессе у новоизбранного президента никакого стабильного большинства не имеется, можно предположить, что либеральная, консервативная и националистическая оппозиция будут с большой радостью и нетерпением ожидать всё новых и новых оплошностей и ошибок уже не очень молодого, но сверхэнергичного Р. Дутерте. И в любой подходящий момент правая оппозиция предъявит ему свой счёт.

В ближайшие недели всё внимание филиппинских масс-медиа будет приковано к Норвегии, где стартовали переговоры между делегациями центральной власти и действующей в подполье уже долгие десятилетия маоистской Коммунистической партией Филиппин. Дутерте обещал покончить с идущим ещё с середины ХХ века многолетним военно-политическим конфликтом как с коммунистами, так и с исламскими радикалами. Коммунисты, к слову, приветствовали в мае победу Дутерте, а их лидер Жозе Мария Сисон, эмигрировавший в Нидерланды ещё в 1987 году, считает, что в нынешних условиях «национальное единство имеет шанс на выигрыш». Конечно, если эти миролюбивые инициативы будут реализованы, вероятно, народная поддержка странного левого президента лишь усилится. Если же нет, то вряд ли одними лишь драконовскими мерами против преступников всех мастей у Дутерте получится укрепить свой престиж…

Читайте на эту тему:

Руслан КОСТЮК. Давао-сити — трамплин для левого президента