5 февраля 2016

«Белая Русь» с розовыми блёстками

Павел КАТОРЖЕВСКИЙ

Партийная система в Беларуси, наверное, в силу общего политического климата, находится в неподвижном состоянии уже много лет. Политические партии «оживают» только к выборам , да и то в лучшем случае. И никакого влияния в обществе они, само собой, не имеют.

Александр Радьков, председатель общественного объединения «Белая Русь», изволил взбаламутить болото, заявив о том, что «Белая Русь» готова к трансформации в партию, поскольку «имеет авторитет», выходящий за рамки общественной организации

Александр Радьков, председатель общественного объединения «Белая Русь», изволил взбаламутить болото, заявив о том, что «Белая Русь» готова к трансформации в партию, поскольку «имеет авторитет», выходящий за рамки общественной организации

Зачастую граждане Беларуси не только не знакомы с программами партий, но и не подозревают о их существовании. И это несмотря на то, что только официально зарегистрированных политических партий в Беларуси насчитывается пятнадцать.

Однако несколько дней назад, 30 января 2016 года, Александр Радьков, председатель общественного объединения «Белая Русь», изволил взбаламутить болото, заявив о том, что «Белая Русь» готова к трансформации в партию, поскольку «имеет авторитет», выходящий за рамки общественной организации.

Впрочем, ничего нового. Речь о преобразовании общественной организации в партию уже шла в 2012 году, но, несмотря на многочисленные разговоры на эту тему, преобразования в партию тогда не произошло.

«Белая Русь» — крупнейшее общественное объединение в Беларуси, имеющее статус республиканского. Организацию часто сравнивают с российской партией «Единая Россия», что верно лишь отчасти. В основном  организация объединяет работников научной, культурной, медицинской, образовательной сфер, государственных учреждений, а также бюрократию всех уровней. По официальным данным, в «Белой Руси» состоит 132 тысячи человек. Главной её функцией является мобилизация всех имеющихся административных ресурсов для проведения политических, изредка — культурных, мероприятий. Членство в этом объединении имеет фактически принудительный характер.

Стороннему наблюдателю может показаться, что преобразование «Белой Руси» в партию особой погоды не сделает. Мол, есть 15 политических партий — станет 16, и что? Следует отметить, что «БР» станет не просто очередной партией, а партией власти. И, более того, самой крупной политической силой в стране. На данный момент крупнейшей политической партией страны считает себя Либерально-демократическая партия Беларуси — номинально в ней состоит 45 000 человек. «Белая Русь» же превысит численность крупнейшей партии почти в четыре раза.

Если учесть количество первичных организаций «БР», которые есть практически везде, начиная со школы, заканчивая крупным промышленным предприятием, и использование административного ресурса в полную силу, то по масштабам получается даже не «Единая Россия», а какой-то оруэлловский Ангсоц (общественный строй в Океании в романе-антиутопии Джорджа Оруэлла «1984»; партия, придерживающаяся идей ангсоца, полностью контролирует Океанию, образованную из Великобритании и США; она пришла к власти в результате революции, возглавлявшейся Большим Братом и Эммануэлем Голдстейном, которые, однако, во время событий романа являются врагами — прим. ред. SN). Новообразованная партия может получить такие полномочия, которые не снились даже правящей партии в каком-нибудь тоталитарном государстве с однопартийной системой.

Мнение о том, что Беларуси нужна партия власти, неоднократно высказывал и президент страны Александр Лукашенко. Он даже поручил послу Беларуси во Франции Павлу Латушко изучать опыт социалистической партии Франции, которая только что пришла к власти на тот момент. После Лукашенко ненадолго охладел к идее создания правящей партии, но снова загоревшись ею, сделал следующее умозаключение: «Но это не значит, что мы искусственно создадим некую партию по образу КПСС. Вот это будет уже совсем плохо». Тем не менее, пока получается именно это самое «совсем плохо», которого так не хочет г-н Лукашенко.

По многочисленным уверениям президента, правящая партия в Беларуси будет иметь левоцентристский, социалистический характер. Правда, в социалиста гражданин президент уже наигрался и на последних выборах к избирателю шёл с либеральной программой. Так какой же идеологии будет придерживаться белорусская партия власти? Либеральной или левой? Ответ лежит на поверхности.

Скорее всего, она постоянно будет придерживаться той позиции, которой придерживается Лукашенко. А он сегодня взял курс на экономический либерализм. Хотя, спохватившись, иногда и вынужден доставать из чулана какой-нибудь социальный лозунг, поэтому спекуляция на социальной тематике для такой организации вполне возможна. Получится «Белая Русь» с розовыми блёстками.

Будет ли «Белая Русь» преобразована в политическую партию и сможет ли она реализовать свои амбиции на грядущих парламентских выборах, пока не ясно. Это как раз тот случай, когда всё зависит исключительно от решения сверху и сделать точный прогноз пока невозможно. Ясно только одно: потеснить новая политическая партия может не только «Коммунистическую» партию Беларуси , которая сегодня выполняет функцию главного и самого усердного лакея для режима Лукашенко (нельзя исключать и объединение этих структур в формате коалиции, либо и вовсе слияния), но и все остальные политические рудименты, именующие себя партиями.

Так же шанс преобразиться имеет и парламент Беларуси. Сейчас он, можно сказать, беспартийный. Членами политических партий являются лишь 8 из 110 парламентариев. «Белая Русь» же при прохождении в главный законодательный орган в качестве партии рискует повторить «феерический» успех «Единой России», в некоторых регионах РФ набравшей 146% голосов.

Хоть и кажется всё происходящее чрезмерно серьёзным, грозя преобразить политическую систему всерьёз и надолго, стоит помнить, что такие структуры, как правило, недолговечны. Почему? Объективно, никакой поддержки среди населения, кроме как у самых заядлых «лукашистов», они не имеют и функционируют только как придаток государственного аппарата, который выстроен существующей властью. Ведь нельзя же действительно верить в то, что партия, состоящая из бюрократии и людей, вступивших в неё в принудительном порядке, может стать реальны стержнем страны и ориентиром для комбайнёров, токарей, учителей и студентов.