25 июля 2016

Мексиканская Гвадалахара — «город будущего» не только для богатых

Продолжение цикла статей «Города розовые — города красные»

Руслан КОСТЮК, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Несмотря на то, что более радикальные силы, чем Институционно-революционная партия (ИРП), перманентно находятся в Мексике на федеральном уровне в оппозиции, тем не менее, в ряде штатов и крупных городов страны эти партии и движения имеют прямое отношение к управлению. В частности, это касается города Гвадалахара, являющегося центром штата Халиско.

Как и в случае со многими другими крупными латиноамериканскими «левыми городами», местная власть Гвадалахары очень большое внимание уделяет культурному измерению их развития

Как и в случае со многими другими крупными латиноамериканскими «левыми городами», местная власть Гвадалахары очень большое внимание уделяет культурному измерению их развития

В главном западномексиканском городе, Гвадалахаре, проживают полтора миллиона человек, тогда как в агломерации «Большой Гвадалахары» постоянно проживают более 4,4 миллиона жителей, что делает её второй по численности мексиканской агломерацией.

Первое испанское колониальное поселение на месите нынешней Гвадалахары было создано ещё в 1532 году, примерно сорок лет спустя начали строить кафедральный католический собор. В колониальный период Гвадалахара стала центром провинции Новая Галисия. Уже в конце XVIII столетия там появился собственный университет. Технологический и экономический рост города продолжался и в период независимости. К 1980 году в городе проживали 2,5 миллиона человек.

Но затем, на рубеже веков, имели место стагнация и спад, что сыграло негативную роль и в плане экономических показателей, и в сокращении численности населения на некотором отрезке времени. Эксперты считают, что в начале нового тысячелетия положительным моментом для развития города стало наличие в Гвадалахаре сети объектов разных транснациональных компаний, включая «Кодак», «Моторолу», IBM, «Хьюлет-Паккард», благодаря которым проблема безработицы в «западной столице» Мексики стояла не так остро.

Кроме того, запуск НАФТА, при всей её неолиберальной сущности, объективно оказался на руку многим штатам Мексики, в том числе и Халиско. Зарубежный, в том числе американский или индийский бизнес, стал вкладывать туда инвестиции, создавались новые экономические объекты, стали расти рабочие места. Именно Гвадалахара в последние десятилетия получила неофициальный статус «мексиканской силиконовой долины», превратившись в ключевой для страны компьютерный центр с собственными электронными и комплектующими предприятиями. «Город будущего», «Смарт-город» — так нередко называют Гвадалахару специалисты-технологи.

Во главе муниципалитета Гвадалахары с 2015 года стоит алькальд (мэр) 43-летний Энрике Альфаро Рамирес (третий слева), представляющий парламентскую партию левой ориентации Гражданское движение (ГД), входящую в левую коалицию Широкий прогрессивный фронт

Во главе муниципалитета Гвадалахары с 2015 года стоит алькальд (мэр) 43-летний Энрике Альфаро Рамирес (третий слева), представляющий парламентскую партию левой ориентации Гражданское движение (ГД), входящую в левую коалицию Широкий прогрессивный фронт

Безусловно, Гвадалахара является экономическим локомотивом своего штата, давая сейчас не меньше 37 процентов валового внутреннего продукта для Халиско. Но будучи очень приветливым для бизнеса и инвестиций центром (этот второй по численности населения город Мексики входит в десятку самых богатых городских агломераций Латинской Америки), Гвадалахара также остаётся городом для всех его жителей. Не в последнюю очередь потому, что во главе муниципалитета с 2015 года стоит алькальд (мэр) Энрике Альфаро Рамирес, представляющий парламентскую партию левой ориентации Гражданское движение (ГД), входящую в левую коалицию Широкий прогрессивный фронт. На этом посту он сменил представителя ИРП Рамиро Эрнандеса Гарсиа.

Очевидно, что в городе существует достаточно широкий социальный слой, традиционно относящийся к левому, более радикальному, чем у ИРП, электорату. В Гвадалахаре в секторах торговли и туризма заняты до 60 процентов трудоспособного населения, но следует иметь в виду и то, что в этом городе имеется большое количество промышленных объектов, заводов и производств. В «Большой», да и «малой» Гвадалахаре производят продукты питания и напитки, текстиль и комплектующие изделия к автомобилям, электронику и медикаменты, имеются и сталелитейные объекты. Всё это способствует тому, что в Гвадалахаре позиции ГД и других левооппозиционных сил более сильны, чем в целом по стране.

Гвадалахара далеко не самый бедный в Мексике город. Она имеет профицитный муниципальный бюджет, что позволяет мэрии ежегодно создавать новое социальное жильё, развивать публичное образование и совершенствовать общественный транспорт, включающий в случае этого города электрические поезда и метро. Э. А. Родригес на посту главы городской администрации делает всё, чтобы «каждый житель Гвадалахары почувствовал эффект от прогресса города».

Как и в случае со многими другими крупными латиноамериканскими «левыми городами», местная власть очень большое внимание уделяет культурному измерению их развития. В случае с Гвадалахарой, называемой ещё «жемчужиной Запада», это тем более важно и логично, что город считается вторым по значимости после столицы Мехико культурным центром государства.

Гвадалахара — это оригинальное смешение архитектурных стилей (готики, барокко, неоклассицизма) в исторических кварталах «нижнего города», прекрасные парки и сады, множество оригинальных и самобытных театров

Гвадалахара — это оригинальное смешение архитектурных стилей (готики, барокко, неоклассицизма) в исторических кварталах «нижнего города», прекрасные парки и сады, множество оригинальных и самобытных театров

Гвадалахара — это оригинальное смешение архитектурных стилей (готики, барокко, неоклассицизма) в исторических кварталах «нижнего города», прекрасные парки и сады, множество оригинальных и самобытных театров, это ещё традиционная народная музыка мариачи, свой филармонический оркестр и балет…

Второй по численности и влиянию город Мексики также известен своими высшими учебными заведениями, среди которых выделяется, в первую очередь, Университет Гвадалахары — одно из самых известных высших учебных заведений страны. Городские и региональные власти оказывали и оказывают серьёзную материальную и логистическую поддержку проведению различных фестивалей в Гвадалахаре, в частности, Международному гвадалахарскому кинофестивалю, книжному фестивалю и т. д.

Как видим, Гвадалахара, «город будущего», устремлена в будущее, но это будущее послужит не только транснациональным фирмам и компьютерному бизнесу. Гвадалахара относится к числу «возглавляемых» Мехико и Сан-Паулу латиноамериканских городов-миллионников, которые управляются левыми администрациями, создающими действительно превосходные условия для внешних инвестиций или функционирования малого и среднего бизнеса; но, вместе с тем, работающими также и на благо основной массы рядовых горожан.

Тексты цикла «Города красные — города розовые»:

Руслан КОСТЮК. Город переворотов жаждет спокойствия
Руслан КОСТЮК. Давао-сити — трамплин для левого президента
Руслан КОСТЮК. Барселона готова к социальным экспериментам
Руслан КОСТЮК. Бразилиа: город чиновников и… социалистов
Руслан КОСТЮК.Возвращение «Шинн Фейн» в Дублин
Руслан КОСТЮК. Кингстон — город победившего мультикультурализма
Руслан КОСТЮК. Окленд — лейбористский город парусов в краю вулканов
Руслан КОСТЮК. Контрасты Луанды под властью МПЛА
Руслан КОСТЮК. Студенческая столица Норвегии — бастион Рабочей партии
Руслан КОСТЮК. «Бразильская Венеция»: для граждан и для бизнеса
Руслан КОСТЮК. Бремен: красно-зелёные симфонии вольного города
Руслан КОСТЮК. «Колыбель французской Америки» под властью «розовых» сепаратистов.
Руслан КОСТЮК. «Балканский Иерусалим» преодолевает национализм
Руслан КОСТЮК. Киншаса — самый многочисленный город Африки под властью левых
Руслан КОСТЮК. Дели в руках простого человека
Руслан КОСТЮК. Ла-Пас: розовый город с красным оттенком

Руслан КОСТЮК. В Тихуане стреляют меньше
Руслан КОСТЮК. Веллингтон — левая столица края земли
Руслан КОСТЮК. «Жилище смирившихся» под властью Революционной партии
Руслан КОСТЮК. Измир — светская столица Турции
Руслан КОСТЮК. Город-праздник остался за левыми
Руслан КОСТЮК. Сантьяго под властью левой Моралес
Руслан КОСТЮК. Рижский замок социал-демократии
Руслан КОСТЮК. ГВАДАЛАХАРА — мексиканский город будущего
Руслан КОСТЮК. ЙОХАННЕСБУРГ — город, где жил Мандела

Руслан КОСТЮК. Красная Вена жива и процветает
Руслан КОСТЮК. ПОРТУ-АЛЕГРИ — столица демократии участия
Руслан КОСТЮК. КРАКОВ — польская аномалия
Руслан КОСТЮК. МАНАГУА — бастион сандинизма
Руслан КОСТЮК. Браззавиль — розовый город с красными отблесками
Руслан КОСТЮК. Нагоя: работотехника, ремёсла и зелёный мэр
Руслан КОСТЮК. Мэр Неаполя левеет, освобождая город от каморры
Руслан КОСТЮК. Родной город Че и Месси – модель прямой демократии
Руслан КОСТЮК, Ирина ПОДМАРЬКОВА. Брюссель: противоречия «столицы Европы»
Руслан КОСТЮК. Ванкувер – зелёная столица Канады в розовой рамке
Руслан КОСТЮК. Дакар — красная точка Чёрного континента
Руслан КОСТЮК. Колката: между трущобами и высокими технологиями
Руслан КОСТЮК. Копенгаген и социал-демократия: сто лет вместе
Руслан КОСТЮК. «Футбольная столица» мира выбирает левых
Моника ФЕЙН: «Это непросто – одновременно оппонировать неолиберализму и популизму»
Руслан КОСТЮК. Берлин – столица, обращённая в будущее
Виктор ХЕЙФЕЦ: «По уровню ВВП Мехико находится на седьмом месте среди городов мира»